Многогранность санкций, или какие потери у Беларуси?

24 ноября 2021

Самые существенные санкции – закрытые для Минска европейские рынки заимствований, а также секторальные санкции, которые касаются семи отраслей экономики, включая продажу нефтепродуктов, калийных удобрений и продукции машиностроения.

«Все, что связано с санкционной историей – это больший уровень неопределенности, чем все, что связано с пандемией, – заявил «Ежедневнику» директор направления «Суверенные рейтинги» международного агентства S&P Карен Вартапетов. – Каждый квартал появляются новые вводные. И каждый квартал мы обсуждаем гипотетические санкции со стороны Евросоюза и, возможно, даже США, которые к ним могут присоединиться. Это создает фон колоссальной неопределенности для экономических агентов.

С лета санкции ЕС в отношении тех же нефтепродуктов или калийных удобрений были половинчатыми. Ведь не вся продукция попала под ограничения. А вот что будет дальше непонятно.

Мы ожидаем, что те санкции, которые были введены в этом году не только на калий и нефтепереработку, но и на взаимодействие машиностроительных предприятий с европейскими контрагентами, начнут влиять на экономику Беларуси уже с 4-го квартала этого года и в следующем году. Поэтому ждем небольшую рецессию белорусской экономики в 2022 году, а в 2023 году некоторый отскок, когда экономика уже более или менее приспособится к жизни в этих ограничениях. Но даже этот прогноз основан на предпосылке, что Беларуси и белорусским предприятиям удастся перенастроить экспортную логистику, в том числе перейти из прибалтийских портов в российскую юрисдикцию. И второй момент в том, что Россия окажет еще и финансовую поддержку Беларуси». По расчетам экспертов, это финансирование в целом покроет потребности белорусского правительства во внешнем рефинансировании в 2022 и 2023 годах, которые составят 1,7 и 2,8 млрд долларов соответственно.

В Минфине Беларуси признают, что из-за западных санкций есть сложности в рефинансировании внешнего госдолга. В связи с этим министерство рассчитывает на четвертую кредитную программу Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), который подконтролен России.

У страны помимо ЕФСР есть несколько возможностей по привлечению дополнительного финансирования. В мае стало известно, что для рефинансирования внешнего долга власти Беларуси планируют в 2021–2023 годах привлечь на Московской бирже 100 млрд российских рублей путем размещения облигаций. Процесс размещения затормозился из-за введения западных санкций».

Международный валютный фонд (МВФ) выделил Минску специальные права заимствования (SDR) в эквиваленте 923 млн долларов в рамках глобального плана борьбы с COVID-19. Ресурсы оказались зачислены на счет Нацбанка Беларуси и включены в ЗВР.

«На самом деле у Беларуси есть возможности использовать ресурсы МВФ, – уверен эксперт S&P. – Условно говоря, Нацбанк, покупая долг правительства, предоставляет ему эти валютные ресурсы, которые потом Минфин использует на финансирование бюджета. Во-вторых, SDR можно перевести в ликвидные доллары. России это в принципе не сложно сделать. Поэтому выделение SDR стало одним из факторов, повлиявшим на наше решение о подтверждении суверенного кредитного рейтинга Беларуси, потому что дополнительный миллиард [долларов] увеличил золотовалютные резервы, и это существенно для Беларуси. Это дополнительный буфер в случае каких-то незапланированных шоков, новых санкций, снижения экспорта, как результата санкций».

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!