Разделительные линии. Кто рисует и зачем? (ВИДЕО)

03 ноября 2021
Ольга ШАВЕЛА

Разрешение политического конфликта уже не выглядит близким и реалистичным. Диалога между властью и оппозицией как не было, так и нет. Так что остается? Как будет развиваться ситуация в стране? Эти вопросы мы обсудили с кандидатами в президенты Беларуси на выборах 2020 года Андреем ДМИТРИЕВЫМ и Сергеем ЧЕРЕЧНЕМ, которые стали гостями передачи «Умные люди» на YouTube­-канале «Белорусы и рынок».

Экс-кандидат в президенты и председатель партии «Грамада» Сергей Черечень считает, что в ближайшее время, скорее всего, ничего не изменится. Беларусь продолжит движение в сторону интеграции с Россией, потому что дорогу на Запад правительство себе закрыло и не готово формировать диалоговые площадки.

— Мы надолго завязли в этой негативной рутине. К сожалению, это факт. Только ближайшая электоральная кампания, думаю, расставит все по своим местам, и мы снова увидим внутреннюю консолидацию несогласных людей. Я более чем уверен, что они еще выскажут свое серьезное «я», — сказал Сергей Черечень.

По мнению экс-кандидата в президенты, сопредседателя общественной организации «Говори правду» Андрея Дмитриева, зачистки общественно-политического сектора продолжатся. Белорусы еще увидят много показательных процессов в отношении инакомыслящих, потому что государственный аппарат стремится сохранить уже достигнутый уровень страха в обществе. Впрочем, говорит он, в головах людей революция уже произошла, и это уж точно никто не в силах откатить назад.

— Люди будут искать новые формы взаимодействия друг с другом. Формы, которые не ведут напрямую к угрозе личной жизни, безопасности, увольнению с работы… Так будет продолжаться как минимум до новых выборов. Что же касается выборов, то я лично считаю, что в любой избирательной кампании у власти просто нет шанса, — спрогнозировал Дмитриев.

Когда стоит ждать новых выборов?

Андрей Дмитриев подчеркнул, что сейчас никто точно не может сказать, когда пройдут следующие выборы.

— Мы должны быть готовы к тому, что выборы могут состояться и в 2023 году (парламентские и местные), и в 2025-м (президентские), а могут быть уже через два месяца.

Он отметил, что сейчас очень много факторов определяют сроки будущих выборов. Среди них и санкции Запада, и давление России. Причем российское давление «возможно, гораздо больше, чем давление санкций. Просто оно от нас скрыто».

По мнению Андрея Дмитриева, не стоит сбрасывать со счетов и внутреннюю напряженность в самой системе:

— Мы сейчас мало знаем о том, что творится там. Но даже по «сливам», которые появляются каждую неделю, становится понятно, что за всеми следят. Свои за своими. Что, они об этом не думают? Очень даже думают. И это только повышает давление внутри системы. Поэтому выборы могут быть организованы в любой момент, и общество должно быть к этому готово.

У Сергея Черечня иная точка зрения на этот счет. По его мнению, власть не пойдет на досрочные выборы. Она уже сделала все, чтобы утихомирить протесты.

— К тому же белорусскую власть поддерживает Россия. А недавние парламентские выборы в РФ вообще проводились по лекалу Беларуси.

Он считает, что наша страна всегда была своеобразным российским полигоном для испытаний методов воздействия на электорат.

Почему не может консолидироваться белорусская оппозиция?

Сергей Черечень рассказал, что после президентских выборов его блок пытался найти общие точки с другими политическими силами, но прийти к консенсусу так и не получилось:

— Были специфические моменты, я не буду их раскрывать. Но по факту не получилось.

Андрей Дмитриев считает, что в прошлом году штабы Светланы Тихановской и Виктора Бабарико «неадекватно оценили ситуацию, посчитав, что до победы уже рукой подать». Они были очевидными лидерами гонки и считали, что им больше никто не нужен для победы. Сейчас же ситуация такова, что у оппозиции внутри Беларуси практически нет возможности взаимодействовать с оппозицией вне Беларуси.

— Мы все делаем одно дело, для этого даже не надо встречаться и разговаривать, все и так понятно. Но очевидно, что есть линия, которую рисует власть, и которую мы с Сергеем, находясь внутри страны, не можем не замечать, — это линия со словом «экстремизм». Допустим, я разговариваю где-то со Светланой Тихановской, которую обвиняют в экстремизме, затем возвращаюсь в Беларусь — и меня уже можно арестовать по статье «пособничество терроризму». Нет никаких гарантий, что власть так не сделает. Либо нам могут позвонить журналисты изданий, признанных экстремистскими, с просьбой дать комментарий. Прокомментировал им какое-то событие — совершил уголовно наказуемое преступление. То есть линия очень серьезная. Власти ее специально рисуют, чтобы разделить тех, кто уехал (а это много людей), и тех, кто остался, — объяснил Андрей Дмитриев.

