В поисках равновесия

12 января 2023

Раньше Беларусь стремилась равномерно распределять экспорт по трем направлениям (ЕАЭС, Евросоюз и страны дальней дуги) по «золотой» формуле 30 % — 30% — 30%.  Теперь путь на европейские рынки крайне сложен.

Стоит ли ставить крест на политике многофакторности во внешней торговле? Сможет ли Беларусь найти адекватную замену европейскому и украинскому рынкам? Эти вопросы ведущие программы «Умные люди» на YouTube-канале «Белорусы и рынок» обсудили с экономистом Альбиной СИБИРСКОЙ и профессором, доктором экономических наук Борисом ЖЕЛИБОЙ.

В поисках новых торговых путей

В 2019 году белорусским экспортерам удалось максимально приблизиться к идеальным пропорциям 30 % — 30% — 30%. Но с тех пор внешние условия изменились. Продавать наши товары в ЕС стало сложно. Очень значимый для наших производителей украинский рынок практически потерян. Формула устойчивого равновесия для внешней торговли Беларуси не работает.

Как отметили эксперты программы, статистика фиксирует разворот наших внешнеторговых потоков с Запада на Восток. Особенно прибавила в весе торговля с Россией. Борис Желиба привел такие данные: если раньше товары нашего восточного партнера в структуре белорусского экспорта составляли около 37 %, а в импорте — около 50 %, то сегодня оба показателя перешагнули за отметку 60 %. Эксперт подчеркнул, что «нужно искать новые направления, потому что тотальная зависимость от одного государства никогда не будет нам на пользу».

По мнению Альбины Сибирской, гиперактивная роль России в торговом сотрудничестве с Беларусью — это «временный фактор, пока мы переориентируемся на другие рынки сбыта». В числе перспективных партнеров она назвала азиатские страны, предположив, что продукция белорусского машиностроения, в первую очередь сельхозтехника, могла бы пользоваться спросом в Индии и Пакистане.

Заметно усиливаются позиции Китая. Торговля с КНР в последние годы действительно набирает обороты. Альбина Сибирская обратила внимание на то, что доля Поднебесной во внешнеторговом обороте Беларуси выросла до 18 %. Это второе место после Росси.

Однако есть два фактора, которые работают против наращивания экспортно-импортных потоков. Борис Желиба отметил, что Беларусь нуждается в технологическом оборудовании, поставки которого из стран ЕС и США под большим вопросом в свете действующих санкций. Альтернативным поставщиком мог бы стать Китай, но он сам опасается попасть под вторичные санкции США.

Кроме того, после введенного Евросоюзом запрета на грузоперевозки автотранспортными средствами с регистрацией в Беларуси и России для Китая привлекательность нашей страны как транспортно-логистического центра для дальнейшей транспортировки своих товаров в ЕС несколько потускнела.

К «дальней дуге» относятся также страны Африки. Борис Желиба высказал сомнение, что торговля с этими государствами способна обеспечить существенный прирост белорусского экспорта: они не платежеспособны, их экономики слабы. Положительного эффекта на «дальней дуге» можно было бы достичь за счет продажи калийных удобрений Бразилии, Китаю и Индии, но на этом пути возникли серь­езные препятствия.

Подставить плечо

Спикеры программы считают, что наиболее критичная ситуация складывается с экспортом нефтепродуктов и калийных удобрений. Основная проблема связана с транспортировкой и логистикой поставок.

Беларусь потеряла основных потребителей нефтепродуктов — Украину и страны ЕС.

— Западный вектор заблокирован. Гнать нефтепродукты по трубопроводу, например, в направлении питерских портов — это дорого. Была надежда на порт в Одессе, но военный конфликт в Украине перечеркнул эти планы, — обрисовал ситуацию Борис Желиба.

Для калийных удобрений новые рынки искать не нужно: Индия, Китай и Бразилия по-прежнему готовы покупать нашу продукцию. Но как ее доставить к месту назначения?

Российские порты, в принципе, готовы работать с Беларусью, но на деле для полноценного сотрудничества не хватает портовых мощностей.

— Порт в Мурманске осуществляет перевалку соответствующих сыпучих грузов, но он занят российским «Уралкалием». Предоставит ли нам Россия возможность отгрузить хотя бы миллиона два тонн, тоже вопрос, — проанализировал перспективы Борис Желиба.

Альбина Сибирская дополнила, что второй вариант — порт в Усть-Луге в Ленинградской области — также не в состоянии принять объемы, которые требуются Беларуси. Оба эксперта сошлись во мнении, что нам необходим собственный терминал в России. Планы по его строительству есть, на их реализацию нужны время и ресурсы.

Две стороны одной медали

Несмотря на действие санкций, Беларуси удалось добиться исторически лучшего показателя сальдо внешнеторгового баланса — 2,3 млрд долларов по результатам первого полугодия прошлого года. В правительстве рассматривают такой результат как серьезное достижение и признак устойчивости экономики.

Однако не все так однозначно. Борис Желиба обратил внимание на то, что положительное сальдо сложилось не столько за счет роста экспорта, сколько за счет сокращения импорта. Сокращение вынужденное. Это реакция на санкционное давление, пояснил эксперт. Оно чувствительно бьет по белорусским производителям и негативно отражается на объемах экспорта.

Профессор Желиба вспомнил кейс, связанный с производством мощной карьерной техники. Производители из США и Великобритании отказались поставлять моторы на БелАЗ, и на предприятии большие самосвалы не могут собирать и экспортировать.

Положительное сальдо дает краткосрочный позитивный эффект на валютном рынке. Борис Желиба пояснил: так как «импорт сократился больше, чем экспорт, то на бирже спрос на валюту со стороны наших импортеров снизился. В итоге «пошел процесс укрепления российского рубля, по этой же причине и белорусского». Для экспортеров, которые получают выручку в долларах и евро, укрепление национальной валюты в перспективе не очень-то на руку, особенно на фоне высокой годовой инфляции, 19 %.

Альбина Сибирская дополнила, что от высокой инфляции страдают экономики многих стран. Цены растут повсеместно. Из-за этого растет экспортная выручка в валюте, но что происходит с реальными физическими объемами белорусского экспорта, оценить трудно. Изменение цен на продукцию может маскировать сокращение объемов реализованной продукции. Сделать однозначные выводы сложно, так как детализированные статданные по внешней торговле по-прежнему недоступны. Однако очевидно, что в поисках новой формулы равновесия структура и география экспорта в ближайшие два года будет заметно меняться.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!