Читают сейчас

«Короли подземелья». Как Путин «газифицировал» Европу

07 июля 2022
Вадим СЕХОВИЧ, "Белорусы и рынок"

В 2011 году, завершив сделку по покупке стопроцентной доли в «Белтрансгазе», «Газпром» стал собственником местной сети подземных газохранилищ (ПХГ).

В нее вошли три объекта — Прибугское, Осиповичское и Мозырское хранилища с суммарной мощностью активного хранения около 1 млрд кубометров. На сегодняшний день это крупнейший актив «Газпрома» в данном сегменте на территории бывшего СССР. Кроме того, россияне являются владельцами ПХГ в армянском Абовяне.

В Западной Европе, как и в Беларуси, за эти годы ПХГ стали одним из важнейших инструментов увеличения влияния «Газпрома».

До 2002 года в полной или частичной собственности «Газпрома» за границей находились три ПХГ — в Латвии, Армении и Германии (ПХГ «Реден» — через совместное предприятие Wingas). Плюс российский поставщик арендовал часть хранилищ в Германии и Австрии, а в 2005–2006 годах получил на несколько лет 75 % мощностей ПХГ «Хамбли Гроув» в Великобритании.

Все начало меняться в середине 2000-х, когда «Газпром» в соответствии с новой стратегией развернул активную деятельность по приобретению и расширению действующих и строительству новых хранилищ природного газа.

«Расширение деятельности по подземному хранению за рубежом необходимо для обеспечения гибкого режима поставок газа, оно способствует увеличению их объемов по краткосрочным и среднесрочным договорам и в конечном счете обеспечивает «Газпрому» конкурентное преимущество» — так формулировалась стратегия компании в отчете за 2006 год. Конечной задачей было поставлено достижение активной емкости не менее 5 % от годового экспорта с упором на «инфраструктурные объекты с долевой собственностью Группы «Газпром».

Надо сказать, к 2022 году «Газпром» был близок к решению поставленной задачи. Если в середине 2000-х совокупные активные запасы газа, которые в сезон перекачивались потребителям из западноевропейских хранилищ, не превышали 1,5 млрд куб. м, то емкость своих и законтрактованных хранилищ в сезон 2020/2021 перевалила за 10 млрд куб. м и продолжала наращиваться.

Как же рос в этом направлении «Газпром»?

В 2005–2011 годах вместе со своей дочерней компанией Wingas и немецким угольным концерном RAG «Газпром» ввел в эксплуатацию несколько очередей крупнейшего ПХГ в Австрии — «Хайдах» (2,8 млрд куб. м).

В 2009 году «Газпром» создал совместную компанию с третьим по размерам немецким газовым дистрибьютором VNG для эксплуатации ПХГ «Катарина». Само по себе оно относительно небольшое по емкости (около 630 млн куб. м), но важное с точки зрения прокачки газа из «Северного потока» на континент. Вывести хранилище на проектную мощность партнеры планировали в 2025 году.

В том же году началась реализация еще двух проектов, которые были запущены уже в 2011-м и 2014-м. Один из них — ПХГ «Банатский двор» на территории Сербии, мощности которого (450 млн куб. м с возможностью расширения до 800 млн кубов) используются для поставок газа в направлении Венгрии, Сербии и Боснии и Герцеговины. Второй — ПХГ «Бергермеер» на территории Нидерландов, в котором доступ для газа «Газпрома» составлял 1,9 млрд кубометров.

В 2013 году вместе с новыми партнерами (британско-нидерландской BP и датской Dong Energy) «Газпром» запустил газохранилище «Этцель» в Нижней Саксонии. По проекту его мощности к 2028 году должны были достичь 1 млрд кубометров.

