Дмитрий СТРАТИЕВСКИЙ: «Северный поток-2» - проект из другой эпохи

04 января 2023
Ольга ШАВЕЛА, «Белорусы и рынок»

Германский истеблишмент не видит возможности возвращения к модели «бизнес прежде всего». У немцев нет предпосылок требовать от своего правительства потепления отношений с Владимиром Путиным, а  «Северный поток-2» безвозвратно ушел в прошлое. Так считает политолог, историк, директор Берлинского Центра изучения Восточной Европы Дмитрий СТРАТИЕВСКИЙ.

Как военные действия в Украине изменили внутреннюю и внешнюю политику Германии?  Об этом политолог рассказал в интервью «Белорусы и рынок».

— Германии нечем заменить российский газ в ближайшей перспективе. Согласны ли вы с мнением, что немецкая экономика пострадает от санкций больше, чем российская в среднесрочной перспективе?

—Я не согласен с тем, что газ из России безальтернативен для Германии даже в ближайшей перспективе, не говоря о средне- и долгосрочной. Безусловно, экономика ФРГ крайне зависима от российских энергоносителей. Вопреки расхожему стереотипу, эта зависимость возникла отнюдь не при Шредере или Меркель. Это наследие еще советско-западногерманских отношений. Можно было бы привести много цифр, иллюстрирующих снижение степени зависимости после февраля 2022 года и уже ощутимые результаты диверсификации, темпы строительства первого германского СПГ-терминала, возводящегося практически круглосуточно.

С другой стороны, можно и задать вопрос, почему строительство этого самого терминала началось лишь в июле 2022 г. и процессам поиска альтернативных источников поставок газа не уделялось должное внимание. Будем говорить прямо: немало флагманов экономики ФРГ, например, BASF, крупнейший в мире химический концерн, давно «сидят» на российской «газовой игле». Им, равно как и части среднего бизнеса, будет непросто. Однако я не вижу смысла проводить параллель между Россией, во многом технологически отсталым, а ныне еще и изолированным государством, ведущим крайне дорогостоящие (во всех смыслах) военные действия, и Германией, имеющей значительные финансовые ресурсы и, что немаловажно, умеющей ими распоряжаться, одного из мировых лидеров в области экспорта высокотехнологичной продукции. Обобщая и огрубляя, не только одна Россия обладает запасами природного газа в объемах, необходимых для функционирования экономики Германии. Это вопрос исключительно времени и денег.

Уже принято решение о выделении 200 млрд евро, гигантской суммы, для создания финансовой «подушки безопасности», смягчения негативного эффекта для населения и предприятий. Компенсационные выплаты населению в связи с повышением расходов на ЖКХ начались в сентябре, причем эти дотации в рамках различных программ получают или получат все: работающие по контракту, предприниматели, пенсионеры, студенты, безработные и другие группы. В настоящий момент реализуется третий пакет поддержки населения в размере 65 млрд евро.

— В некоторых странах ЕС проходят антиправительственные митинги. Насколько хватит терпения у обычного немца, прежде, чем он начнет требовать от политиков улучшения своего экономического состояния за счет потепления отношений Германии с РФ?

— Не вижу причин и предпосылок для таких требований. Товарооборот между Германией и Россией в 2021 году возрос в сравнении с 2020 годом на 34%, что, впрочем, объясняется начавшимся оживлением экономики в связи с ослаблением пандемии COVID-19. Непосредственно импорт из РФ вырос на 54%. Однако практически весь российский импорт был сырьевым: нефть и газ (59% от общего объема), металлы, уголь. В целом, в прошлом году товарооборот с РФ составлял 2,3% от всей внешнеэкономической деятельности ФРГ и неуклонно сокращался и до пандемии. Для сравнения: в 2012 году он составлял 4,1%. Даже если мы оставим за скобками мораль и ценностный аспект,  этого явно недостаточно для того, чтобы жизнь «обычного немца» ухудшилась настолько, что ему пришлось бы требовать «дружеских объятий» с Путиным или хотя бы «нейтралитета» Германии в виде прекращения помощи Украине.

