• 22.09.2021
  • USD 2.503
  • EUR 2.9341
  • RUB 3.4168

Эксперты: Почему союзные программы не стали прорывом в интеграции Москвы и Минска

14 сентября 2021

Совет министров Союзного государства 10 сентября утвердил 28 союзных программ. Планируется, что Лукашенко и Путин подпишут их на заседании Высшего Госсовета 4 ноября. Государственные СМИ Беларуси и России твердят, что сделан исторический шаг на пути к интеграции. Так ли это? А может быть, подписанные программы — очередные пустые бумаги, которые никаких последствий для суверенитета Беларуси не несут?

Газета «Белорусы и рынок» выяснила, что по этому поводу думают белорусские эксперты?

Изоляция Минска со стороны Запада и начавшийся там транзит власти создает для Кремля соблазн качественно нарастить свое политическое влияние в соседней стране. Однако чрезмерное давление на белорусскую сторону в этот период может привести к противоположному эффекту с непредсказуемыми последствиями.

Видимо, понимая это, интеграцию ведут по долгому пути, который кажется более надежным. Так для Московского центра Карнеги встречу Путин-Лукашенко и согласование союзных программ прокомментировал политолог Денис Мельянцов.

Очередная встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко хоть и была уже пятой в этом году, привлекла куда больше внимания, чем обычно: стороны согласовали 28 союзных программ, трудные переговоры по которым шли с переменным успехом последние три года, что дало повод вновь заговорить о подрыве белорусского суверенитета и ползучем поглощении страны Россией.

По Мнению Мельянцова, градус таких тревожных слухов повысило то, что руководство обеих стран из репутационных соображений постаралось представить достигнутые соглашения как прорывные. Но можно ли действительно говорить, что новые программы изменят ход интеграции двух государств?

Доступная информация не позволяет сделать четких выводов о том, какие именно решения были приняты и как они будут воплощаться на практике. Перечень союзных программ опубликован, но он представляет собой просто список направлений для гармонизации с краткой расшифровкой. Тем не менее даже по этому списку можно сделать некоторые заключения о том, куда сейчас движется российско-белорусская интеграция.

Во-первых, программы представляют собой определенный компромисс. Глядя на перечень, не скажешь, что Кремль, пользуясь слабостью союзника, продавил нужные ему решения.

Во-вторых, многие программы выглядят как общие, рамочные документы, которые еще надо будет конкретизировать и уточнять дополнительными законами и соглашениями. Например, программа по гармонизации денежно-кредитной политики предполагает, что до декабря 2022 года российский и белорусский Центробанки заключат соглашение о принципах и механизмах гармонизации денежно-кредитной политики. Какими они в итоге окажутся, мы не знаем.

Похожая ситуация с единым рынком газа. До 1 декабря 2023 года Москва и Минск должны подписать дополнения к Союзной программе и определить там, по каким принципам он будет функционировать и регулироваться. Из пояснения к программе мы узнаем, что эти принципы пока не определены. Учитывая трудную историю газовых конфликтов между двумя странами, поводов для оптимизма тут немного.

В-третьих, стоит вспомнить вопросы, которых не оказалось в опубликованном перечне. А нет там единой валюты, оборонной политики, госбезопасности, наднациональных органов. Политическая интеграция исключена полностью. То есть все направления, затрагивающие основы государственного суверенитета, пока вынесены за скобки. И хотя Лукашенко заявил, что политическую интеграцию не стали обсуждать по инициативе Путина, очевидно, что именно белорусская сторона больше всего на этом настаивала.

Все это плохо вписывается в популярное представление, что ослабленный протестами и изоляцией Лукашенко должен расплачиваться за помощь Кремля кусками суверенитета. Союзные программы в их нынешнем виде слабо похожи на резкое углубление интеграции. А значит, мы или недооцениваем переговорные позиции Минска, или имеем дело с качественным изменением стратегии Москвы. Или и то и другое сразу.

Вероятно, неудачный опыт с Украиной подталкивает российское руководство к тому, чтобы переосмыслить свои подходы и запастись «стратегическим терпением», а не пытаться переломить несговорчивого партнера через колено. В конце концов, Минск сейчас находится в таком непростом положении, что углубленная интеграция (в том числе политическая) становится просто вопросом времени, которого у Москвы гораздо больше.

С другой стороны, тянуть время – проверенная тактика Лукашенко, которая не раз доказывала свою эффективность, когда резкие перемены в международной конъюнктуре помогали ему найти новые способы для удержания власти и укрепления суверенитета страны. Как знать, не произойдет ли то же самое и сейчас.

К тому же системные факторы (географическое положение, структура экономики, характер политической системы) все равно подталкивают Минск к тому, чтобы максимально диверсифицировать свои торговые потоки и внешнеполитические отношения. Резкие попытки навязать белорусской стороне российские стандарты и образ действий гарантированно приведут к неприятию и сопротивлению даже в нынешней, сложной для Минска ситуации.

Наконец, некоторые чисто формальные и символические аспекты нашумевшей встречи подтверждают, что достигнутые договоренности – это не столько прорыв, сколько рутина, пускай и приукрашенная. Бывшие дорожные карты интеграции теперь называются скромнее – «союзные программы». То есть фокус смещается от углубления интеграции в сторону рутинного функционирования Союзного государства. Чтобы никого не нервировать и не создавать завышенных ожиданий.

