Кристофер ХАРТВЕЛЛ: Компании будут больше опасаться политических рисков

06 мая 2022
Ольга ШАВЕЛА, «Белорусы и рынок»

Военные действия в Украине приведут к тому, что сотрудничество с авторитарными странами станет менее востребованным.

Такое мнение высказал профессор международной бизнес­политики, руководитель Международного института менеджмента (ZHAW, Цюрих) Кристофер ХАРТВЕЛЛ в интервью газете «Белорусы и рынок».

Каких еще изменений стоит ожидать и почему ЕС не отказывается от российских энергоресурсов?

— Украина призывает ЕС отказаться от покупки российских энергоносителей. Венгрия, Германия и Австрия выступают против такой меры. Какие выводы можно сделать о ценностях ЕС и взаимодействии стран Евросоюза? В целом, что показывает война в Украине с точки зрения функциональности институтов и международного сотрудничества?

— ЕС — это многогранное существо, оно лучше всего работает, когда объединено вокруг дела, в которое все верят. И самым ярким примером этого был общий рынок. Но в вопросах внешней политики ЕС никогда не был единым, именно поэтому нет общей политики безопасности, а внешняя политика определяется государствами-членами.

К сожалению, Германия придерживается странной оценки своих отношений с Россией, и это отношение только начинает медленно меняться, а пророссийские элементы в правительствах Австрии и Венгрии могут помешать проведению перемен. Для таких серьезных решений, как отказ от российской энергии, эти страны должны действительно убедиться в своих преимуществах, как Литва и Эстония.

Как институт, ЕС не может провести изменения вместо своих стран-членов, и там, где есть разногласия, скорее всего, произойдет сбой в функциональности. Однако, обратите внимание, в то время, когда возникают эти проблемы, отдельные государства-члены, включая Германию, отправляют тонны оружия и оборудования в Украину.

— Известно, что в некоторых европейских странах проходят акции протеста из-за роста цен на топливо. Заставят ли избиратели своих лидеров пойти на уступки и заморозить или отменить некоторые санкции против России?

— Еще более активные протесты происходят из-за того, что санкции недостаточно жесткие, поэтому, думаю, ситуация определенно будет складываться в сторону усиления санкций против России. Кроме того, большая часть энергетического вопроса обусловлена либо печатанием денег и реакцией на COVID, либо жесткими внутренними правилами. Существует немало способов, которыми такие страны, как Германия, могут заменить немецкий газ, — включая атомную энергетику и закупки в США. Альтернативы есть.

— Каким вы видите дальнейшее экономическое развитие России и Беларуси?

— Это полностью зависит от того, как будет развиваться военное вторжение. Первому вторжению России в Украину в 2014 году и западным санкциям предшествовал ее экономический упадок, поскольку авторитарное правление уже сконцентрировало экономику страны в огромных государственных и квазигосударственных компаниях. Российская экономика находилась в упадке, в стагнации, и даже перспективные отрасли были отягощены нормативными актами и политическим вмешательством.

В России необходимо пересмотреть модель кумовства и высвободить российский предпринимательский дух для торговли, а не для войны. При другом правительстве российская экономика сможет раскрыть свой потенциал.

Беларусь находится в том же положении: без радикальных изменений в ее утяжеленном сверху, советском стиле планирования, и прежде всего без реформы сектора государственных предприятий не может быть никаких позитивных изменений.

— Каких изменений можно ждать от мировой экономики в связи с вой­ной в Украине?

— Хороший вопрос. Думаю, что война ускорит тенденции, которые мы уже наблюдали во время пандемии COVID, а именно локализация и отсоединение от глобальных цепочек поставок в отношении продуктов питания станут более распространенными. Это не означает очередную волну деглобализации, поскольку, на мой взгляд, компании, стремящиеся к получению прибыли, всегда будут стараться расширять свою деятельность за рубежом и использовать преимущества международной диверсификации. Но я считаю, что сейчас больше осознается политический риск, и в местные цепочки поставок будут встраиваться излишки, которых раньше, возможно, не было.

Думаю, что может произойти изменение и в том, как страны ведут дела с автократами. «Северный поток — 2» всегда был политическим проектом, но немецкие лидеры все равно шли вперед. В будущем будет меньше желания иметь дело с авторитарными странами — просто потому, что политический риск сейчас так высок.

В целом, однако, на мировую экономику действуют и другие факторы, включая ужасную политику стимулирования, принятую во время локдауна, и массовое печатание денег для покрытия этих программ. Данный фактор будет иметь большее значение в краткосрочной перспективе. В долгосрочной же перспективе нынешние действия России повысят политический риск для развивающихся рынков, что повредит развитию.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!