• 22.09.2021
  • USD 2.503
  • EUR 2.9341
  • RUB 3.4168

Сколько «весят» ипэшники для экономики?

01 сентября 2021
Ольга ШАВЕЛА, «Белорусы и рынок»

В Беларуси планируется ограничить виды деятельности для индивидуальных предпринимателей (ИП) и изменить их налогообложение. Кроме того, ипэшникам уже запретили расплачиваться за товар за рубежом наличкой, хотя многие предприниматели закупаются в России, где контрагенты просто не готовы проводить незначительные суммы по безналу. Плюс Министерство юстиции подало в Верховный суд иск о ликвидации Республиканского общественного объединения «Перспектива», которое занималось защитой предпринимателей. Последствия пандемии тоже никто не отменял, а государственной поддержки у предпринимателей нет.

Положение малого бизнеса, в том числе индивидуальных предпринимателей, в нашей стране никогда не было простым. Однако, кажется, сейчас для них настали самые худшие времена. Что будет дальше с ИП? Этот вопрос мы обсудили в передаче «Умные люди» на YouTube-канале «Белорусы и рынок». В гостях в студии были председатель высшего координационного совета Республиканской конфедерации предпринимательства Андрей КОПЫТОК и индивидуальный предприниматель и экономический обозреватель Алесь ГЕРАСИМЕНКО.

— Не имея на руках проектно-нормативного правового акта в отношении ИП, невозможно прогнозировать будущее предпринимателей. Ходит много слухов и домыслов. Например, есть такая информация, что Минфин готовит что-то такое, что уничтожит ИП как класс. Но пока мы не увидели проекта, невозможно делать предсказания, — отметил в беседе Алесь Герасименко.

Однако он признался, что некоторые вещи его настораживают.

— В вашей газете была опубликована статья — подробная инструкция, как закрыть ИП. Обычная техническая публикация, которая не призывала никого закрывать бизнесы. Меня удивило, сколько тысяч просмотров она собрала. Сомневаюсь, что такое количество прочтений собрала бы пошаговая инструкция, как открыть. Я испугался. Так на что нацелена наша деловая аудитория? На закрытие бизнеса?! Тогда у меня возникает вопрос: что с нашим деловым потенциалом? Мы его стимулируем на то, чтобы он сворачивал свою активность в нашей экономике? Вот что меня тревожит.

— Никто не говорит об упразднении в один день или год таких субъектов и видов деятельности, как ИП. Сейчас после отпусков все деловое сообщество продолжит работу над сокращением регламента административных процедур, а далее предоставит предложения в правительство и Совмин, — заверил Андрей Копыток. По его словам, ведущие бизнес-союзы, в частности Республиканская конфедерация предпринимательства, проводят «колоссальную работу для того, чтобы власть услышала бизнес». — И президенту по представленным нашим предложениям будет также доложено, — рассказал глава конфедерации.

Он сообщил, что его структура будет убеждать руководство Беларуси, «что этот вид деятельности — индивидуальное предпринимательство — нужен нашей стране. На сегодняшний день идет активная работа по сбору и подготовке предложений».

— Я уверен, что у нас в правительстве есть знающие люди, экономисты и либералы. Думаю, они все прекрасно понимают. Я очень надеюсь, что с учетом экономической и социальной значимости ИП решения будут очень и очень взвешенными и никто с плеча рубить не будет, — выразил надежду Алесь Герасименко. — Независимо от того, какой будет власть, белая или красная, правая или левая, нам необходимо восстанавливать экономику. Мы все заинтересованы в экономическом росте, мы все заинтересованы в том, чтобы использовать предпринимательский потенциал. Надеюсь, что здоровый прагматизм в конечном счете возьмет верх в нашей стране.

Так каков вес ИП в экономике Беларуси?

Александр Лукашенко в этом году заявил следующее:

  
У нас скоро будет индивидуальных предпринимателей 12 миллионов! У нас народа столько нет! Мы создали колоссальный офшор, где люди ничего не платят, а уже все индивидуальные предприниматели — от журналистов (примеров море) до чиновников.

На самом деле на 1 января 2021 года численность индивидуальных предпринимателей, состоящих на учете в налоговых органах, составила 269 501 человек и увеличилась за 2020 год на 12 501 человека, или на 4,9 %. За год ИП уплатили в бюджет 628 млн рублей (удельный вес в общей сумме доходов — 2,3 %). Вклад индивидуальных предпринимателей в ВВП Беларуси за минувший год составил 3,1 %. Так большой это вклад или нет? Можно ли просто взять и вычеркнуть этот сектор?

