Григорий Баженов: Белорусские нефтепродукты потеряют свое конкурентное преимущество

19 сентября 2021
Ольга ШАВЕЛА, «Белорусы и рынок»

Экономисты говорят, что в III квартале этого года проявятся последствия санкций в отношении белорусского экспорта нефтепродуктов. Речь идет о продукции Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов. Как изменится нефтеперерабатывающая отрасль Беларуси под влиянием санкций? 

Об этом газета «Белорусы и рынок» поговорила с руководителем аналитического центра «Независимый топливный союз», ведущим научно-популярного YouTube-канала об экономике Furydrops Григорием БАЖЕНОВЫМ.

— Существуют разные мнения относительно будущего нефтеперерабатывающей отрасли Беларуси в условиях санкций — от полного коллапса до «ничего страшного, найдут, как выкрутиться». Каким вы видите будущее белоруской «нефтянки»?

— Надо сказать, что беззаботное существование белорусской нефтепереработки и без санкций должно скоро закончиться. В России осуществляется налоговый маневр. По мере обнуления пошлин Беларусь фактически лишается скидок на российскую нефть. В 2024 году страна будет получать ее по мировым ценам. Непонятно, из чего тогда будет получаться «дисконт». Возможно, благодаря каким-то политическим договоренностям Минску все-таки удастся получить скидку.

Что касается санкций, то в кратко-­срочном периоде последствия, безусловно, будут существенными: загруженность Мозырского НПЗ и «Нафтана» упадет. Однако в долгосрочной перспективе выход из текущей ситуации будет найден. Современная экономика позволяет адаптироваться к подобным санкциям. Балтийские порты заменят российскими. Беларусь продолжит продавать нефтепродукты ключевым покупателям, то есть странам ЕС и Украине, но изменятся финансовые цепочки, найдутся пути обхода санкций.

Новые цепочки поставок и перераспределение доходов вкупе с более высокими расходами на транспортировку приведут к тому, что белорусские нефтепродукты потеряют свое конкурентное преимущество — низкую цену. Поэтому можно ожидать, что объемы экспортных поставок сократятся, как и прибыль нефтеперерабатывающих заводов. Прямая производственная зависимость белорусской нефтепереработки от России будет только усиливаться. За экономикой усилится и политическая зависимость Минска от Москвы. Ничего хорошего для Беларуси в этом нет.

— Рискует ли чем-то Россия, помогая Беларуси обходить санкции?

— Сейчас на этот вопрос ответить трудно. Все зависит от того, какие будут схемы поставок, как они будут юридически оформлены. В целом Москва протягивает руку помощи Минску. Экономической выгоды для России в таких схемах нет. Здесь речь идет больше о политических интересах.

— Как санкции скажутся на поставках российской нефти в Беларусь? Весной российские компании «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» предупредили, что не будут поставлять нефть на «Наф­тан» из-за боязни попасть под санкции США, а «Транснефть» уменьшит поставки нефти в Беларусь.

— В 2021 году одним из поставщиков нефти в Беларусь была группа компаний «Сафмар», которая принадлежит Гуцериеву. Как известно, он тоже попал под санкции. Коль скоро такие процессы идут, то могут возникнуть проблемы с поставками российской нефти на белорусский рынок. Безусловно, если эти поставки будут продолжаться, то российская сторона будет требовать для себя если не преференций, то, во всяком случае, условий, при которых подобные санкции будут приемлемы с точки зрения политических целей, которые ставят перед собой российские власти. Возможно, будет выработан механизм, когда часть нефтепродуктов, произведенных в Беларуси, поставляется в Россию для собственных нужд.

Российский рынок нефтепродуктов профицитный. Только 90 % бензина от общего уровня производства потребляется на внутреннем рынке, по дизельному топливу — только 50 %. Остальное уходит на экспорт. Однако в России нефтяные компании преимущественно сами решают направления поставок своей продукции. Как правило, с весны по осень происходит рост спроса на нефтепродукты, и цены сильно повышаются. Цены растут — люди недовольны. Нужен дополнительный объем, который собьет рост цен. В этой ситуации и могут пригодиться белорусские нефтепродукты.

Тем более что в 2020 году поставки белорусских нефтепродуктов в Россию росли. Шли разговоры о том, что и в 2021-м российский рынок продолжит насыщаться белорусскими нефтепродуктами.

— Как изменятся поставки неф­тепродуктов, если упадут цены на нефть?

— На российском рынке ситуация такая, что регуляторная и налоговая нагрузки практически убивают рыночный ценовой механизм. Поэтому, несмотря на падение мировых цен, внутренние цены не снижаются, а наоборот, растут.

