«Упрощенка» – это не подарок предпринимателям со стороны государства (ВИДЕО)

26 октября 2021
Ольга ШАВЕЛА, «Белорусы и рынок»

Что будет с белорусским бизнесом в ближайшее время? Этот вопрос обсуждали в передаче «Умные люди» на YouTube­канале «Белорусы и рынок». Гости передачи: директор Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН) Жанна ТАРАСЕВИЧ и председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей БАЛЫКИН.

Индивидуальных предпринимателей могут лишить возможности применять упрощенную систему налогообложения (УСН). Единый налог по отдельным видам деятельности планируют отменить к 2023 году. Насколько это сильный удар по ипэшникам?

Директор БСПН Жанна Тарасевич объяснила, что налоговая нагрузка для ИП вырастет, и у предпринимателей будет два пути: закрыться или же повысить цены на свои товары/услуги для потребителей. Но развитие событий будет зависеть от того, насколько существенными будут изменения в Налоговом кодексе в целом.

«Упрощенка» — это не подарок предпринимателям со стороны государства. Давление на бизнес заключается не только в повышении налогов, подчеркнул председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин. Упрощенная система налогообложения — это «прежде всего про упрощение». Множество налогов заменили одним и избавили людей от необходимости вести бухгалтерскую отчетность. То есть нужно быть очень невнимательным человеком, чтобы допустить ошибку при уплате налога по «упрощенке», объяснил он. А теперь данный механизм хотят отменить.

Эксперт считает, что из-за отмены УСН часть ИП несомненно уйдет:

— Может, не будет массовой ликвидации, но предпринимательская деятельность замрет. ИП не пойдут сдавать свидетельства, просто отчитаются, что не ведут предпринимательскую деятельность.

Жанна Тарасевич также считает, что в этом и следующем годах стоит ожидать замирания бизнеса: часть предпринимателей уйдет, часть ждет слияние, а часть предпринимателей «замрет» и будет ждать какой-то трансформации. Тем более что ходят разговоры о том, что в следующем году власти могут расширить понятие «самозанятые» и «для них налог будет в размере 10 %».

Власти заявляют, что усовершенствованный кодекс приведет к более справедливому распределению налоговой нагрузки.

— Всегда будут такие разговоры: кто-то платит больше, кто-то меньше. Я могу доказать, что юридические лица платят меньше, особенно юрлица, которые занимаются оптовой торговлей с надбавкой в 10 %, — сказал Сергей Балыкин.

Он также подчеркнул, что решение отменить «упрощенку» не поможет властям наполнить казну, поскольку, как говорилось выше, бизнес затаится.

Банки и бизнес

Статистика свидетельствует о стагнации кредитования малого и среднего бизнеса в стране. К 1 августа 2021 года малый и средний бизнес задолжал банкам во всех валютах 12,493 млрд рублей в эквиваленте. Насколько данный фактор оказывает негативное влияние на бизнес?

Жанна Тарасевич объяснила, что «по большому счету, деньги в банках есть». Но, во-первых, кредитные продукты дорогие. Во-вторых, бизнес уже и так закредитован: у субъектов хозяйствования просто нет положительных балансов, залога, поручителей, чтобы получить кредит в банке.

Сергей Балыкин не согласился с ее мнением по этому поводу:

— Самое главное, что не кредитный продукт дорогой, и не то, что предприятия закредитованы. Можно брать деньги под любые проценты, если ты уверен, что провернешь коммерческую операцию с большей прибылью и вернешь занятые деньги. Самое главное — у предпринимателя нет уверенности в том, что, говоря простым языком, он эти деньги отобьет. Нет уверенности, что найдется нужное количество покупателей. Нет уверенности в том, что ты завтра продашь свою продукцию.

Эксперт подчеркнул, что по этой причине и банки не видят перспектив возврата кредитов.

Другой банковской проблемой может стать невозможность получения денег из-за границы. Клиенты некоторых белорусских банков уже столкнулись с этой проблемой. В готовящийся пятый пакет санкций могут попасть еще больше белорусских финансовых учреждений. Насколько этот фактор опасен для белорусского бизнеса?

По словам Жанны Тарасевич, члены БСПН пока серьезных трудностей в связи с этим не испытывали. Однако она не исключила, что проблемы не возникнут в будущем, если крупные белорусские банки попадут в санкционный список:

— Сейчас трудно сказать, каким будет эффект: санкции еще не работают в полной мере.

