Петр Кузнецов: Европа и Москва выступили синхронно и оба выступления не в пользу Минска

19 ноября 2021

Работа железнодорожного пограничного перехода в Кузнице (пограничный переход «Брузги» с белорусской стороны) будет приостановлена, если белорусская сторона не стабилизирует ситуацию в этом районе до 21 ноября. Что значит этот ультиматум польской стороны для белорусских властей? И вообще реален ли он?

Политический аналитик, основатель «Сильных новостей» и Mogilev.Online  Петр Кузнецов в телеграм-канале «Такие дела» пишет, что ультиматум имеет кроме всего прочего и предупредительный характер: если уж кто-то переходит к таким мерам, это означает, что в целом образ действий признан приемлемым и, в случае эскалации, может быть расширен. То есть, речь, в случае продолжения мигрантского давления с белорусской стороны, идет о возможной торгово-транзитной блокаде Минска со стороны ЕС.

По мнению Кузнецова, Польша не сделала бы такого ультиматума, если бы существовала вероятность, что за такое ей самой грозят какие-то санкции. То есть, это история о том, что Варшава имеет со стороны Европы однозначную поддержку и расколоть Евросоюз мигрантами у тех, кто, возможно, имел такие цели, явно не получилось.

Собственно говоря, другие события с этого же вектора прямо сказанное подтверждают. Общий месседж ЕС оказался в том, что проблема должна решаться при участии ООН и специализирующихся по беженцам организаций. Все стенания о «предательстве» Европы оказались пшиком, информационным шумом. ЕС продемонстрировал единство и твердость.

Но, конечно, самое важное и интересное – слова Путина о том, что Москва призывает белорусские власти к диалогу с оппозицией. Тут есть сразу несколько моментов, на которые стоит обратить внимание, пишет Перт Кузнецов.

Первое. Не надо думать, что эта фраза имеет некое судьбоносное политическое значение в сегодняшних условиях, однако и считать ее пустой тоже вряд ли стоит. Будь подобное сказано числа эдак 14 августа 2020 года, власть в Беларуси стала бы другой в течение нескольких дней или недель. Сегодня положение у нее более устойчивое, однако и в нынешних условиях такие намеки из Кремля способны породить сомнения во многих головах чиновников и силовиков.

«То, что Путин сказал то, что сказал, ровно в тот же день, когда Европа обозначила полную консолидацию, совершенно не выглядит случайным. Тут надо задуматься о том, что фрау Меркель, перед тем, как звонить в Минск, говорила с хозяином Кремля. Между двумя политиками существуют очень давние, не сказать, чтобы прямо дружеские, но достаточно глубокие и специфические отношения. По крайней мере, немецкая канцлерин умеет разговаривать с ним лучше, чем кто бы то ни было другой в западном политическом мире. Еще когда она впоследствии позвонила Лукашенко, первой мыслью было, что не стала бы она этого делать, если бы не нашла какого-то понимания по какому-то вопросу с Путиным, это очевидно. О чем именно они говорили, мы не знаем и вряд ли узнаем. Факт же в том, что в течение нескольких последовавших после этого разговора дней, Меркель позвонила в Минск, судя по последовавшему штурму границы, услышана не была, Европа синхронизировала позиции, а в тот же день, когда это стало понятно, очень чувствительный сигнал в сторону белорусского режима прозвучал со стороны Москвы – такой вот расклад!, — считает эксперт.

То, что таким образом давят накануне референдума, давая понять, что деваться некуда и надо выполнять обещанное – наверняка. По мнению Кузнецова, «мстят за «ботокс» (с оттяжечкой, чтобы не была заметна прямая связь) – тоже, наверняка. Есть, скорее всего, еще множество моментов.Го главное тут, наверное, другое — в острейший для режима момент, когда «игра ва-банк» близится к завершению с предсказуемым поражением, Европа и Москва выступили синхронно и оба эти выступления отнюдь не в пользу Минска».

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!