• 17.10.2021
  • USD 2.4512
  • EUR 2.8432
  • RUB 3.4397

Станислав Богданкевич: До конца года статус­-кво будет обеспечен

01 сентября 2021

За счет каких резервов растет белорусская экономика и долго ли это может происходить?

Валовой внутренний продукт Беларуси за январь — июнь 2021 года вырос на 3,3 % по сравнению с январем — июнем прошлого года, сообщает Национальный статистический комитет.

Объем ВВП в текущих ценах составил 78,9 млрд рублей, или в сопоставимых ценах 103,3 % к уровню января — июня 2020 года. Индекс-дефлятор ВВП в первом полугодии 2021 года по отношению к первому полугодию 2020-го равен 115,7.

Премьер-министр Роман Головченко заявил, что по итогам года рост ВВП составит 3,3 % (изначальный рост планировался на уровне 1,8 %).

За счет чего происходит рост экономики? Сколько он может продолжаться? И когда Беларусь почувствует действие западных санкций?

Об этом газета «Белорусы и рынок» беседовала с бывшим главой Нацбанка Станиславом БОГДАНКЕВИЧЕМ.

МВФ и кредит

— Дойдет ли до Беларуси «коронавирусный» кредит МВФ в 950 млн долларов?

— Полагаю, что этот кредит Беларусь не получит. Почему? Из-за имиджа страны. И я, будучи демократом, думая о правах человека в стране, тоже не дал бы кредит.

Правда, в данном случае речь идет не о правах человека, кредит предназначен для ликвидации последствий коронавируса. Но, на мой взгляд, коронавирус не является столь глобальной угрозой, что ставит человечество на грань выживания. К тому же большой процент умерших были в возрасте старше 60 лет, то есть близко к порогу естественной смерти.

— Давайте представим картину: МВФ выдал кредит в 950 миллионов, официальный Минск получил эти деньги. Как скажется кредит на состоянии белорусской экономики?

— Трудно сказать. Как может развиваться экономика, когда страна находится под санкциями? В Международном валютном фонде решения принимают те же люди, которые ввели экономические санкции. Ситуация противоречивая: в таком случае нужно уже санкции отменять.

SWIFT и переводы

— Абсолютбанк приостановил ряд операций. Это последствие американских санкций?

— Для того чтобы делать такие выводы, нет достаточной информации. Но, похоже, это действительно последствие санкций. У банков, которые подверглись санкциям, и раньше наблюдались определенные проблемы, например нежелание других банков вести корреспондентские счета этого банка. Каждый банк стремился иметь счет в другом банке, чтобы быстро переводить деньги с помощью системы SWIFT. Если корсчет закрыть, заморозить, то и расчетов нет.

— Европейский союз также ввел санкции в отношении трех государственных банков. Как сильно могут ударить эти санкции по банковской системе?

— Конечно ударят, а как же иначе! Но я не считаю санкции смертельными ни для банковской системы, ни для экономики в целом. И прежде проводили расчеты через центральный банк, через другую расчетную организацию, то есть расчеты будут идти, но с опозданием. А ведь весь прогресс в экономике связан с ускорением расчетов. Деньги можно и пешком переносить, и возить на велосипеде, можно и через месяц доставить мешок денег в другой банк. Но это аналогично тому, как в мотор забивается песок — через определенное время мотор приходит в негодность.

— Насколько велики риски отключения Беларуси от системы SWIFT?

— Тоже не смертельно. Но SWIFT позволяет осуществлять переводы в течение секунды по всему миру, а так расчеты будут вестись по-старому, с помощью самолетов, машин, велосипедов. Замедление расчетов ведет к увеличению доли мошенничества. для страны отключение от SWIFT, конечно, плохо, но внезапного краха не вызовет. Какое-то время расчеты будут осуществляться через российские банки, через китайские, через новые банки. Выходы найдутся, но экономика XXI века не может развиваться по законам XV—XVI веков.

Лучше, конечно, чтобы отключением SWIFT только пугали, но не отключали его.

Рост экспорта: резервы экономики распроданы

— Отдельные экономисты говорят, что белорусская экономика уже год действует в режиме военного коммунизма. Тогда откуда рост экономики?

— Нужно иметь в виду, что это еще санкции не работают. Они введены в отношении контрактов, заключенных только с 25 июня. А действующие контракты работают в полную силу, санкции их не затронули. Они на сегодняшний день еще не действуют.

Кроме того, мировая экономика сегодня восстанавливается после коронавируса, и Беларусь этим пользуется. До сих пор трактора, другая сельхозтехника мертвым грузом лежали на складах, а сегодняшнее оживление товарооборота и с Россией, и в какой-то мере с Китаем, и с другими странами позволило хоть немного разгрузить склады. Вдумайтесь: рост ВВП составил 3 %, а экспорт увеличился на 30 %! Это значит, реализованы складские запасы. но дальше такого не будет.

— То есть объявленный к концу года рост ВВП в 3,3 % — вполне достижимый показатель?

— Учитывая, что последние десять лет белорусская экономика не давала никакого роста, то некоторый прирост возможен. Но мы же говорим о другом: о том, что экспорт вырос в несколько раз больше, чем ВВП. Откуда экспорт? За счет резервов белорусской экономики: она работала на склад, а сейчас распродает запасы.

Приток валюты и стабильность рубля

— Удастся ли Нацбанку до конца года сохранить статус-кво на денежно-валютном рынке?

— До конца года статус-кво на денежно-валютном рынке будет обеспечен. Золотовалютные резервы страны составляют 7 млрд долларов. Но половина их или даже больше представлена не в виде денег, а в виде двух-трех тонн золота, на которые еще нужно найти покупателей. Если на хозяйственном рынке произойдет ухудшение (снизится спрос на валюту, уменьшится экспорт), стабильность рубля может обеспечиваться и за счет сокращения бизнеса — не только крупного, но и малого и среднего. Очень много факторов влияет на поддержку стабильности. Статистика за первое полугодие показала значительное увеличение экспорта. Это означает приток валютных поступлений в страну, что и обеспечило стабильность белорусского рубля.

— С каким курсом войдем в новый,  2022 год, возьметесь спрогнозировать?

— Думаю, курс может сохраниться. Все зависит от того, включит или не включит Нацбанк печатный станок. За полугодие денежная масса, по официальным данным, уменьшилась на 2,2 %, хотя планировали ее рост на 7—10 %. А произошло это потому, что упали депозиты — валютные, рублевые, и это стабилизирует валютный курс. Казалось бы, падение депозитов — это ухудшение, но ведет к стабилизации курса. В этих механизмах все никак не мог разобраться Петр Прокопович.

— Когда стоит ждать изменений в белорусской экономике, в том числе и с учетом западных санкций?

— Прогнозирую, что в 2022-м году ситуация ухудшится, потому что в текущем году стагнация продолжится, 3 % — рост не существенный. Когда вся мировая экономика последние 20 лет росла более чем на 3 %, Беларусь практически топталась на месте. Последние десять лет мы жили стагнацией и рецессией. Сейчас наблюдаем некоторое оживление, но, думаю, ненадолго.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!