• 22.09.2021
  • USD 2.503
  • EUR 2.9341
  • RUB 3.4168

Китай и Беларусь: движение в сторону коммерциализации

03 сентября 2021
Олег ШЕПЕЛЮК, «Белорусы и рынок»

На фоне проблем на международной арене, возрастающей политической и экономической изоляции официального Минска роль Китая для белорусских властей растет. Чего стоит ожидать от сотрудничества с Поднебесной, которое (в исполнении белорусской стороны) не первый год носит звание «стратегического партнерства»?

То, насколько Китай стал важным партнером Беларуси в политической, экономической и военно-политической сферах, можно оценить по количеству поездок Александра Лукашенко в Пекин. Их было двенадцать — ни в одну другую страну (за исключением России, конечно же) он так часто с официальными визитами не наведывался.

В 90-е годы основой сотрудничества стала продажа в Китай военной техники и вооружений, оставшихся от СССР. Военный эксперт Александр АЛЕСИН рассказал газете «Белорусы и рынок», что наиболее значимой технологией, которую Беларусь «подарила» Китаю в расчете на будущее тесное сотрудничество, стало производство специальных колесных тягачей: «В Китае был построен завод, создано совместное предприятие «Синдзян-Волот». За эти годы китайцы не только все успешно скопировали, но и создали на этой базе широкую линейку тягачей и шасси, на которых сейчас и межконтинентальные баллистические ракеты, и противокорабельные, и зенитные, и системы залпового огня, то есть вся гамма их вооружений. Китайцы благодарны за это, так как сильно подвинули стратегическую мощь, стали более устойчивы перед возможным нападением США».

Дальше — спутниковые технологии, позволяющие создавать цифровые электронные карты местности для наведения высокоточного оружия. Кроме этого, были и другие, менее важные, проекты. Новый уровень сотрудничества — это помощь Китая, в том числе технология за «щадящую» сумму, которая позволила создать систему залпового огня «Полонез». Предоставляя свои полигоны, они помогли создать в Беларуси и ракетную отрасль. И у нас на выходе ракета дальностью до 500 км с боеголовкой 50 кг — серьезное оружие для нашего региона, называемое «евростратегическим».

В 2000-х логичным продолжением стали политические контакты (на фоне санкций США), которые подкреплялись выделением кредитов, но практически всегда «связанных» — под китайские поставки оборудования и материалов.

Расцвету отношений способствовали два фактора: инициатива Китая «Один пояс — один путь», запущенная в 2013 году, и российско-­украинский конфликт, начавшийся в 2014-м. На его фоне, а также на фоне потепления в отношениях с западными странами Китай запустил в Беларуси проект строительства индустриального парка «Великий камень».

В 2015 году председатель КНР Си Цзиньпин прилетал в Минск, что четко обозначило интерес Китая к нашей стране, имеющей важное географическое положение на пути в Евросоюз и ставшей важной точкой на «Новом Шелковом пути». Кроме того, был запущен завод «Белджи» по сборке китайских автомобилей, а также китайцы построили в Беларуси витебскую ГЭС и несколько предприятий. Правда, без скандалов не обошлось (например, в Светлогорске при строительстве завода беленой целлюлозы), но товаро­оборот между странами существенно вырос (см. инфографику).

При этом белорусский экспорт в Китай мал. Во многом из-за логистических проблем: тысячи километров между странами делают поставки многих белорусских товаров нерентабельными. Несмотря на это, растет экспорт в Китай молочных продуктов, а с недавних пор идет туда и белорусский лес. И все же объем экспорта в Поднебесную по сравнению с поставками на российский рынок очень скромен: меньше в десятки раз.

Но это не мешало и не мешает все более тесному сближению на политической арене — белорусские власти постоянно упоминают, что именно Си Цзиньпин, а не Путин, первым поздравил Лукашенко в августе 2020-го.

Две грани

Как сегодня можно охарактеризовать отношения Беларуси и Китая? С этим вопросом газета «Белорусы и рынок» обратилась к китаеведу Ольге КУЛАЙ.

«Важно разделять политический и экономический подтексты. В 2016 году была подписана Декларация об установлении доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества. Белорусская сторона считает, что это «наивысший в истории уровень отношений». Оценка китайской стороны отличается. При этом, по моему мнению, сегодня наибольший выгодополучатель — Беларусь, которая вписывается в инициативы и проекты Китая, в том числе «Один пояс — один путь», — ответила она.

С августа 2020 года китайский МИД поддерживает белорусские власти и принцип невмешательства во внутренние дела. По словам Ольги Кулай, следует подчеркнуть, что Китай, который постоянно находится под давлением США, транслирует этот принцип всегда, вне зависимости от ситуации, а не только применительно к Беларуси.

Экономическую поддержку Китая всегда рассматривали сквозь призму политики. Но, по словам эксперта, у китайских компаний, в том числе и государственных, все четче работают принципы, принятые в международной практике: рациональное поведение, реальная оценка инвестиционных рисков, в том числе учет международных рейтингов.