— Почти 270 тысяч трудоустроенных в экономике не такая уж маленькая цифра. Добавьте к этому работников, которых предприниматели нанимали по договору подряда или в штат, и получится уже около 340 тысяч трудоустроенных людей. Это 8 % от всех трудоустроенных в экономике — существенная цифра. Тем более на фоне того, что у нас из года в год идет тренд на снижение количества занятых в экономике, — объяснил масштаб Алесь Герасименко. По его мнению, вклад ипэшников в экономику достаточно весомый, чтобы не делать по отношению к ним резких движений и серьезно проанализировать экономические последствия.

Оба гостя передачи обратили внимание на то, что за цифрами стоят люди, многих из которых можно отнести к уязвимым группам населения. Так, среди индивидуальных предпринимателей, особенно в регионах, много женщин пожилого возраста, и матерей, воспитывающих детей без отцов. 

— Вот она нашла, как заработать копейку, сама устроилась… И что, просто взять и выкинуть этих людей из экономического оборота, не дать им возможности зарабатывать? Сомневаюсь, что это правильно, — сказал Алесь Герасименко.

Он также обратил внимание на то, что ИП занимают ту нишу, в которую юридические лица сами не пойдут.

— Поскольку у ИП меньше затратная часть, (а это связано не с уровнем налогов, а с расходами), то они могут занимать в экономике низкомаржинальные и низко­оборотные ниши. Это ниши, где юридические лица просто не будут работать. А ИП в них работают: оказывают услуги, продают товары, то есть, по сути, предприниматели выполняют социальную функцию.

Премьер-министр Беларуси Роман Головченко в одном из выступлений в госСМИ сказал, что «за первое полугодие 2020 года средний индивидуальный предприниматель в месяц платил в среднем 200 рублей налога». Андрей Копыток подчеркнул, что это серьезная цифра для регионов, особенно «если сравнить с уровнем зарплат… Там по 500 рублей люди зарабатывают».

Сектор ИП — это еще и субстрат для дальнейшего роста: когда бизнес-модель ипэшника нацелена на рост, он доходит до того уровня, когда нужно переходить в формат юридического лица, чтобы дальше масштабировать бизнес.

— Таким образом, мы создаем почву, чтобы люди с минимальным риском, с минимальными инвестициями могли вой­ти в бизнес, попробовать себя, обкатать свои бизнес-идеи на небольшом проекте и дальше зарегистрироваться как юрлицо, — пояснил Алесь Герасименко.

— Даже без фактора роста, индивидуальные предприниматели — уже значимый сектор в экономике. Однако с учетом того, что это субстрат для дальнейшего роста, ну, конечно же, они необходимы стране. Этот формат бизнеса есть и в других странах. И там ни у кого не возникало таких радикальных мыслей: наверное, нам вообще индивидуальные предприниматели не нужны.

Гости передачи не смогли дать ответ, почему данные факты, лежащие на поверхности, власть не учитывает при принятии экономических решений. Однако участники передачи обозначили некоторые проблемные места в диалоге «власть — ипэшники».

Даже если бы была репрезентативность, этого мало

Глава конфедерации предпринимательства считает, что во многом виновата местная вертикаль власти:

— Лица, зарегистрированные в качестве субъектов любого вида деятельности (ИП или малый и средний бизнес), обращаются к местной вертикали власти, но ответа не получают. Проходят недели, месяцы. Дальше эти жалобы приходят к нам. Мы пытаемся разобраться, в чем причина. Жалобы поступают нам пачками. То есть сегодня местные власти сидят на местах, смотрят на эти жалобы и не реагируют.

Он также обратил внимание на то, что индивидуальные предприниматели в возрасте до 26 лет остаются не вовлеченными в деловое сообщество. Их интересы нигде не представлены:

— Они пришли, зарегистрировались по принципу одного окна, а дальше сами по себе. Они не знают, что такое бизнес-­союзы.

Алесь Герасименко заметил, что ипэшники, как субъекты хозяйствования, часто просто не могут себе позволить делать членские взносы в ассоциации. К тому же белорусские бизнес-союзы больше ориентированы на работу с юридическими лицами. Поэтому сегодня судьба ИП во многом решается без участия самих ИП.

— Ипэшники почти невидимы в деловых объединениях. Конечно, хотелось бы, чтобы репрезентативность этих субъектов хозяйствования была выше. Но одной репрезентативности мало. Важно вернуться вновь к здоровому диалогу, чтобы органы государственного управления слышали бизнес, доверяли ему, а бизнес, соответственно, мог доносить свои пожелания и потребности до органов власти. Диалог между бизнесом и властью по экономическим вопросам, который был еще год назад, это было достижением нашей страны. Очень хотелось бы возобновить этот диалог, — сказал Алесь Герасименко.

Читайте нас в Telegram. Подписывайтесь на канал газеты "Белорусы и рынок"
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!