Читают сейчас

Слишком дорогие патенты

23 мая 2016
эксперт по управлению интеллектуальной собственностью Юрий НЕЧЕПУРЕНКО

Сейчас весь наукоемкий, высокотехнологичный бизнес в развитых странах базируется на эффективном управлении интеллектуальной собственностью (ИС). Она перестала быть только юридической категорией как исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности. Такие права активно оцениваются в стоимостном выражении и учитываются в качестве нематериальных активов (НМА).


Старт с опозданием

Доля НМА в общей стоимости ряда крупнейших высокотехнологичных компаний мира увеличилась с 20 % в 1978 году до 70—80 % сейчас. Основную часть НМА составляет стоимость прав на изобретения, товарные знаки, программное обеспечение, секреты производства (ноу-хау) и некоторые другие объекты ИС.

В начале 2000-х годов в Беларуси доля НМА в промышленности равнялась нескольким десятым процента, а работа по их созданию в научно-технической и инновационной сфере началась только в 2006-м. Первого января 2013 года вступила в силу новая Инструкция по бухгалтерскому учету нематериальных активов, утвержденная постановлением Минфина от 30 апреля 2012 года № 25, в которую впоследствии вносились изменения и дополнения.

 

Испытание пошлиной

Первый звонок прозвенел 1 января 2014 года, когда без обсуждения с научно-технической общественностью в Налоговый кодекс Республики Беларусь были внесены изменения, касающиеся размера патентных пошлин. Была введена единая шкала, в соответствии с которой сумма затрат на патентование объектов промышленной собственности для национальных заявителей увеличилась примерно на порядок, а для зарубежных —снизилась.

Как результат, резкое падение изобретательской активности национальных заявителей, прежде всего в научных организациях и университетах, на долю которых приходится более 60 % всех национальных патентов на изобретения, полезные модели и сорта растений.

Принятие данного законодательного акта также привело к снижению валютных поступлений в страну от зарубежных заявителей, а в кратко- и среднесрочной перспективе и к снижению рублевых поступлений за счет отказа от поддержания в силе большей части национальных патентов.

Самое удивительное — это сравнение стоимости получения национальных и евразийских патентов на изобретения. Так, за выдачу национального патента на изобретение, действующего только на территории Республики Беларусь, при проведении экспертизы без осложнений заявитель должен заплатить 450—500 долларов США (с учетом уплаты на стадии выдачи патента дополнительной пошлины за поддержание его в силе за третий-четвертый годы).

Получение аналогичного евразийского патента, действующего на территории восьми государств — участников Евразийской патентной конвенции, обходится национальным заявителям в 50 долларов США (уплата пошлины в НЦИС) и 6700 рос. руб. (пошлины в ЕАПВ), что в январе 2014 года суммарно составляло 240—255 долларов, а в январе 2016-го — всего 130—140 долларов, то есть более чем в три раза дешевле, чем получение национального. При этом евразийский патент освобожден от уплаты пошлин в течение первого года после выдачи.

В результате такой «мудрой» патентной политики за последние два года на фоне падения количества национальных заявок резко возросло число евразийских и усилился отток валюты в Россию. Альтернативным решением данной проблемы могло бы стать снижение ставок пошлин для научных организаций и учреждений образования, аккредитованных в установленном законодательством порядке.

 

О «бедном» товарном знаке замолвите слово

Одним из наиболее ценных объектов промышленной собственности (ОПС) является товарный знак — предмет купли-продажи и лицензирования. В 1993—2014 годах доля лицензионных договоров о передаче права на использование товарных знаков в Беларуси составляла 63,5 % от общего количества лицензионных договоров и 34,4 % от всех договоров о передаче прав на ОПС. Доля договоров об уступке товарных знаков была еще большей — 89,6 % от общего количества договоров об уступке прав на ОПС и 39,1 % от всех договоров о передаче прав на ОПС. Таким образом, товарные знаки занимают 73,5 % рынка торговли ОПС.

До 1 января 2013 года товарный знак мог являться нематериальным активом, отражаться в учете и вводиться в гражданский оборот как объект права промышленной собственности. С вступлением в силу постановления Минфина от 30 апреля 2012 года № 25 мы с удивлением узнали, что в отношении товарных знаков ситуация коренным образом изменилась. В частности, в соответствии с п. 8 Инструкции по бухгалтерскому учету нематериальных активов «к нематериальным активам не относятся: товарные знаки и знаки обслуживания, за исключением полученных при совершении сделки по приобретению предприятия как имущественного комплекса...» У участников рынка возникает закономерный вопрос: если товарные знаки и знаки обслуживания не являются активом, то чем мы торгуем? воздухом?