«По информации из китайских источников, общего мнения экспертного сообщества, видно, что Пекин говорил и продолжает говорить Минску о том же, давать те же советы, что и Всемирный банк. Их рекомендации аналогичны: те же слова о прозрачном законодательстве, уважении частной собственности и так далее. Поэтому нет ничего противоречивого в том, что выражение политической позиции не сопровождается выдачей кредита», — пояснила эксперт.

Кредит на станок. Давнишний

По словам Ольги Кулай, необходимо понимать, что поддержка белорусских властей на политическом треке не распространяется на суверенные кредиты официальному Минску: последний, выданный Нацбанку, датируется декабрем 2019 года. Но сумма — полмиллиона долларов.

«Вы сами можете оценить масштабы: это цена одного современного станка. «Политическое» кредитование Пекина уменьшается не первый год, посему надеяться, что для Беларуси будет сделано исключение, было бы наивно. Китайская сторона дает понять партнерам по всему миру: хотите получить финансирование от наших госбанков — переходите на коммерческие рельсы или хотя бы двигайтесь в этом направлении», — отметила эксперт.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"

Но смогут ли белорусские власти брать такие кредиты, более коммерческие? «Это очень хороший вопрос. Подход китайской стороны изменился: и отбор ужесточился, и условия выдачи денег. Что будет дальше — сказать трудно. Нужно ставить вопрос иначе: «смогут ли белорусские власти предложить китайцам что-то, что их заинтересует», и под какие условия те будут готовы выделить деньги?», — пояснила Ольга Кулай.

Может, «Беларуськалий» купят?

«Коллективный Запад» выделял белорусским властям немалые деньги (сотни миллионов долларов в год) на инфраструктурные проекты. И зачастую не кредиты, а безвозмездную помощь. Теперь, когда заглох проект по строительству мостов, они стали падать, когда сдулся проект по реконструкции и строительству водопроводов, очистных сооружений — пошли аварии и подача некачественной воды в дома белорусов. Сможет ли Китай заместить эти деньги?

«Если проанализировать поведение Китая в других ближних к нам странах — такого кейса нет. Близкий к этому вариант — «технико-экономическая помощь», но заказчик должен выполнить определенные условия, и, что важно, деньги не заходят в белорусскую систему, а циркулируют внутри проекта, целиком и полностью контролируемого китайской стороной», — рассказала эксперт.

Еще один вариант сотрудничества — инвестиции. Предполагалось, что они придут через китайский парк под Смолевичами. Именно на него делалась ставка, и она все время увеличивается. К примеру, последним указом крупные инвесторы получили новые преференции.

«В «Великом камне» развиваются совместные предприятия, открываются новые, но скорость и масштаб оставляют желать большего. И сейчас именно китайская сторона (судя по открытой информации) является управленческим драйвером развития парка,  влияющим на то, какими будут льготы для резидентов, режим их функционирования, какие отрасли будут развиваться в парке. Потому что в «Великий камень» пришли люди (из той же «Чайна мерчант групп»), которые имеют большой управленческий опыт на международном уровне — в Европе, Китае», — прояснила эксперт.

А купить в Беларуси какие-то предприятия китайцы могут? «Беларуськалий» им наверняка интересен. «Предлагали несколько, иногда эти переговоры даже конкретизировались — как, например, с «Гомсельмашем». Но требования, выдвинутые потенциальному инвестору — по сохранению рабочих мест и структуры управления, долгам, его однозначно не устроили.

«Беларуськалий» им интересен, могли бы купить. Вопрос, захотят ли продавать его белорусские власти? И на каких условиях? Если на «гомсельмашевских», то итог будет таким же.

Важно отметить и то, что Китай оценит риски, связанные с санкциями и невозможностью ведения расчетов через белорусские госбанки, а встроенность в мировую финансовую систему им важна. Посему решение о приобретении каких-либо активов будет очень взвешенным», — считает Ольга Кулай.

Не секрет, что у белорусских властей большие проблемы с финансами. Взять очередной кредит в России все не получается, как и облигации разместить. Финансовый рынок западных стран вовсе закрыт. Может ли Китай одолжить несколько миллиардов долларов?

«Может, но вряд ли будет это делать. Предположу, что белорусская сторона поднимала вопрос о госкредитах, и не раз. Но до сих пор, с декабря 2019-го, госзайма от Китая не получили. И если бы вопрос мог быть решен, то он был бы решен», — сказала эксперт.

Чего стоит ждать от белорусско-­китайского сотрудничества в ближайший год? По мнению собеседницы, Китай продолжит оказывать белорусским властям поддержку на международной арене — тесная кооперация в различных международных организациях продолжится. Неизменной останется и антисанкционная риторика: наверняка санкции приведут к сближению Пекина и Минска как никогда.

«Что касается экономической стороны, то и здесь поведение Китая будет традиционным: в случае политических кризисов оно выжидательное. И больших вложений в белорусскую экономику ждать не стоит, так как для китайцев в них нет коммерческого рационального зерна. Товарооборот наверняка будет расти, но рост будет скромным и заместить потери, понесенные на западном векторе, не сможет», — резюмировала Ольга Кулай.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!