Читают сейчас

Вячеслав Ходосовский: Не нужно обижаться на время

19 июля 2022
Августина ДЕВЯТОВА, «Белорусы и рынок»

Шеф­-редактору газеты «Белорусы и рынок» Вячеславу Ходосовскому — 75. Патриарх белорусской журналистики, который в 1990 году учредил первую независимую газету и был ее главным редактором до 2015 года, до сих пор в строю.

Он щедро делится своим опытом с новым поколением и до сих пор следит за трендами развития журналистики.

А как все начиналось? В этом интервью Вячеслав Владимирович рассказал о своем детстве в тайге, вспомнил, как  создавалась газета, и сделал прогноз относительно будущего печатных СМИ.

— Вячеслав Владимирович, о вашей жизни практически ничего не известно. Вот, например, где вы родились?

— Родился в глухом уральском поселке для лесозаготовителей и работников приисков. Туда в тридцатые годы прошлого века Сталин сослал из белорусских Ходосовичей семью моего деда. «Раскулачили», как и многие тысячи крестьян, которые не спешили в коллективные хозяйства. Места сурово-красивые: тайга с кедрачами, Уральские горы, мутная от золотомоющих драг речка Койва, в которой пацанами ловили пустыми консервными банками мелочь хариусов.

Но вспоминается чаще не эта милота, а какая-то все затмевающая атмосфера молчаливого страха в семьях — своей и одноклассников. До сих пор в глазах черно-белые фотографии из домашнего альбома: «Мама, а почему у дяди в верхнем ряду голова обрезана?» — «Не спрашивай, потом поймешь…»

Прошлое забывать не стоит в любом случае. Его знание — фундамент для осознания себя причастным к нации и ее особенностям. Это прекрасно, что, например, сегодня люди массово заинтересовались своими родословными. К слову, моя сестра после героически терпеливых поисков в архивах накопала наших предков аж до ХVI века. Первый из упомянутых документально — Сава Черкас-Ходосовский —  получил почетные привилеи из рук королевы ВКЛ Боны Сфорцы. И дальше по судьбам двенадцати — четырнадцати поколений можно изучать историю страны.

— Когда и почему вы заинтересовались журналистикой?

— Наверное, как и у многих школьников в те времена, свою роль сыграл налет романтики вокруг профессии: путешествия, разные страны, все время что-то новое… Наивное детское представление, имеющее мало общего с действительностью.

Конечно, в жизни реализовывались какие-то элементы тех книжных штампов о профессии. Но уже на журфаке начинаешь многое понимать. Самое большое разочарование: что журналистика тех времен практически равнялась пропаганде. Сегодня нередко наблюдается то же самое, хотя и в иных формах. И тут крайне важна медиаграмотность, с которой, как мне кажется, у большой части населения беда.

Мне повезло побывать и даже стажироваться в нескольких крупных редакциях газет в Европе и США. Там кардинально иные подходы к профессии и роли журналистов в обществе. И требования к ним, их подготовке куда выше. К тому же в университетах не тратят время на зазубривание бесконечной ленинской публицистики, а изучают множество полезных дисциплин, которые понадобятся потом в реальной работе. В то время впервые узнать все это было настоящим потрясением.

— Как вам пришла идея основать независимую газету?

— Моя специализация по прежним позициям в редакциях, где довелось работать, — экономика. Правда, в том сов­ковом понимании, которое уже тогда виделось очевидно абсурдным. А на дворе — перестройка и гласность (если кто помнит те термины-погремушки). Можно все. Подумалось, а может, хватит писать о «выканаў — перавыканаў» и мудрых решениях партии. Можно делать что-то реально интересное для себя и для людей, востребованное, актуальное.

Экономика, ее преобразование тогда были в самом центре эмоциональной общественной дискуссии. В обиходе появились такие понятия, как рынок, бизнес, биржи, предпринимательство, реклама и совсем уж невероятное — право. Требовалось как-то разъяснять людям, что рынок и базар не синонимы, а свобода и демократия не бранные слова.

Так определилась основная тема газеты. Естественно, родилось и ее название (изначально — «Белорусский рынок», которое в 2005 году пришлось сменить хоть и на созвучное, но иное).

Газету и предприятие удалось зарегистрировать довольно просто. Случилось все в 1990 году.

Самым сложным было отсутствие опыта решения каких-то формальных и организационных проблем. А их оказалось множество, и совета по их разрешению спросить чаще всего было негде.

«Белорусский рынок» — первое в современной истории Беларуси зарегистрированное независимое общественно-политическое издание. К сожалению, историю белорусских СМИ этого интересного периода так пока никто не написал.

