• 03.08.2021
  • USD 2.4968
  • EUR 2.9665
  • RUB 3.4197

Эксперты KEF: Самое большое препятствие для развития бизнеса — неопределенность

04 мая 2021
Роман ГОДУН

Экономика Беларуси как никогда зависит от ожиданий . Негативные ожидания населения и бизнеса и ухудшившийся международный имидж страны резко ограничили поле для маневра экономической политики.

С начала пандемии неопределенность стала ключевым словом, описывающим положение дел во всем мире. Но наша неопределенность еще более неопределенная: пожалуй, осталось очень мало вещей, в реальность которых в Беларуси сложно поверить. То, что недавно казалось невозможным, становится вероятным, что выглядело абсурдным — становится повседневностью, а что представлялось «черным лебедем» — прочно вошло в базовые сценарии. Неопределенность такого уровня порождает негативные ожидания, уменьшает и без того короткий горизонт планирования и подавляет развитие.

Команда Кастрычніцкага эканамічнага форума проанализировала ожидания бизнеса, сравнила их с ожиданиями аудитории Telegram и порассуждала о том, как можно начать из этого выбираться. Результаты исследования опубликованы в телеграм-канале KEF.

Каналы влияния негативных ожиданий на экономику

Влияние негативных ожиданий населения:

на банковскую систему (отток срочных валютных депозитов физических лиц (в долларовом эквиваленте) и срочных рублевых депозитов физических лиц (в реальном выражении) хоть и замедлился, но не прекратился – это подрывает ресурсную базу банков, требует повышения процентных ставок по рублевым депозитам (для противодействия оттока ресурсов) и усиливает риски, связанные с выполнением нормативов безопасного функционирования банков);

на потребительский рынок (в 3–4 кв. 2020 г. потребление населения за счет средств, не связанных с потребительским кредитованием, не росло, несмотря на рост доходов (во 2 кв. 2020 г. оно упало вследствие самоограничения мобильности в период первой волны коронавируса). В 1 кв. 2021 г. падение потребления продолжилось);

на жизненные стратегии (отток квалифицированных кадров за границу, судя по всему, ускорился, несмотря на пандемию коронавируса; отток абитуриентов/студентов в зарубежные вузы ускорился (особенно если принять во внимание ограничения мобильности в период пандемии). Это будет усугублять и без того негативные демографические тенденции);

на производительность (уровень депрессивности/апатии в обществе возрос, что негативно сказывается на производительности и на потенциале развития вообще. Без базовых свобод (в том числе свободы выражения мнений) ни одна страна не сможет быть конкурентоспособной – время конвейерных рабочих прошло, теперь конкурентоспособность определяется средой, которая позволяет реализовывать (и коммерциализировать) творческий потенциал людей).

Влияние негативных ожиданий бизнеса (в том числе международного):

на инвестиции (проекты приостанавливаются (либо от их реализации отказываются). СЭЗы работают в основном с проектами, которые начались до августа 2020 г., вклад IT в прирост ВВП на историческом минимуме с момента принятия восьмого декрета. С 3 кв. 2020 г. инвестиции в основной капитал падают за счет всех основных источников финансирования);

на платежный баланс и доходы бюджета (компании, в отношении которых уже реализовался либо существует риск санкций, теряют партнеров и рынки. Из-за внутренних репрессивных мер и риска их нарастания часть бизнеса экспортеров переводится за границу, а с ним и часть финансовых потоков, что сокращает валютную выручку и ухудшает состояние текущего счета платежного баланса, а также налоговые доходы бюджета);

на рынок труда (последнее десятилетие частный сектор абсорбировал практически всех работников, которых увольнял госсектор, а сейчас спрос на рабочую силу со стороны частного сектора в лучшем случае стагнирует);

на банковскую систему (компании стараются по возможности хеджировать валютные риски, а также сокращают сроки размещения депозитов (как рублевых, так и валютных), что усиливает риски, связанные с выполнением нормативов безопасного функционирования банков).

Влияние негативных ожиданий долговых инвесторов и международных организаций (репутационные риски):

на возможности рефинансирования долга, суверенный кредитный рейтинг (и связанные с ним рейтинги национальных эмитентов);

на потоки инфраструктурных инвестиций, международной технической и безвозмездной помощи;

на общий имидж страны и, соответственно, частные инвестиции;

на банковскую систему, в том числе повышают риски досрочного изъятия ресурсов кредиторами в случае нарушения банками ковенант договоров заимствования.

