• 22.09.2021
  • USD 2.503
  • EUR 2.9341
  • RUB 3.4168

Почему исчезает «Республика Беларусь»?

25 июня 2021
Олег ШЕПЕЛЮК, «Белорусы и рынок»

В последнее время принято немало всевозможных законов и подзаконных актов. Газета «Белорусы и рынок» обратила внимание на то, что очень часто при «корректировках» тех или иных законов, указов и прочих документов из них пропадает словосочетание «Республика Беларусь» (в разных падежах).

Почему это происходит и не связаны ли «исчезновения» с белорусско-­российской интеграцией? Ответы на данные вопросы мы получили в Национальном центре законодательства и правовых исследований (НЦЗПИ), а также у известных юристов.

Каждый год в Беларуси принимается масса законов и указов. не меньшее, а то и большее, их число претерпевает те или иные изменения. Процесс уточнения, актуализации, приведения в соответствие в связи с подписанными международными договорами и тому подобного вечен. Но, читая свежеизмененный «Закон о средствах массовой информации», мы обратили внимание на то, что в новой редакции документа то тут, то там пропали упоминания «Республики Беларусь».

Решив проверить, случайно ли это, мы сверили несколько других законов и указов, отредактированных в этом году, и обнаружили, что аналогичные многочисленные «косметические» правки, которые не меняют сути, не требуются для уточнения формулировок, повсеместны.

Чтобы выяснить, почему из законодательных актов в последнее время исчезает обозначение «Республика Беларусь» и либо заменяется на «республика», либо убирается вовсе, редакция газеты «Белорусы и рынок» обратилась в Национальный центр законодательства и правовых исследований.

Там ответили оперативно. В письме из НЦЗПИ упор сделан на то, что причиной бесконечных вычеркиваний «Республики Беларусь» является Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах», который был принят еще 17 июля 2018 года, а вступил в силу 1 февраля 2019 года.

«Этим Законом № 130-З регулируются вопросы подготовки проектов нормативных правовых актов, в том числе оформления структурных элементов нормативного правового акта и формулирования правовых норм. Закон содержит ряд новаций, направленных на упрощение ранее действовавших требований нормо­творческой техники, обеспечение простоты и понятности языка правовых актов, исключение излишне сложных или детализованных конструкций правовых норм, облегчение восприятия текстов актов», — сказано в письме, подписанном директором НЦЗПИ Вадимом Ипатовым.

В ответе на наш запрос также сказано, что согласно пункту 7 статьи 30 Закона «О нормативных правовых актах» термины «законодательство», «нормативные правовые акты», «акты законодательства», «законодательные акты», «законы», «кодексы» используются в нормативных правовых актах без слов «Республики Беларусь», кроме случаев применения ссылки на конкретный нормативный правовой акт. Либо если использование этих слов необходимо в целях обеспечения точности изложения нормативных правовых предписаний (исключения возможности применения в конкретном случае законодательства иностранных государств либо при перечислении законодательств Республики Беларусь и иностранных государств).

«Республика Беларусь» исчезает из текстов и в других случаях — при упоминании государственных органов (организаций) и должностных лиц этих госорганов и организаций. И на это тоже есть объяснение.

«Согласно статье 32 Закона № 130-З наименования в тексте нормативного правового акта указываются без слов «Республики Беларусь», за исключением нормативных правовых актов об образовании (создании) государственных органов (организаций) либо определяющих их правовой статус, а также наименований отдельных высших государственных органов (например, Президент Республики Беларусь, Национальное собрание Республики Беларусь, Правительство Республики Беларусь, Конституционный и Верховный суды Республики Беларусь и др.).

Новые требования нормотвор­ческой техники направлены именно на доступное изложение правовых норм, максимальное исключение неоправданного применения в нормотворческой практике устоявшихся юридических словосочетаний и языковых штампов, не несущих правовой нагрузки. Следует отметить, что данная практика сформирована еще в Конституции, а впоследствии широко применялась в актах президента», — сказано в ответе НЦЗПИ.

Именно по вышеуказанным причинам, а не потому, что идет «унификация» законодательства с РФ, название нашей страны исчезает из национальных нормативных правовых актов — такой вывод можно сделать из письма.