Российский уголь Германия более не закупает, отказ состоялся практически безболезненно. В абсолютных величинах ФРГ была крупнейшим импортером российской нефти в ЕС. Доля России в германском нефтяном импорте составляла в 2016 году 40%, в 2018- — 26%, в 2020-м — 30%. В июле 2022 года доля составила 21%.

Фактически проблемой остается только газ, но в связи с вышеупомянутыми диверсификацией и пакетами помощи населению негативный эффект смягчается. Причем эти пакеты не ограничиваются лишь прямыми финансовыми выплатами. Это и льготные проездные для общественного транспорта, и повышение необлагаемого налогами минимума, и уменьшение налоговой нагрузки с целью понизить цены на топливо на заправках, и создание «потолка» роста цен на электричество и газоснабжение для частных домохозяйств. Речь идет о комплексном подходе. Но у немцев растет страх перед завтрашним днем, дальнейшим ростом цен. В октябре 66% немцев заявили об опасениях в связи с невозможностью оплачивать в будущем счета за свет и отопление. Да, это связано с войной и общим экономическим кризисом, но я не провел бы тут прямую параллель: «улучшение отношений с РФ» равно «окончание кризиса, возвращение к прошлой, более комфортной ситуации».  

—Эпоха особых отношений между Россией и Германией завершилась или на паузе? «Северный поток -2» навсегда «похоронен» или, если изменится политическая ситуация в России, то о проекте снова вспомнят?

— «Северный поток-2» безвозвратно ушел в прошлое. И проблема, конечно же, не только в технических повреждениях. Еще будучи кандидатом в канцлеры в 2021 году Шольц заявил на теледебатах со своим тогдашним основным конкурентом Армином Лашетом (ХДС): в случае эскалации ситуации в Украине со стороны России СП-2 запущен не будет. Несомненно, под «эскалацией» тогда подразумевалось обострение на Донбассе, а не широкомасштабнные военные действия. В нынешней же ситуации, когда весь германский политический истеблишмент, разве что за исключением крайне левого и крайне правого флангов, не видит возможности возвращения к модели «бизнес прежде всего» даже в случае окончания вооруженного противостояния в ближайшее время, и признается в ошибочности своей политики в отношении РФ, ни одно правительство ФРГ не смогло бы дать своему ведомству-регулятору указание оформить разрешение на начало эксплуатации СП-2. Это проект из другой эпохи.

—Повлияют ли военные действия в Украине на изменение двусторонних отношений Германии с другими авторитарными странами в Азии, Африке и на Ближнем Востоке? Будут ли пересматриваться отношения,  или кейс России — это особый случай?

—Если говорить в целом, в Германии действительно происходит (и будет еще более активно происходить в будущем) пересмотр стратегий в отношениях с авторитарными режимами как таковыми. На примере России стало более чем очевидно, что схемы поэтапной демократизации посредством сближения в экономической, культурной, научной и гуманитарной областях не работают. Демонстрация «позитивного примера» ни к чему не привела. Более 100 партнерств между российскими городами-побратимами, бесчисленное количество визитов и совместных проектов, от экономики до молодежного обмена, не смогли остановить войну. В целом, Россия, несомненно, «особый случай». Берлин называли «адвокатом России» на Западе. Много лет практиковалась модель стратегического (при Шредере) или привилегированного (при Меркель) партнерства с Москвой, аналогов которой у ФРГ за пределами западного мира не было. Мы наблюдаем некоторые изменения позиции ФРГ в отношении КНР, о чем свидетельствуют выступления Шольца в ходе его ноябрьского визита в Пекин. Германо-китайские отношения – особый вопрос, так как экономика ФРГ весьма зависима от китайской, намного больше, чем от сырьевой российской. Но я не склонен предполагать, что пересмотр будет проходить по некому одному сценарию. Авторитарные государства весьма различны. 

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!