Во всем мире товарный знак ввиду его важной роли в торговле был, есть и будет нематериальным активом. Таким он, по сути, остается и в Беларуси, поскольку, во-первых, в соответствии с Гражданским кодексом является объектом права промышленной собственности. Во-вторых, при его создании организации и физические лица несут затраты. В-третьих, товарный знак обладает всеми критериями, предъявляемыми к НМА. В-четвертых, он является активным объектом купли-­продажи и лицензирования.

Для восстановления справедливости в отношении товарного знака необходимо внести соответствующие изменения в Инструкцию по бухгалтерскому учету нематериальных активов. Снова признав товарный знак полноценным НМА, можно устранить эту досадную оплошность законодателя.

 

Учесть неучтенное

В последние годы обострилась проблема постановки на учет выявленных в процессе инвентаризации неучтенных результатов научно-технической деятельности (НТД), включая объекты интеллектуальной собственности. Это важно для оптимизации финансово-хозяйственной деятельности, поскольку многие результаты НТД созданы в прошлые периоды и до настоящего времени не отражены в учете предприятий и организаций.

До 1 января 2013 года определение первоначальной стоимости выявленных при инвентаризации неучтенных НМА могли осуществлять экономические службы и квалифицированные специалисты организаций. Сейчас эту операцию вправе выполнять только независимые оценщики, аттестованные в Национальном центре интеллектуальной собственности.

Как показала практика последних лет, привлечение независимых оценщиков требует значительных затрат, на которых предприятия, как правило, экономят. Конечно, в сложных ситуациях оценщиков необходимо привлекать. Однако опыт свидетельствует, что во многих случаях данную работу легко могут выполнять квалифицированные специалисты экономических служб субъектов хозяйствования. Поэтому целесообразно вернуть норму, содержавшуюся в законодательстве до 1 января 2013 года, и разрешить проводить такие операции предприятиям и организациям — владельцам неучтенных активов. При этом все последствия нарушений в данной сфере, о которых в целях ликвидации конкурентов на рынке «пекутся» лоббирующие организации, должны ложиться на владельцев активов.

 

Из «загашника» — в бюджет

Еще одна проблема, решить которую не удается уже более 15 лет, — поиск и привлечение внебюджетного финансирования проектов в рамках государственных программ и инновационных проектов, которые финансируются с использованием государственных средств.

Согласно законодательству, сегодня исполнитель должен обеспечить внебюджетное финансирование в размере до 50 % от общей стоимости проекта, а к 2020 году — до 60 %. Если в качестве предприятия-изготовителя привлекается крупная организация, то такой норматив выполним. Если же конечную продукцию выпускают малые предприятия либо на собственной производственной базе государственные научные организации или учреждения образования, то возникает проблема. Ведь в качестве внебюджетных средств сегодня признаются только израсходованные собственные средства (прибыль) организации, заемные средства либо безвозмездная помощь. Решению данной проблемы, а также расширению сферы применения НМА могло бы поспособствовать использование предшествующей интеллектуальной собственности, принадлежащей организациям — исполнителям проектов.

Любой проект, который через два-три года после своего старта предполагает освоение конечной продукции, не начинается с нуля. У исполнителей проектов всегда есть значительный задел. В этом качестве часто выступают результаты ранее выполненных НИОКР, опытно-конструкторская и технологическая документация, а также права на объекты интеллектуальной собственности (патенты, свидетельства, секреты производства (ноу-хау) и т. п.), учтенные на балансе организации.

Именно они и составляют предшествующую интеллектуальную собственность исполнителя, которая активно применяется при реализации проекта. Более того, выполнить проект без нее часто просто невозможно. Поэтому предшествующую интеллектуальную собственность исполнителя (независимо от источника ее происхождения) по рыночной (если есть такая оценка) или балансовой стоимости целесообразно приравнять к внебюджетным затратам при реализации любых научно-технических и инновационных проектов.

Экономика интеллектуальной собственности становится, таким образом, материальным резервом столь актуальной сегодня модернизации.
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!