Малый и средний бизнес — в страхе и неопределенности

01 апреля 2022
Юрий ДУБИНА, "Белорусы и рынок"

Как белорусские предприниматели реагируют на новые вызовы и проблемы?

С этим вопросом газета «Белорусы и рынок» обратилась к лидерам бизнес-­союзов. 

Виктор МАРГЕЛОВ, сопредседатель Минского столичного союза предпринимателей и нанимателей:

— Быстрее всех изменения ощутил бизнес, который работает с Европой (с США работают единицы) и связанный с теми, кто работает с Европой (поставки, платежи). Цепочка негативных явлений выглядит так: невозможность поставить, невозможность оплатить, невозможность привезти.

С Россией бизнес испытывал проблемы первые три дня войны. Когда курс доллара скакнул, многие отгрузки остановились — в России не знали, что делать. Сейчас таких проблем нет: цены подняли, но все работают.

Наиболее острые проблемы сегодня стоят перед производственными предприятиями, которые испытывают дефицит снабжения. У многих предприятий есть проблема критического импорта, назовем ее «гайка № 22», которую нужно привезти именно с Запада, потому что в Беларуси и России ее не производят, а поставщики ее не отпускают. Таких проблем очень много, их сейчас пытаются решать. Но, понятно, что не исключены остановки конвейеров для перестройки цепочек поставок. Причем очень крупных белорусских предприятий.

Заводы пока работают, у всех остальных — у кого-то падение, у кого-то перераспределение выручки. Например, одни поставщики косметики увеличили выручку, потому что их конкурентам не дали продукцию. Спрос есть — народ переключился на них.

Резко увеличился спрос на фотографии для виз.

У каждого свои проблемы. Вторичные услуги, особенно ориентированные на внутренний рынок, более инерционны и меньше подвержены колебаниям.

Малый и средний бизнес живет в страхе и неопределенности. При этом мало кто готов к активным действиям, большинство ждет, что ситуация сама рассосется. Санкции вводятся практически каждый день, ситуация меняется очень быстро, поэтому люди не торопятся принимать решения. Но скоро это придется делать: кто-то вынужден будет закрыться, кто-то будет перепрофилироваться. По слухам, сейчас активно закрываются предприятия общепита, в том числе и в столице, — не из-за санкций, а из-за совокупности проблем.

— То есть малый и средний бизнес не спешит искать замену позициям, которые оказались под санкциями?

— Нет, еще не спешит. Вроде бы премьер-министры договорились, что белорусско-российскую границу можно пересекать на микроавтобусе, — тогда появится больше возможностей.

Обсуждаются варианты действий и на европейском направлении, конечно. На той стороне бизнес разделился практически поровну: есть те, кто по идейным соображениям не хочет работать с Беларусью и Россией, а есть те, кто очень даже хочет и ищет варианты продолжения работы. Таких довольно много — можно сказать, больше половины.

— А запрет для физических лиц на покупку валюты на бирже как-то отразился на бизнесе, прежде всего малом?

— Сейчас наблюдается ажиотажный всплеск спроса на валюту. Причем он заметен не столько на нашей бирже, сколько исходит от Москвы. Мы очень жестко привязаны экспортом к России (почти 60 % экспорта идет туда), российский рубль упал — нам, соответственно, нужно срочно опускать белорусский рубль. Кстати, свои национальные валюты ослабили и Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, на 20–40 %. Мы можем ослабить белорусский рубль немного сильнее. Российский рубль уже потихоньку возвращает свои позиции (первый шок прошел), курс доллара может вернуться к 100 рублям — соответственно, и белорусский рубль через такую конвертацию стабилизируется. Поэтому сейчас физическим лицам хватать валюту — серьезное кидалово, большого греха нет, что им не продают валюту.

Ситуация сегодня и через две-три недели или через месяц-два — это совершенно разные картины.

Сергей БАЛЫКИН, председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства:

— Существенно ничего не изменилось, во всяком случае пока. Но определенные тревожные звоночки есть.

Основную проблему для нашего малого бизнеса представляют не западные санкции, отнюдь нет. Намного более негативное влияние на малый и средний бизнес Беларуси оказывают внутренние решения. И фактический запрет на использование упрощенной системы налого­обложения индивидуальными предпринимателями, и повышение ставки при УСН для юрлиц, и повышение ставок при уплате единого налога, и возможность повышения ставки налога на прибыль — множество подобных решений пришлись совершенно не ко двору.

Понятно, что начавшаяся «спецоперация» в Украине ничего хорошего не добавила. Есть проблема доставки грузов из Украины, невозможно проводить взаиморасчеты с украинскими контрагентами, появились проблемы с проведением расчетов с заграницей, с дальним зарубежьем, проблемы с поставкой туда и получением грузов оттуда.

Есть проблемы и с Российской Федерацией. Пока есть запасы и сырья, и товаров, бизнес держится. Если военная операция затянется, а связанные с войной санкции будут продлены на долгий срок, это, безусловно, негативно скажется на малом и среднем бизнесе.

Понятно, что у малого и среднего бизнеса подкожный жирок, или подушка безопасности, поменьше, поэтому ему придется труднее. С одной стороны. А с другой — именно малые и средние предприятия, индивидуальные предприниматели могут более гибко реагировать на изменяющуюся конъюнктуру и вообще на ситуацию, в том числе связанную с провозом товаров и взаиморасчетами. Из-за того, что в малый бизнес втянуты непосредственно собственники и человеческие контакты между представителями малого и среднего бизнеса плотнее, то решать многие проблемы малому бизнесу будет проще. На неформальном уровне. Это связано и с различными вариантами поставок, и с различными вариантами оплаты — найти возможности для работы, даже в непростых условиях, малым предпринимателям будет проще.

Понятно, что негативные последствия коснутся прежде всего туристической отрасли: ни мы не можем никуда летать, ни к нам никто особо не летает. Но из-за ковидных ограничений такая ситуация сложилась не сегодня. Прежде всего будет страдать HoReCa(хорека) (отели, рестораны, казино) и индустрия развлечений. Но вместе с тем те, кто сможет найти новые ниши, новые возможности, сможет в этой ситуации заработать: это и мелкие торговцы, которые смогут восполнить дефицит и привезти по не совсем официальным каналам, это и некоторые виды услуг. Даже во время чумы кто-то умудряется заработать, прежде всего поставщики ритуальных услуг.

С большой вероятностью мы возвращаемся в 90-е, а может быть, даже в 20-е годы прошлого века. Это время больших потрясений, но и время определенных возможностей.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!