В таких условиях по экономическим соображениям белорусские нефтепродукты будет выгоднее продавать в Россию. Если не будет запрета импорта со стороны РФ, то направления поставок изменятся. Например, до введения и после снятия запрета на импорт в 2020 году, из-за низких цен на нефть и нефтепродукты на мировых рынках, поставки со стороны Беларуси в России были весьма активными.

— Девятого и десятого сен­тября прошли переговоры Александра Лукашенко с Владимиром Путиным, на которых были согласованы 28 союзных программ, в том числе и программа по единому рынку нефти, газа и электроэнергии. Что это вообще такое? Нам ведь никаких деталей не сообщили.

— Мне тоже непонятно, что имеется под этим в виду. Пока это лишь общие слова, заявление целей. Думаю, никто не сможет сделать прогноз о последствиях подписания дорожных карт лишь по таким обрывкам информации. Важны детали, насколько существенной будет фискальная и налоговая унификации.

— Глубокая налоговая унификация выгодна Беларуси?

— Безусловно, нет. Потери будут еще больше, чем потери от налогового маневра. При полноценной унификации и создании единого рынка белорусским автомобилистам придется больше платить за топливо, и у нефтепереработки появятся новые проблемы. Белорусские НПЗ столкнутся с теми же проблемами, с которыми сталкиваются российские предприятия: высокие акцизные ставки, сложный принцип работы розничных сетей, дополнительные изъятия налоговых средств в пользу бюджета (демпфер) и другие сложности.

Россияне удивляются, почему в Казахстане российский бензин дешевле, чем в самой России. А дело в том, что у нас есть таможенный союз и беспошлинная торговля. Нефть, которая поступает на российские и казахстанские НПЗ, идентична по качеству и цене. Однако налоговая нагрузка на нефтепереработку и на розницу в Казахстане ниже, чем в России. Отсюда и возникает разница в стоимости бензина и других нефтепродуктов. Такая же ситуация и с Беларусью.

— Летом Беларусь и Казахстан подписали соглашение о поставках нефти и нефтепродуктов. Насколько это целесообразно и какой способ доставки нефти из Казахстана самый экономичный?

— Такая договоренность сама по себе целесообразна. Зависеть от одного поставщика плохо. Всегда нужно иметь план B, а лучше еще план С, D и так далее. Это еще одна попытка диверсифицировать источники поставок для насыщения белорусских НПЗ нефтью. Правительство понимает, что могут быть проблемы с поставками нефти с российской стороны, для этого принимают меры: находят поставщика в Казахстане, ищут способы активизации собственных базисов.

Вопрос в том, насколько поставки из Казахстана экономически выгодны. Я такие подсчеты не делал. Если говорить о транспортировке, думаю, самый выгодный вариант — железная дорога.

— Александр Лукашенко не исключает, что за счет разработки новых месторождений нефти в Беларуси на Припятском прогибе в предстоящие годы удастся нарастить объемы добычи этого сырья. Поможет ли данная мера белорусским НПЗ?

— Я не знаю характеристик данного месторождения. Известно лишь то, что собственные запасы Беларуси невелики, часть из них относится к трудноизвлекаемым месторождениям. Сейчас цены на нефть приемлемы для разработки таких месторождений, но подобный инвестиционный проект быстро не окупится и вряд ли принесет какие-то суперпреференции в моменте.

— Национальный статистический комитет Республики Беларусь перестал публиковать данные о внешней торговле нефтью и нефтепродуктами. Почему? Как журналистам теперь получать эти данные?

— Сокрытие статистики — это общий тренд, наблюдаемый сейчас в Беларуси: все закрыть, никаких данных не давать. Ситуация в стране плохая, а нужно говорить, что все хорошо. Поэтому и закрывают статистику.

Но получить данные легко. Вы знаете, в какие страны Беларусь поставляла нефтепродукты. Большинство этих стран свою статистику внешнеэкономической деятельности не скрывает. Достаточно проанализировать импорт нефтепродуктов из Беларуси по этим странам. Вот и все. Так собирается статистика по таким закрытым странам, как, например, Туркменистан и Узбекистан.

— У нас в этом году цена топлива уже повышалась 26 раз на 1 копейку. Почему такое странное ценообразование?

— Падают объемы экспортных поставок — соответственно, нужно искать возможности наполнения бюджета. Власти переориентируют налоговую нагрузку с экспорта на внутренний рынок. Стандартная история для многих стран СНГ. Акцизы у вас сейчас растут быстро, поэтому цены на топливо увеличились 26 раз, но по одной копейке. Это постепенный отыгрыш цены, чтобы не вызвать резкого шока у людей. Чтобы не было социального негатива, который в Беларуси и так очень высок.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!