Возможна ли консолидация оппозиции внутри Беларуси?

Сергей Черечень такого варианта не исключает:

— Вы же видите, мы общаемся, обмениваемся мнениями по тем или иным ситуациям. Когда будет необходима консолидация, мы консолидируем свои усилия — я не вижу в этом никакой проблемы.

После этого заявления два лидера «внутренней» оппозиции пожали друг другу руки.

А вот Андрей Дмитриев заметил, что в Беларуси существует специфическая проблема, которая мешает объединению:

— Как только ты объединяешься с кем-то, люди в погонах начинают думать: о, еще одна звезда будет. Получается, что объединение сил увеличивает уровень опасности, а он и без этого высокий.

По мнению сопредседателя организации «Говори правду», сегодня для оппозиции более эффективны децентрализованные действия, где все объединены общей идеей и пониманием, что хорошо и что плохо. Дальше каждый действует там, где он считает нужным и возможным, исходя из собственных сил. Кто-то работает с бизнесом, кто-то — с людьми в регионах. По сути, это и есть коалиция.

Реалистичен ли диалог власти и оппозиции? Будет ли амнистия?

— Нет. Диалога уже не будет. Момент упущен, и сейчас необходимо принять данный факт и  переоценить ситуацию, — считает Сергей Черечень.

Андрей Дмитриев также скептически относится к диалогу «власть — оппозиция»: 

— Лукашенко еще в выступлении на площади Независимости четко отметил, что есть свои и есть враги. Есть правильный народ (его правильность определяется лояльностью) и те, как сказал Лукашенко, кто не понял.

В такой обстановке, считает Сергей Черечень, власть не готова амнистировать политзаклю­ченных.

— Люди, которые находятся в заключении, — это ценный груз для власти, предмет торга. Так было и после 2010 года. Сейчас нет переговорного процесса между Беларусью, с одной стороны, и Европой и США — с другой. Для власти политзаключенные — это товар, который они готовы продать, когда будет подходящий случай. Пока не начнется диалоговый процесс между двумя сторонами, к сожалению, люди будут находиться в заключении, и мы ничего с этим не можем сделать.

Как влияют западные санкции на политический процесс?

Чем жестче западные санкции, тем сильнее власть давит на общественные организации, которых и так уже практически не осталось в Беларуси, считает председатель партии «Грамада». Власть не может достать людей за рубежом и за это преследует простых белорусских граждан, кто просто выражает свою точку зрения, преследуют их друзей и семьи.

— Я всегда говорю о диалоговом процессе и политических консультациях. Почему Евросоюз и США не должны просто отбрасывать этот процесс? Потому что в первую очередь страдают люди, которые находятся здесь. Уехавшие находятся в определенной безопасности. Они могут позволить себе все, но мы находимся в другой ситуации. Если мы для этих людей не товар, если белорусы все-таки что-то единое, то необходимо вырабатывать общую повестку, общую стратегию по движению внутри страны и за ее пределами, чего сейчас, к сожалению, нет, — сказал Сергей Черечень.

Андрей Дмитриев указал на то, что санкции «должны быть адекватными»:

— Я не понимаю историю с закрытым небом для белорусов. Кого наказали? Вся власть и так уже в списках невыездных. Наказали исключительно самих белорусов. Я считаю это неправильным.

Непонятны политику и подходы Запада к санкциям против белорусских предприятий:

— Бомбят предприятия санкциями, но при этом все компании, которые вращаются вокруг этих предприятий и снимают с него сливки, не пострадали, у них все хорошо.

Андрей Дмитриев также обратил внимание на то, что санкции изначально планировались Западом как один из инструментов политики. А де-факто сегодня превратились в единственный инструмент. Самое главное, что нужно сегодня делать, это усиливать несанкционные методы поддержки гражданского общества. Программы поддержки должны начинаться от дистанционных программ обучения и получения высшего образования до поддержки малого и среднего бизнеса, полагает он.

— ЕС и США нужно не гнаться за количеством санкционных пакетов, а думать, что делать, — считает лидер «Говори правду». — Раз вы принимаете санкции пакетами, то пусть у каждого пакета будет еще одно какое-то особое требование. При условии, что власть выполняет данное требование, Запад отматывает пакет санкций. Вот тогда возможно движение. Сейчас, мне кажется, политика двух сторон — это политика изоляции, и в итоге страдают белорусы.

Смотрите всю передачу на YouTube-­канале «Белорусы и рынок».

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!