— Была ли у вас команда, когда начинали новый проект? Как нашли средства?

— Команда сложилась позже, постепенно. Концепцию, структуру, принципы редакционной политики делал сам. Это было интересно. Помогали коллеги из РИА «Новости», где тогда еще работал, приглашал сторонних журналистов, друзей.

Самое главное — уже первые годы существования еженедельника подтвердили верность выбранной модели издания, так называемой качественной журналистики. Успешной газету сделали, конечно, интересные и талантливые журналисты, внештатные авторы. Вокруг газеты сформировалось целое сообщество ее сторонников и друзей. Это удивительно интеллектуальные и высокопрофессиональные люди: ученые, юристы, бизнесмены, политики. Принципиально не было среди них только приверженцев «малиновых пиджаков». Понтов не люблю.

О финансах. Это всегда сложно. Но, гласно или негласно, рекламу в независимых СМИ тогда никто не запрещал. Да и продажи тиража выручали. Государство не помогало, но некоторые проблемы можно было решить и с чиновниками. Скажем, дефицитную бумагу на первые номера разрешил выделить для продажи сам тогдашний премьер Вячеслав Кебич. Не было проблем и с типографией.

— Нет ли у вас разочарования в силе СМИ? Насколько вообще СМИ способны менять что­-то в обществе?

— История не закончилась. Я не сторонник убеждения Фрэнсиса Фукуямы о бесспорной глобальной победе либеральных ценностей, но считаю, что при определенных обстоятельствах в Беларуси изменения могут произойти довольно быстро. Жаль только, что не вернуть время.

Конечно, некое чувство разочарования есть. Ведь работали мы много и искренне верили в действенность своего слова и базовых рыночных аргументов. Но, думаю, газета внесла и продолжает вносить свой заметный вклад в формирование современного мышления белорусов и их представления о будущем страны.

Не нужно обижаться на время, которое в чем-то не оправдало твоих ожиданий. Нужно искать и пытаться оправдывать свое предназначение. И журналистика, как мне кажется по прошествии лет, прекрасный путь для такого поиска. И при этом путь не самый скучный.

— Объективная независимая журналистика — это миф? Ведь так или иначе журналист вкладывает в свои пуб­ликации собственные оценки. Как вы понимаете объективность и независимость в журналистике?

— Тут важно не запутаться в дефинициях. СМИ всегда действуют в зоне какой-то законодательной системы, этических и моральных норм. Разумеется, несут ответственность за свои слова. Поэтому не может быть речи о какой-то абстрактной независимости. СМИ и журналисты зависят от своей аудитории, от издателя, наконец. Другое дело, что в демократическом обществе журналист имеет возможность выбрать для работы издание, близкое его взглядам, чтобы не входить в диссонанс с самим собой. У нас же независимость СМИ чаще всего ассоциируется просто с формальным невхождением государства в состав учредителей.

Категория объективности тоже относительная. Сегодня получила распространение так называемая гражданская журналистика, когда каждый имеет возможность выступать где-нибудь в сетях со своим видением информации. Объективность — это точное отображение факта. Это требование профессиональной журналистики. Все остальное — другие жанры, оценочные суждения. И у каждого издания своя политика в этом отношении.

— Каким вы видите будущее печатных газет?

— Современная медиасреда чрезвычайно разнообразна и совершенствуется едва ли не по минутам. Появляются новые форматы, развиваются сетевые технологии, растут скорости передачи информации.

Конкурентны ли в этой гонке принтмедиа? Уверен, они сохранят свои уникальные позиции как центры качественного контента. Вспомним, откуда изначально пошли диджитализация и интерактивность информации. Из редакций печатных СМИ. Появились так называемые конвергентные технологии. Они позволили производить в едином ньюсруме все форматы информационной продукции — от новости, аналитической статьи до сайтов, радио и телевизионных программ, преобразовывая одни и те же журналистские сообщения. Так сегодня работают редакции большинства известных мировых СМИ.

Печатные СМИ сохранятся не потому, что кому-то нравится запах типографской краски. Они отдадут приоритет скорости передачи информации своим электронным версиям, но вопросы анализа и прогноза, глубокого осмысления событий будут превалировать на печатных страницах. И тут нужны будут журналисты с глубочайшими знаниями своей тематики. В этом, на мой взгляд, основная примета профессиональной журналистики.

Я же с большим удовольствием слежу, как по этому пути продвигается моя газета, которой уже больше тридцати лет. В «Белорусы и рынок» по-прежнему есть что почитать, можно побродить по редакционному сайту, посмотреть программы на YouTube. Хочу пожелать коллегам творческого долголетия.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!