— Проблема есть, но бизнес на этом может даже заработать, — считает Сергей Балыкин. — Бизнесу проще, чем госпредприятиям: частники могут пользоваться услугами мелких банков, не попавших под санкции. Предприниматели могут иметь партнерские структуры в других государствах, через которые будут проводиться платежи. Таким образом, бизнес может найти какие-то лазейки и даже заработать на этом.

Как обстоят дела с взаиморасчетами?

Гости передачи единогласно заявили, что это действительно серьезная проблема.

Директор БСПН выделила два момента.

— Во взаимодействии частного бизнеса с частным бизнесом все более-менее в рамках законодательства. В спорных ситуациях бизнес идет в суд. Суд выносит справедливое решение, после чего возникает лишь вопрос, как забрать свои деньги. А вот взаиморасчеты между государственным и частным секторами, как правило, происходят по-другому: малым предприятиям платят по остаточному принципу. Получается, что я задолжал тебе, ты задолжал третьему — и в результате снежный ком задолженностей между субъектами хозяйствования, — объяснила Жанна Тарасевич.

Бизнес и наказание

Власти обвиняют бизнес в поддержке протестов. На госканалах звучит угрожающая риторика. Ощутил ли  бизнес на себе материальное давление  за инакомыслие?

— Бизнес разный: одни поддерживали протесты, другие любят действующую власть. А бывает и так, что вдруг перестал любить, и тебя отправили на отдых. Бизнес в основной массе скорее политически пассивен, чем активен. Поэтому я думаю, что эффект от заявлений в большей степени медийный, чем реальный, — считает Сергей Балыкин.

Жанна Тарасевич призвала смотреть на систему более широко.

— Когда к бизнесу приходят с проверками, то не говорят, что пришли по политическим мотивам. Приходят, чтобы найти нарушения в налоговом законодательстве либо в санитарных нормах. Когда мы видим, что было сто проверок и после каждой штраф за налоги или что-то еще, то тут уже возникает вопрос к системе.

Она пояснила, что наше налоговое законодательство расплывчато, и его трактовка зависит от личности проверяющего. Инспекторы могут найти ошибку в любом случае:

— Например, приходят к предпринимателю проверяющие, скажем, в Гомельской или Витебской области, и у них совершенно разные мнения по поводу одной и той же ситуации.

Но чаще всего, раз пришли из контролирующих органов, значит, стоит ждать штрафа, предприниматель это знает.

Другой момент, на который обратила внимание гостья передачи, — несоразмерность ошибки и штрафа:

— Могут закрыть счета, наложить штрафные санкции большие, чем доход. В итоге предприниматель не может выплатить штраф и закрывается. Несоразмерные штрафы не добавляют устойчивости бизнесу. Поэтому нужно работать над усовершенствованием законодательства.

Чиновники VS эксперты «Умные люди»

Экспертов попросили прокомментировать заявления, сделанные в госСМИ.

Сергей Хмарук, заместитель генерального прокурора Республики Беларусь:

«Любое участие в антиобщественной деятельности представителей бизнеса, финансирование антиобщественной деятельности, посягательство на общественную, государственную безопасность будет пресекаться самым жестким образом».

— Под этими золотыми словами можно было бы подписаться, если бы понятия «общественное благо», «общественная безопасность» и «антиобщественная деятельность» имели некий консенсус в обществе. По факту же чиновники и простые граждане на эти вещи смотрят по-разному. Чиновники иногда путают общественное благо с благом чиновничьего аппарата, — прокомментировал заявление Хмарука Сергей Балыкин.

Татьяна Рунец, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Беларуси:

«Я хочу сказать, что у нас на уровне респуб­лики вообще созданы все условия для того, чтобы занимались предприниматели активно, создавали какие­то производства, создавали рабочие места. Законодательство у нас в этой сфере в общем­то подвижно. Если у предпринимателей есть предложения по совершенствованию, мы рассмотрим. Причем и на уровне горисполкома можно рассмотреть, и на уровне администраций районов, и в Совет Республики тоже поступают различного рода обращения».

— Рассмотреть не значит принять. Как правило, проходит год, пять, семь лет, пока будет принято решение. Безусловно, у нас были созданы условия для предпринимательской деятельности. Например, сегодня легко зарегистрировать бизнес. Но работать в серьезном бизнесе трудно: возникают вопросы с лицензированием, сертификацией, ценообразованием и так далее. В этом плане у нас есть еще много вопросов, которые требуют решения, — прокомментировала слова парламентария Жанна Тарасевич.

Смотрите весь выпуск на YouTube­-канале «Белорусы и рынок»

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!