Белорусский рынок M&A: кто что купил в 2022 году

24 января 2023
"Белорусы и рынок"

Несмотря на ухудшение макроэкономической ситуации и введение ограничений на куплю-продажу ряда активов, коллапса на белорусском рынке слияний и поглощений (M&A) в 2022 году не случилось, как это виделось в первой половине года. Вместе с тем оцифровать рынок оказалось проблематично, поскольку многие инвесторы старались не афишировать сделки. Тем не менее некоторая информация стала публичной, что позволяет говорить об определенных тенденциях в секторе M&A.

Кто и что продавал-покупал

Британская онлайн-платформа по продаже модной одежды премиум-брендов Farfetch купила белорусский стартап Wannaby, который разработал технологию для виртуальной примерки обуви, аксессуаров и косметики. Сумма сделки составила 29,4 млн долларов, из которых 24,5 млн Farfetch заплатил наличными, а 4,9 млн — акциями. Новый владелец Wannaby, закрыв сделку по его приобретению, практически сразу же приступил к ликвидации юрлица в Беларуси, поскольку большинство сотрудников уже релоцировались в Польшу, Литву и на Кипр,  пишет ilex.by.

Российский холдинг Vk потратил до 241 млн российских рублей на приобретение белорусского разработчика и издателя мобильных игр Mamboo Games. Из данной суммы Vk заплатил наличными 168 млн рублей, оставшиеся 34 млн были засчитаны в счет погашения конвертируемой задолженности Mamboo Games перед Vk. Кроме того, Vk имеет отложенные платежи перед владельцами Mamboo Games в размере 39 млн рублей.

Wargaming Group после начала военных действий в Украине заявила о нежелании связывать бизнес с Россией и Беларусью. Поэтому основным владельцем их белорусских («Гейм стрим») и российских («Леста») структур стал Малик Хатажаев, российский бизнесмен и топ-менеджер WG, основатель «Лесты». В минском офисе «Лесты» сейчас работают 530 человек, рассказали dev.by в компании. Из них 470 сотрудников перешли в «Лесту» из Wargaming и ещё около 60 были наняты. Нынешний штат — это примерно 25% от того, что было до разделения Wargaming.

Норвежская Adevinta также заявила об уходе с белорусского рынка и передала свою площадку по размещению онлайн-объявлений в Беларуси «Куфар» «местной управленческой команде».

IT-холдинг с российскими корнями Softline приобрел пакет акций белорусского разработчика ПО для финансового сектора SoftClub у фонда прямых инвестиций Зубр Капитал. После этого Softline сможет увеличить свою работоспособность за счет 950 белорусских инженеров.

Консолидация в 2022 году наблюдалась и в телеком-индустрии Беларуси.

Турецкая группа Turkcell выкупила оставшийся пакет акций в ЗАО «БеСТ», которое управляет мобильным оператором life:).  20% акций, принадлежавших Госкомимуществу Беларуси, обошлись турецким инвесторам в 1165,66 доллара. Вместе с тем Turkcell имеет договоренности с властями Беларуси, согласно которым они обязаны в 2022–2032 годах вложить не менее 100 млн долларов в развитие телекоммуникационной инфраструктуры, а также выплатить Беларуси еще 100 млн долларов за счет перечисления не менее 50% годовой чистой прибыли «БеСТа». Если прибыли не хватит, то Turkcell обязалась единовременно выплатить остаток в конце истечения срока соглашения. До сих пор третий по величине мобильный оператор Беларуси работал в убыток.

Компания A1 присоединила клиентскую базу брестских операторов «Элсат», «Элсат ТВ» и «Элнет». Кроме того, было объявлено об объединении активов двух хостинг-провайдеров – HostFly.by купил «Хостинг Партнер».

В апреле прошлого года сменился состав акционеров у «Статусбанка», который находился под контролем «Евроторга». Новым владельцем указан Александр Раковец. Он много лет управлял Банком Москва-Минск.

Гродненская обувная фабрика «Неман», финансовое и техническое состояние которой оставляло желать лучшего, перешла под управление белорусско-российского «Белвеста». Редкий случай в Беларуси, когда частный бизнес взял на себя ответственность за развитие госпредприятия. При этом гродненские власти оптимизировали территорию фабрики, сняв нагрузку в виде социальной инфраструктуры.  «Белвест» таким образом расширил производственные мощности и определенную часть ассортимента, например, детскую обувь, уже отшивает в Гродно.

Группа компаний Romax (владелец сети дискаунтеров «Остров чистоты и вкуса») приобрела аптеки группы «Белфарм», одного из первых частных операторов оптового и розничного фармацевтического рынка Беларуси. В этой сделке сошлись интересы обеих сторон. Продавец избавился от долговых обязательств, а покупатель расширил свою аптечное направление на несколько десятков розничных точек.

В конце 2022 года было объявлено о заключении крупной сделки на рынке продуктовой торговли. «Виталюр» передает в управление «Санте» свои магазины.

Нашла нового хозяина и гостиница в центре Минска, которую из-за долгов и споров друг с другом не смогли содержать застройщики из России и Беларуси. На аукционе отель, который первоначально должен был работать по французской франшизе Mercure, продали за 11,9 млн долларов владельцам сети «Корона» и минской табачной фабрики Павлу Топузидису и Виктору Петровичу.