При этом большое количество согласованных союзных программ не отменяет того, что нерешенным остается еще один фундаментальный вопрос белорусско-российских отношений. Учитывая, какое большое значение Кремль придает соседней стране (а точнее, ее территории) в вопросах безопасности, Москве объективно нужны не просто союзнические отношения с Минском в военно-политической сфере, а долгосрочные гарантии геополитической лояльности.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"

Наилучшим образом эти гарантии обеспечило бы наличие российской военной и политической инфраструктуры внутри Беларуси. При нынешней белорусской системе власти добиться этого трудно, но и от усилий в этом направлении Россия вряд ли откажется. А значит, вопрос будет и дальше генерировать напряжение и конфликты в двусторонних отношениях.

Политолог Валерий Карбалевич в своем телеграм-канале пишет, что принятие союзных программ, безусловно, усиливает влияние России на Беларусь, возрастет зависимость младшего партнера от сильного союзника. Эти программы создают институциональную привязку к России в экономической сфере. Хотя опубликованные материалы показывают, что не планируется создание каких-либо наднациональных органов, регуляторов, но формируются переговорные площадки, соответствующие консультативные структуры двух стран по 28 направлениям.

Вместо того, чтобы проводить реформы внутри страны, строить рыночные институты, белорусские правительственные чиновники будут тратить свои силы на бесконечные, большей частью пустые переговоры, надеясь на помощь России, на российскую халяву.

«Однако я не могу согласиться с теми, кто предсказывает конец суверенитета Беларуси. В упомянутых программах много декларативного, там говорится о «гармонизации», «унификации», «координации» и т. д., — отмечает Карбалевич. — Эти союзные программы согласовывались три года. Думаю, на их реализацию уйдет гораздо больше времени».

По его мнению, основное сомнение в практической реализации этих «дорожных карт» состоит в том, что в основе белорусской социальной модели лежит принцип ручного управления экономикой. И этот стиль отвергает любые внешние ограничения. Почему Беларусь до сих пор не вступила во Всемирную торговую организацию? Потому что не хочет подчиняться ее правилам, которые устанавливают определенные пределы волюнтаризму в экономической политике.

Такую же роль ограничителя будут выполнять предусмотренные союзными программами, единые с Россией правила и нормы. То есть необходимо будет согласовывать с Москвой, например, уровень инфляции, размер бюджетного дефицита, объем бюджетных субсидий отечественным производителям, ставку рефинансирования и многие другие параметры, лежащие в основе макроэкономической политики любого суверенного государства. И зачем это Лукашенко?

Белорусская социальная модель с ручным управлением несовместима с унификацией макроэкономической политики и законодательства с Россией. Парадокс ситуации в том, что именно она может стать щитом на пути ограничения суверенитета страны.

А вот старший аналитик Центра новых идей Павел Мацукевич в комментарии UDF отметил, что можно говорить о победе одной из сторон.

«Еще полтора года назад вопрос о подписании дорожных карт уже не стоял, белорусским властям удалось тогда заболтать тему и снять ее с повестки. Но после начала острого политического кризиса в Беларуси идеи интеграции были реанимированы. Уже то, что белорусские власти пошли на согласование 28 дорожных карт, является серьезной уступкой Москве», – считает Мацукевич.

Разделяет ли аналитик популярное мнение, что подписание дорожных карт будет означать для Беларуси утрату части суверенитета? Отвечая на этот вопрос,  Мацукевич сказал следующее:  «Мы не знаем содержания этих дорожных карт, обязательств в рамках 28 союзных программ. Я не исключаю, что там могут быть полезные для белорусской экономики и ее бизнеса вещи. Однако от этих бонусов разит мышеловкой, а белорусские власти уже не в том положении, чтобы уйти из нее без потерь, прихватив сыр. Белорусский конь над пропастью, и можно сколько угодно натягивать вожжи, но это не поможет».

Аналитик полагает, что не стоит преуменьшать уровень обещанной Россией поддержки. «Для Беларуси низкая цена на газ очень важна. Европейскую стоимость отечественная экономика не потянет, промышленный госсектор живет за счет субсидий. Тем более низкая цена на газ важна после наложения санкций. Озвученная сумма кредитов выглядит не высокой, учитывая соответствующие потребности Беларуси. Но это может быть не последняя помощь, есть же еще евразийские кредитно-финансовые институты, где главную роль также играет Россия – думаю, она пойдет на дальнейшую поддержку белорусских властей», – сказал Мацукевич.

Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов в комментарии UDF отметил, что Путин должен быть доволен итогами переговоров.

По его мнению, подписание дорожных карт может означать утрату экономической независимости Беларуси. Россия получает инструментарий для усиления контроля за белорусской экономикой, что в свою очередь означает, что в перспективе она получит инструменты для политического контроля.

Сможет ли Лукашенко уйти от выполнения договоренностей? «Думаю, у него сейчас нет возможностей тормозить процесс интеграции. Давление со стороны Москвы с требованием реализации дорожных карт будет только возрастать».  Единственное ограничение в процессе углубления интеграции, по его словам, с какой скоростью готова двигаться сама Россия.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!