Поэтому слова, указывающие на принадлежность к нашей стране («Республика Беларусь»), не используются в том числе при указании наименований государственных органов (организаций) не только для вновь принимаемых (издаваемых) нормативных правовых актов.

«Следует отметить, что в соответствие с указанными требованиями нормотворческой техники приводится также все действующее законодательство. Однако согласно пункту 3 статьи 78 Закона № 130-З допускается внесение в акты законодательства, принятые (изданные) до вступления в силу данного Закона, изменений технического характера, направленных на приведение в соответствие с новыми требованиями нормотворческой техники, осуществлять в рамках комплексной корректировки этих актов. Поэтому при возникновении необходимости изменения нормативного правового акта по существу регулируемых общественных отношений в проекте соответствующего акта предусматриваются также поправки, обусловленные требованиями нормотворческой техники, установленными Законом № 130-З, и не влияющие на содержание предписаний нормативного правового акта», — сказано в письме.

Мы поинтересовались у известных юристов: как следует относиться к исчезновению «Республики Беларусь» и доводам НЦЗПИ?

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного
суда Республики Беларусь первого состава Михаил ПАСТУХОВ считает, что наши опасения небеспочвенны: «Да, после принятия закона «О нормативных правовых актах» слова «Республика Беларусь» стали употребляться в законах и указах реже. Можно сказать, что такая тенденция может проявляться в условиях «унификации» законодательства Беларуси и России и в рамках Союзного государства. Можно ли сделать однозначный утвердительный вывод о том, что исчезновение — это следствие унификации? Нет. Но исключать такой возможности я бы не стал.

Можно предположить, что если дальнейшая унификация продолжится, в том числе в рамках Союзного государства, то упоминаться Республика Беларусь будет все реже. К примеру, принят общий Таможенный кодекс ЕАЭС, есть вероятность принятия единого Налогового кодекса Союзного государства. Логично предположить, что преобладать, так скажем, в этих документах будет законодательство РФ, в том числе Гражданский кодекс РФ, который регулирует имущественные отношения как граждан, так и юридических лиц. И писать документы будут в пользу более сильного государства — России, которая будет довлеть не только экономически, но и в правовом плане. Унификация в условиях неравноправных экономик, территории, финансовой и военной мощи, безусловно, приведет к поглощению более слабого государства и превращению Беларуси в Северо­Западный край, но с названием «Республика Беларусь». Это выгодно и Российской Федерации, и властям, которые будут действовать от имени Республики Беларусь».

Заместитель председателя Белорусского Хельсинкского комитета, экс­президент Союза адвокатов Беларуси Гарри ПОГОНЯЙЛО отметил, что отсылка Национального центра законодательства и правовых исследований к Закону «О нормативных правовых актах» на первый взгляд все объясняет, но, как всегда бывает, важны нюансы. «Да, своими отсылками Центр вроде бы снял вопросы, но меньше их у журналистов все равно не становится. И причина на поверхности — «унификация» законодательства Республики Беларусь и Российской Федерации. Ведь недавно планировались так называемые модельные законы, которые должны были обеспечивать единое понимание, терминологию как для белорусских юристов, так и для российских, чтобы была «совместимость» законодательства и его применения, чтобы не было двояких толкований, юридических неточностей. Так что ваши догадки о возможной «унификации» имеют под собой весьма ощутимую почву», — сделал вывод один из старейших правозащитников страны.

Заслуженный юрист Беларуси, заместитель председателя Конституционного суда в отставке Валерий ФАДЕЕВ считает главным, чтобы «Рес­публика Беларусь» упоминалась «на титульном листе»: «Считаю, главное, чтобы в названии законодательного акта присутствовало название нашей страны. А внутри текста считаю обязательным упоминание «Республика Беларусь», если идет ссылка на законодательство другой страны. Честно говоря, в исчезновении названия страны из различных законодательных актов я не вижу особой проблемы. Скорее всего, это именно техническая «чистка» текстов, хотя, с другой стороны, вариант того, что в эти корректировки закладывается что­то еще, я бы не стал отметать. При этом, если будет некое объединение с Россией в Союзное государство, то тогда, вероятно, наименования изменятся, и будут союзные законы».

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!