Но рывок в нише, обеспечивший взлет с 0,8 до 6 % на рынке подземного хранения газа 28 стран ЕС, произошел в результате установления в 2015 году полного контроля над немецкой компанией Wingas. «Газпром» стал собственником принадлежащего ей крупнейшего в Германии и одного из крупнейших в Европе ПХГ «Реден» (4,2 млрд куб. м), а также ПХГ «Йемгум» (1 млрд куб. м) и доли Wingas в «Хайдах».

В 2016 году «Газпром» достроил ПХГ «Дамборжице» в Чехии (более 450 млн кубометров) и до середины 2021 года имел контракты на хранение газа на объектах в Австрии, Венгрии и Словакии.

Запоздалое прозрение Европы

Следуя стратегии по наращиванию добычи, созданию новых каналов доставки ресурса в Европу, приобретению там дистрибьюторских компаний и мощностей по хранению, внедрению системы долгосрочных контрактов, «Газпром» за тридцать лет довел свою долю на европейском газовом рынке с 25 % в 2003 году до 32,2 % в 2020-м.

Власти Евросоюза, прямо скажем, максимально способствовали тому, что газ из России превратился в инструмент влияния посильнее танков и пушек. За этот период они либерализовали газовые отношения, пошли в рамках антипарникового «Зеленого курса» на сокращение использования угля и сделали серьезные корректировки в программах развития атомной энергетики. В частности, в 2016 году вступило в силу Парижское соглашение по сдерживанию роста средней температуры на планете, что в межтопливной борьбе с углем значительно повысило конкурентоспособность газа, у которого «углеродный след» в два раза ниже.

При этом в самой Европе газодобыча из-за удорожания процесса и истощения запасов значительно сократилась. Если в 2005 году при потреблении газа 590,5 млрд кубов в год совокупная добыча этого ресурса на территории и в водах европейских стран составляла 317,2 млрд кубов, то в 2020-м при уровне потребления 544 млрд куб. м она снизилась до 218 млрд кубометров.

Недостающие объемы заполнил «Газпром» — в первую очередь благодаря своей агрессивной и продуманной политике. Среди крупных экспортеров в этом периоде появились США и Азербайджан, вытеснившие с европейского направления Ливию. Заработали на рынок Европы крупные международные СПГ-проекты в Сибири и на Дальнем Востоке, в основных из которых («Сахалин-1» и «Сахалин-2») присутствует все тот же «Газпром». Из европейских производителей резко упали объемы добычи в Нидерландах, а также произошло уменьшение предложения от Великобритании.

Собственно, Европа сама профинансировала (особенно на первом этапе) превращение «Газпрома» в ведущего поставщика газа на свой рынок и в качестве получения гарантий по выданным ему миллиардным займам и кредитам сама себя закабалила долгосрочными контрактами на поставку российского газа. Например, в 2006 году были заключены контракты с «Газпромом» на поставку газа французской Gaz de France до 2031 года, немецкой E.ON Ruhrgas и итальянской ENI до 2035-го и чешской RWE Transgaz до 2036 года. Контракты были обставлены многочисленными условиями, препятствующими их одностороннему прекращению. Существенное падение мировых цен на газ и другие энергоносители во второй половине 2010-х указало на недальновидность подобных решений, но прозрение наступило только с начала военной операции России в Украине.

Крупнейшие поставщики природного газа на рынок Европы в 2010 и 2020 гг. (по данным «Газпрома»)

Поставщик

Объем поставок
в 2010 г., млрд куб. м

Объем поставок
в 2020 г., млрд куб. м

Экспортеры

«Газпром» (по долгосрочным контрактам)

138,6

174,9

Алжир (включая СПГ)

57,3

36,6

Ливия (включая СПГ)

10,3

Катар

32,9

30,6

Нигерия

13,5

14,8

США

25,8

Азербайджан

11,9

Поставки СПГ с российских проектов

18,6

Поставки европейских
производителей
(включая СПГ)

Норвегия

115,4

121,8

Нидерланды

76,5

21,6

Великобритания

64,5

42,7

Всего

609,8

544,0

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!