Читают сейчас

Катерина БОРНУКОВА: Экспортная формула Беларуси изменится кардинально

27 июня 2022
Дмитрий ЗАЯЦ, "Белорусы и рынок"

Согласно оценке правительства, около 20 % экономики почувствовало прямое влияние западных санкций, а косвенное затронуло всю страну. В какой мере наша экономика сможет адаптироваться к новой реальности?

Удастся ли Беларуси обходить западные ограничения и как новые условия хозяйствования повлияют на работу предприятий? 

Эти и другие вопросы газета «Белорусы и рынок» обсудила с академическим директором BEROC Катериной БОРНУКОВОЙ.

— Правительство видит риски сокращения экспортной выручки на 14 млрд долларов из-за санкций. Это почти эквивалентно прошлогодней величине белорусского экспорта в ЕС и Украину. Ожидаете ли вы, что экспорт Беларуси в Украину и в западные страны в обозримом будущем полностью обнулится?

— Действительно, мы видим, что из-за военных действий в Украине белорусский экспорт в южном направлении стал исчезать. Что касается поставок в страны ЕС, то в І квартале драматичного сокращения экспорта белорусских товаров не произошло, так как можно было работать по старым контрактам.

Однако в июне санкции ЕС усилились. И, вероятно, это будет иметь болезненные последствия. Полностью поставки белорусских товаров на западные рынки не обнулятся, но, по нашим предварительным оценкам, речь может идти о сокращении белорусского экспорта в ЕС на 70 %.

— В условиях жестких западных санкций Беларусь (наряду с Россией) сократила объем публикуемой статистической и финансовой информации. Для чего, на ваш взгляд, это было сделано?

— Наверное, причин несколько. Во-первых, раскрытие всей статистической и финансовой информации может усилить негативные ожидания, а те, в свою очередь, еще больше углубят кризисные явления в экономике. Во-вторых, дозирование публикуемой информации, наверное, было необходимо и для того, чтобы у предприятий было больше возможностей обходить санкции.

— На ваш взгляд, насколько реально Беларуси их обойти?

— Попытки такие наверняка будут предприниматься, и соответствующие схемы по экономическим причинам могут прорабатываться. Возможно, некоторые такие схемы окажутся даже успешными.

Однако попытки обойти санкции вряд ли произведут большой эффект, например измеряемый в миллиардах долларов. Ведь в ЕС компаниям, которые будут участвовать в антисанкционных схемах, может грозить серьезное наказание, вплоть до уголовного.

— Правительство ставит задачу на 40 % увеличить экспорт в Россию и более чем в два раза поставки в Китай. Как вы считаете, удастся ли Беларуси полностью компенсировать потери экспортной выручки, которые возникнут из-за западных ограничений?

— Наверняка вырастут поставки белорусского продовольствия в Россию, вероятно, увеличится экспорт продукции военно-промышленного комплекса. Но многие подсанционные товары, которые Беларусь ранее поставляла в том числе на Запад, российскому рынку не очень нужны. Нефтепродукты, калийные удобрения, продукция деревообработки — эти товары российские предприятия сами производят в больших объемах.

Да, из-за западных санкций Россия сейчас заинтересована в высокотехнологичном импорте. Но экономика не компью­терная игра. В реальной жизни нельзя сегодня торговать нефтепродуктами, а завтра из-за изменившейся конъюнктуры чипами. Для изменения товарной структуры экспорта необходимо большое время и значительные инвестиции.

Поэтому из-за жестких западных санкций и утраты украинского рынка экспортная выручка, как и вся белорусская экономика, в 2022 году почти неизбежно сократится. При этом, разумеется, белорусское правительство прилагает все усилия, чтобы это падение не было катастрофическим, и поэтому существуют планы увеличения поставок товаров как в Россию, так и в Китай.

— До 2020 года правительство декларировало экспортную формулу, суть которой сводилась к тому, что треть экспортных товаров должна была продаваться в ЕАЭС, треть — в ЕС и треть — в так называемые страны дальней дуги. Какой теперь будет экспортная формула Беларуси?

— Объективно у белорусских предприятий раньше не было большой мотивации увеличивать экспорт в страны дальней дуги, то есть на азиатские, африканские, латиноамериканские рынки. Европейский и украинский рынки были для Беларуси гораздо ближе и понятнее, чем страны дальнего зарубежья. Поэтому хоть и декларировалась формула «треть-треть-треть», но реально треть белорусского экспорта в страны дальней дуги никогда не уходила. До 2021 года подавляющее большинство белорусских товаров продавалось в Россию, ЕС и Украину.

Сейчас санкции многое меняют, и поэтому экспортная формула Беларуси, конечно, существенно изменится. В географической структуре экспортной корзины будет расти доля России, Китая и других политически дружественных Беларуси стран.

— Поскольку полностью нейтрализовать эффект санкций, вероятно, не удастся, Евразийский банк развития ожидает, что ВВП Беларуси в 2022 году сократится на 6,5 %, в 2023-м — на 3 %. Есть ли у исследовательской команды вашего центра консенсус-прогноз по экономике Беларуси?

— По нашим оценкам, из-за жестких экономических санкций со стороны Запада, а также в связи с утратой украинского рынка белорусская экономика может сократиться на 10 %. Наша оценка в целом совпадает с прогнозом ЕАБР, который предполагает аналогичное сжатие ВВП Беларуси, но только за 2022–2023 годы.

Каким будет эффект для экономики из-за того, что западные страны начинают отказываться поставлять высокотехнологичные промышленные товары на рынки Беларуси и России, пока предсказать трудно.

— Как, на ваш взгляд, на изменение макроэкономической конъюнктуры в 2022 году отреагируют частный бизнес и государственные предприятия?

— Судя по статистике, многие предприятия, независимо от формы собственности, находятся в инвестиционной депрессии и заметно сократили инвестиции в основной капитал. Такая ситуация снижает и возможности для будущего экономического роста, и способность к трансформации с учетом новой реальности.

Точечно, наверное, частный бизнес будет находить новые возможности для развития, если бизнес-модель ориентирована на импортозамещение или на увеличение экспорта в Россию. Но в целом для частного сектора сейчас трудные времена.

В чем-то похожая ситуация и в госсекторе: одни в большей мере смогут адаптироваться к новой реальности, а другим будет весьма нелегко. Мы уже видим снижение зарплат в подсанкционных отраслях экономики и готовность правительства увеличить размеры господдержки предприятиям. Для чего? В первую очередь для того, чтобы поддерживать занятость в госсекторе на высоком уровне.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!