Белорусские граффити: от муралов до фуприматизма

07 июля 2022
Марта БУБЛИК, "Белорусы и рынок"

До пандемии Беларусь активно вливалась в мировую движуху стрит­арта. На зданиях в столице и других городах появлялись настоящие шедевры от белорусских и заезжих художников.

Как сегодня обстоят дела с муралами? Стало ли их больше? Труднее ли согласовывать их из-за политической ситуации? Газета «Белорусы и рынок» попыталась найти ответы на эти вопросы.

Комитет архитектуры и градостроительства Минского гор­исполкома по запросу нашей газеты сообщил, что «статистику по размещению произведений монументально-­декоративного искусства не ведет». За «муральными» данными комитет посоветовал обратиться в администрации районов столицы, и мы отправили официальные запросы в администрации всех девяти районов Минска. Ответили только два. В одном письме говорилось: «…сведениями о согласовании новых муралов за прошлые два года не располагаем». И только администрация Первомайского района подошла к запросу ответственно и дала развернутый ответ.

Из письма следует, что в Первомайском районе расположено несколько зданий с муралами, в том числе «Дневная луна» (художник Римон Гимараеш, Бразилия), «Третья сова» (художник Александр Благий, Беларусь) и «Кузьма Чорны» (команда художников Zadelo). За 2020 и 2021 годы новых муралов в районе не появилось, сообщили из администрации. Утвержденного графика создания муралов в районе нет.

Что говорят стрит­-арт­-художники?

Художник Евгений Матюто (Cowek) рассказал, что каждый год расписывается очень много поверхностей как снаружи, так и внутри помещений, больших и малых размеров, простых и сложных рисунков.

— Сезон-2022 только начинается, и, учитывая сложившуюся обстановку в мире, пока трудно сказать, как он пройдет. Но я уверен, что новые муралы будут, — сказал художник. Последние несколько лет он не занимался согласованием рисунков, а выступал исполнителем и создателем эскизов.

По словам художника Евгения Сосюры (Mutus), муралов стали меньше заказывать из-за того, что сократилось количество фестивалей уличного искусства.

— Сложнее ли стало согласовывать — трудно сказать, так как лично я не согласовываю эскизы. Конкретно в моей практике в этом плане сложностей не возникало, но и рисунки у меня не такие, чтоб их было трудно утвердить, — поделился мнением Евгений Сосюра.

Что касается влияния экономической ситуации на творчество, то художник отметил рост цен на краски.

В то же время художник-граффитист из Бобруйска Леонид Нифедов рассказал, что за последние два года сделал шесть муралов — один в России и пять в Беларуси: в Бобруйске, Могилеве и поселке Заостровечье Минской области. Рисунки на фасадах заказывают частные компании и государственные организации. Заказчики подбирают площадку, занимаются согласованием, художник выступает лишь исполнителем. В этом году Леонид Нифедов собирается принять участие в стрит-арт-мероприятии.

— Каждый год в начале лета в Могилеве проходит фестиваль. Организаторы предоставляют площадку и материалы, художник может реализовать свой собственный проект. Раньше я не участвовал в фес­тивале, потому что просто не знал о его существовании, но в этом году собираюсь приехать.

Леонид также отметил, что в последнее время заметно подорожали краски.

— Пока непонятно, будут ли их дальше ввозить в Беларусь из-за санкций. Однако приспособиться можно будет в любом случае. Некоторые работы можно делать обычными строительными красками.

По наблюдениям художника Ильи Трусковского, количество стрит-арта в Беларуси осталось на прежнем уровне.

— Каких-то частных инициатив и фестивалей определенно меньше, зато государство по-прежнему поддерживает молодых художников. Когда начинается сезон для работы на улице, сразу поступают предложения по росписи в больших объемах, например гаражные массивы за МКАД. Площадь мурала может превышать 500 кв. м. Инициативу проявляет БРСМ и районные администрации. Также большое участие в художественной жизни города принимает Белорусская государственная академия искусств. Каждое лето и осень студенты БГАИ участвуют в студотрядах и в сотрудничестве с Минскэнерго и Мингазом создают муралы по всему Минску. Академия искусств каждый год организовывает студентов на росписи, и я лично принимаю участие в таких проектах уже несколько лет подряд. Еще у меня есть частные заказы на росписи, но это уже не уличное искусство, а росписи интерьера, — рассказал художник.

По его словам, муралы согласовывать не так уж сложно.

— Тема обычно задается, а художественное решение — полностью инициатива художника. Если эскиз сделан качественно, то, как правило, утверждается быстро.

Корреспондент газеты поговорил еще с тремя стрит-арт-художниками, которые пожелали остаться неназванными. Один рассказал, что в целом активность в этом виде искусства спала. Другой перестал заниматься муралами, потому что объем работы большой, а заказчики платят мало. Третий коротко отрезал: «Cейчас не до граффити». Имел ли он в виду политическую ситуацию внутри страны, войну в Украине, задержание уличного художника, координатора арт-проекта SIGNAL Олега Ларичева или все вместе, осталось неясно.

Фуприматизм (ЖЭС-­арт)

Ситуация с муралами в белорусских городах неоднозначная: одни считают, что направление развивается, как и раньше, другие говорят о спаде. А вот чего действительно стало больше во всех городах Беларуси, так это работ в стиле фуприматизм — он же ЖЭС-арт. С этим видом «искусства» знаком каждый белорус: все видели квадратики и прямоугольники на стенах зданий — граффити, закрашенные коммунальными службами.

                                       

Максим Швед — эксперт по «творчеству» белорусских коммунальных служб. С 2010 года он фотографирует и коллекционирует «шедевры» белорусского фуприматизма и даже снял об этом фильм. Как изме­нился белорусский фуарт в последние годы?

— Жэс-арта за последние годы стало больше, он стал остросоциальным. Связано это прежде всего с событиями 2020 года. Если раньше на стенах домов появлялись просто тэги и их закрашивали, то с 2020 года закрашивать стали политические высказывания. Делалось это в экстренном порядке, коммунальщики не попадали в цвет, работали абы как, лишь бы закрасить. Поэтому под краской часто все еще можно увидеть оригинальные надписи и рисунки. Стало больше ЖЭС-арта, и, к сожалению, стало больше административных и уголовных дел в отношении людей, наносивших надписи.

Максим объяснил, что фуприматизм раскрывает взаимодействие коммунальщиков, госсферы и свободных художников, а последние два года — новый виток в феномене белорусского ЖЭС-арта.

— Раньше надписи закрашивали только коммунальщики: делали это по приказу, а не по зову души. Однако затем подключились новые акторы, называющие себя «ябатьками», они стали закрашивать граффити по своей воле и инициативе. В каком-то роде фуприматизм — это воплощение идей Малевича о том, что каждый может стать художником.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!