Какие тенденции прослеживались

По словам участников рынка, количество сделок слияний и поглощений в 2022 году было ниже среднего показателя прошлых лет. Вместе с тем сохранилась характерная структура, при которой основное количество сделок формируется внутри страны локальным бизнесом. Это сектора недвижимости, розничной торговли, финансов и телекоммуникаций.

Вместе с тем ситуация осложнилась тем, что в ряде случаев инвесторы не раскрывали не только стоимость сделки, как это было ранее, но и сам факт того, что она состоялась. Часть сделок белорусские бизнесмены совершали за пределами Беларуси.

Ассоциированный партнер консалтинговой компании Civitta Семен Злобич отметил, что в 2022 году европейский рынок «довольно предвзято» относился к белорусским предпринимателям, выходцам из Беларуси.

— Белорусские стартапы стали превращаться в «партизан». Они не афишируют или даже прячут свою белорусскую историю. Фаундеры меняли фамилии, нанимали директоров из тех стран, куда релоцировались. Белорусское происхождение негативно влияло на оценку бизнеса и желание западных инвесторов работать с проектами из Беларуси, — сказал Злобич на конференции Capital Day.

Как бы там ни было, но в 2022 году для инвесторов наиболее привлекательным оставался IT-сектор как по числу, так и по объему сделок. Хотя количество сделок M&A и сократилось. При этом эксперты юридической компании Revera отметили, что за прошедший год сделки стали сложнее по структуре и длительнее по сопровождению. «Много сделок структурировалось с использованием конвертируемых займов — это говорит о том, что инвесторы не готовы входить в бизнес сразу, так как еще не уверены и хотят убедиться в том, что стартап будет успешным, прежде чем стать его полноценным акционером.  Даже если инвестор входил сразу, зачастую инвестиции предоставлялись не единовременно, а несколькими траншами под условием выполнения определенных KPI», — отметили эксперты.

Юристы также отмечают все больший интерес российского бизнеса к участию в сделках в Беларуси.

Управляющий партнер SwanLake Capital Александр Керштейн считает, что в настоящее время на белорусском рынке M&A существует несколько мифов.

— Один из них заключается в том, что российские покупатели приходят в Беларусь и платят за бизнес дорого. Ничего подобного, — утверждает он. — Мы выделили несколько десятков крупных российских инвесторов в разных секторах белорусской экономики. Многие готовы платить меньше, чем в России. Ты исходишь из мультипликатора 5-6 к EBITDA, а они готовы покупать только в 3 раза дешевле. В обиход даже вошла шутка, что белорусский бизнес-климат настолько нестандартный, что «суровые челябинские пацаны» боятся сюда инвестировать.

По словам эксперта, второе заблуждение касается ухода западных инвесторов из Беларуси.

— Я бы сказал, чем инвесторы дальше географически от Беларуси, тем меньше у них желания покинуть Беларусь, — считает Александр Керштейн. — Больше заявлений делали бизнесы из стран Балтии и Скандинавии. Компании из Германии, Австрии, Франции, Швейцарии не хотят уходить из Беларуси, если только у себя на родине не подвергаются пиар- или санкционному давлению за сотрудничество с нашей страной.

Впрочем, ряд анонсировавшихся сделок так и не было завершено.

Финская Olvi намеревалась продать «Лидское пиво» и прекратить свою деятельность в Беларуси. Несколько месяцев финны искали покупателя на свой актив. Но в ноябре 2022 года Olvi  сообщило,  что «Лидское пиво » не может входить в перечень активов, предназначенных для продажи.

Шведский холдинг Medicover, которому принадлежит сеть лабораторий Synevo, также собирался продать доли в белорусских компаниях «Синэво» и «Недвижимость Восток».

Немецкая компания Duisburger Hafen, управляющая портом Дуйсбурга, продолжает оставаться миноритарным акционером компании по развитию индустриального парка «Великий камень».

Летом 2022 года правительство Беларуси запретило владельцам более 190 компаний с капиталом из «недружественных» стран продавать активы на территории Беларуси. В этот список попали три вышеперечисленные компании.

Александр Керштейн называет «запретный список не приговором, а предложением правительства прийти и поговорить».

— Если появится инвестор, который предложит хорошие условия для развития предприятия, то нахождение в этом списке не станет причиной для запрета сделки, — убежден он.

Идти же на конфликт может быть чревато. В январе 2023 года увидел свет закон «О вопросах передачи под временное внешнее управление», который позволяет госменеджерам по полтора года управлять коммерческими организациями с иностранным капиталом. Белорусское государство может взять под контроль компанию, если иностранные акционеры отказались от нее или пошли на «экономически необоснованные действия», которые могут привести к ликвидации или банкротству предприятия, а также «в иных случаях, определенных Советом Министров Республики Беларусь».

Еще одна характерная тенденция 2022 года связана с продажей иностранными компаниями бизнесов в России и Беларуси местным топ-менеджерам. Ранее бизнесмены с помощью передачи активов хотели обойти санкции. Но теперь в некоторых случаях речь идет о реальных сделках.

Партнер юридической фирмы Sorainen Максим Сологуб считает, что со временем будет интересно послушать менеджеров, которые в 2022 году приобретали бизнесы, которыми ранее просто управляли.

— Интересно, как была подготовлена сделка, как она финансировалась. Базовый вопрос – где менеджеры находили деньги для этого, — сказал Сологуб.

Управляющий партнер компании «Юнитер» Роман Осипов отметил, что сейчас у банков наблюдается профицит ликвидности, поэтому они могут финансировать перспективные сделки, например, в производственном секторе.

Читайте нас в:

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!