Миграционный кризис. Чем выше ставки – тем выше риски

23 ноября 2021
Феликс МИРНЫЙ, "Белорусы и рынок"

Удивительным, и безусловно совершенно случайным, образом обострение миграционного кризиса совпало по времени с приближением срока начала действия введенных еще летом западных санкций.

С одной стороны, это совпадение выглядит для белорусских властей очень многообещающим —при условии, что в стремлении урегулировать кризис Евросоюз проявит склонность к конструктивному диалогу. Но, с другой — высокие ставки подразумевают и высокие риски. И если миграционный кризис затянется, то ущерб может оказаться во много раз больше всех нехороших последствий от уже введенных санкций. Но готовность Евросоюза обсуждать эту тему и звонок Ангелы Меркель дает белорусским властям шанс покончить с кризисом, сохранив лицо.

Отложенный эффект

Парадоксальным образом, несмотря на все введенные санкции, за первые три квартала этого года экспорт белорусских товаров в ЕС вырос на 36 %, значительно опередив объемы роста экспорта в союзную Россию. Крупнейшим импортером стали Нидерланды, которые купили у Беларуси товаров почти на 1,5 млрд долларов. Опираясь на данные прошлых лет, можно предположить, что большую часть этого экспорта составили нефтепродукты, которые как раз и попали в санкционные перечни.

Однако на самом деле здесь нет никакого противоречия. Принятые в июне санкции имели отложенный эффект. Их действие не распространялось на уже подписанные контракты, а должно было лишь предотвратить подписание новых. В этом смысле в некоторых случаях санкции могли иметь даже краткосрочный стимулирующий эффект для внешней торговли: готовясь к введению ограничений, контрагенты белорусских компаний закупали товары про запас.

Безусловно, все эти контракты не закончатся одномоментно. Но сложившаяся практика показывает, что большинство контрактов, по крайней мере на поставки нефтепродуктов, подписывают до конца года. Так что в ближайшие месяц-полтора белорусское экспортное чудо ожидают серьезные неприятности. При условии, конечно, что провозгласивший санкции Евросоюз будет строго следить за их исполнением.

Зима близко

И белорусское правительство, похоже, видит эти риски. Потому что одно дело — рассказывать в телевизоре о животворящем эффекте санкций для экономики, и совсем другое — строить на этих разговорах экономические прогнозы.

Конечно, негативные последствия не проявятся одномоментно, но белорусская экономика уже начала их ощущать: наблюдается замедление темпов роста ВВП до близкого к нулевому, снижение экспорта, проблемы при расчетах через белорусские банки. Экономическое чудо начало спотыкаться еще до того, как стали действовать санкции. И хотя время у белорусских властей есть, его не так уж много. Решать проблему нужно в ближайшие два-три месяца.

Терять нечего, а приобрести можно весь мир

Для Варшавы внезапное обострение миграционного кризиса оказалось очень кстати, потому что в прежнем своем вялотекущем состоянии кризис доставлял неудобства Польше и Литве, но не производил никакого заметного впечатления на власти Евросоюза в целом. Зато марш мигрантов к границе и появившийся возле нее палаточный лагерь имели ошеломительный успех. Возможно, даже слишком ошеломительный для получения желаемого результата.

За день до марша мигрантов отношения между Варшавой и Брюсселем не были безоблачными. Власти ЕС обвиняли польское правительство в нарушении европейского законодательства о мигрантах, выписывали штрафы, а некоторые даже рассуждали о перспективах выхода Польши из состава Евросоюза. После 8 ноября все резко изменилось. ЕС единым фронтом заявляет о полной солидарности с польскими властями и новых санкциях против Беларуси. Так что на текущий момент обострение миграционного кризиса привело лишь к консолидации европейской позиции.

В то же время телефонный разговор Александра Лукашенко с Ангелой Меркель вряд ли можно принимать за изменение этой позиции. Он подчеркнуто состоялся после принятия Евросоюзом решения о пятом пакете санкций, на фоне заявлений о необходимости подготовки шестого. И уже после этого разговора глава европейской дипломатии Жозеп Боррель сказал, что ЕС не пропустит мигрантов с белорусской территории. То есть разговор был о том, как помочь мигрантам, мерзнущим в белорусском лесу, а не о том, как переправить их на другую сторону границы.

При этом текущий статус Меркель дает ей дополнительные преимущества. Она может позволить себе проявить заботу о застрявших на границе людях, не беспокоясь о политических рисках и последствиях. А новый канцлер Германии не будет обязан отвечать за ее слова.

И хотя европейские бюрократы не склонны к принятию быстрых решений, кроме Брюсселя, есть еще Варшава. А Варшава настроена как раз воинственно, поскольку расценивает обострение кризиса как покушение на свой суверенитет. Польша предупредила, что ответом на обострение может стать полное закрытие границы, в том числе и для железнодорожного транспорта. И в данном случае слабость и нерешительность европейских бюрократов может сыграть против белорусских властей. Пока в Брюсселе будут разбираться, соответствует ли закрытие границ принципам европейского законодательства, много грузов проедет мимо белорусских дорог.

Транзит (не считая транзита нефти и газа, которые никто пока останавливать вроде не собирается) обеспечивает 5 % белорусского ВВП. И это очень полезные проценты в смысле поступления валюты, потому что за прошлый год общий объем экспорта транспортных услуг составил 3,7 млрд долларов. А положительное сальдо, то есть чистое поступление валюты — 1,8 миллиарда.

Закрытие польской границы, конечно, не приведет к тому, что все эти доходы будут потеряны одномоментно. Какая-то часть грузов перераспределится в пользу литовского направления. Но не все смогут ехать через Беларусь, а многие, возможно, и не захотят. И чем дольше будет оставаться закрытой граница, тем больше перевозчиков будут выбирать альтернативные белорусскому маршруты.

Есть что сказать, но чем напугать?

О том, насколько болезненна эта перспектива для белорусской экономики, можно судить уже хотя бы по реакции белорусских властей. На следующий день после угрозы закрыть границу Александр Лукашенко сказал, что в ответ Беларусь может прекратить транзит польских и немецких товаров и отключить Европе газ.

Но угроза газом была почти немедленно дезавуирована его владельцем. Владимир Путин сказал, что перекрытие белорусскими властями транзита не будет способствовать «нашим отношениям», и предположил, что грозные слова были сказаны просто «в сердцах».

Угроза остановить транзит товаров выглядит еще более удивительной, потому что именно такого эффекта и хотят добиться поляки, угрожая закрыть свои границы. И получается, что у белорусских властей осталось не так уж много козырей, которые они могли бы предъявить, за исключением мигрантов. А поскольку этот козырь до сих пор не произвел желаемого эффекта, то нет никаких причин думать, что получится разыграть его в свою пользу и в будущем.

Благополучие исхода миграционного кризиса для белорусских властей, кажется, обратно пропорционально его продолжительности. Если история затянется, то и у европейских бюрократов будет время для подготовки более убедительных санкций, и Польша, устав от постоянного приграничного напряжения, может реализовать угрозу. В этом случае белорусским властям придется отвечать эскалацией кризиса и повышением ставок. Но тогда от грозных слов придется переходить к делу, потому что даже самые суровые вербальные интервенции больше не производят впечатления на европейцев.

Однако уже после первого  звонка Ангелы Меркель у белорусских властей появилась возможность покончить с кризисом на позитивной ноте: можно сделать вид, что все цели достигнуты, и вернуться к конструктивному взаимодействию с Евросоюзом по возвращению мигрантов домой. Так что вопрос сейчас в том, захочет ли официальный Минск воспользоваться этой возможностью.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!