Индексы экономической тревожности

Команда KEF проанализировала мнения трех групп респондентов: своей аудитории (2 048 респондентов), «стандартную» выборку мартовской волны IPM-индекса (73 компании) и дополнительную выборку МСП мартовской волны IPM-индекса (152 компании).

Респондентам предлагалось оценить по пятибалльной шкале вероятность наступления 15 событий из закрытого списка (1 – очень низкая вероятность, 5 – очень высокая вероятность). Далее респондентам предлагалось оценить силу влияния каждого из рассмотренных событий на белорусский бизнес. Оценки делались по четырехбалльной шкале (1 – не повлияло бы, 4 – повлияло бы существенно). Одно из событий («смягчение монетарной политики») впоследствии было исключено из анализа, поскольку из-за неудачной формулировки многие респонденты не понимали, о чем идет речь (об этом говорят их оценки риска/силы влияния на бизнес этого события).

Бизнес испытывает меньшую тревожность, чем аудитория Telegram, а средний уровень тревожности МСП скорее низкий. Для аудитории Telegram три события вызывают тревожность, граничащую с паникой: нарастание политических репрессий, экономических репрессий и валютный кризис. Для бизнеса нет ни одного события, вызывающего такой же уровень тревожности, но эти же три события вызывают высокий уровень тревожности у бизнеса из выборки IPM индекса, а два из них (и повышение сырьевых цен) – высокий уровень тревожности среди МСП. Бизнес в основном попадает в группы «слегка тревожно» и «тревожно», пользователи Telegram – в группы «очень тревожно» и «тревожно».

Если экономические агенты воспринимают кризисные события как не связанные друг с другом, значит, на их картину мира в большей степени влияет негативная информационная повестка, нежели рефлексия по поводу происходящего и понимание взаимосвязей в экономике. Если же они выбирают взаимосвязанные события, то они воспринимают различные сценарии кризиса, то есть хорошо осознают происходящее в экономике. Это далеко не всегда предполагает знание теоретических основ и владение терминологией, что усложняет задачу для коммуникации.

Ключевой проблемой для бизнеса является высокая неопределенность экономической среды. Вне зависимости от выборки в «топе» препятствий макроэкономическая нестабильность (2 место у респондентов выборки IPM индекса и 3 место у выборки МСП) и низкий спрос (4 и 2 места соответственно). Для респондентов выборки IPM индекса на третьем месте по частоте упоминания в качестве основного барьера для расширения деловой активности находится недоверие к правовой системе (МСП упоминают ее почти вчетверо реже). Из быстрого сравнения мнения двух выборок можно сделать некоторые выводы об особенностях разных типов бизнеса: МСП выбирают меньше препятствий – в среднем по 2.8 на респондента из возможных 5 по сравнению с 3.9 для выборки IPM индекса; МСП в большей степени ориентированы на внутренний рынок, потому что низкий спрос – это в настоящее время в большей степени характеристика внутреннего рынка; МСП реже сталкиваются с правовой системой.

Однако в контексте темы данной работы важнее то, что наибольшим препятствием для развития бизнеса является высокая неопределенность, которая усилилась в период пандемии, а затем постоянно «подпитывалась» (и подпитывается) провальной коммуникацией. В итоге бизнес стабильно воспринимает риски ведения бизнеса в Беларуси как «скорее высокие» (выборка МСП) или «более чем высокие» (выборка IPM индекса).

Как бороться с негативными ожиданиями

Нынешний подход к коммуникации усиливает неопределенность в силу многих причин.

Во-первых, это конфронтационная информационная повестка («мы и они»), которая постоянно поддерживается официальными медиа и подкрепляется конкретными действиями, что подрывает базовые потребности людей в личной безопасности и, соответственно, отодвигает на второй план реальную повестку экономических проблем и путей их решения.

Во-вторых, исключение негосударственных медиа (крупнейших по охвату и пользующихся наибольшим доверием в обществе) из официальной коммуникации, что  расширяет пространство для интерпретаций (невозможность получить оперативный ответ официальных лиц на интересующие вопросы вынуждает интерпретировать информацию в подаче официальных медиа), а также создает и усиливает «информационные пузыри» и еще больше поляризует и раскалывает общество на «мы и они».

В-третьих, подача информации в советском стиле (даже с учетом современных каналов и средств коммуникации) маргинализирует официальные медиа, превращая их в один из информационных пузырей с узкой аудиторией.

 Соответственно, информационная политика, не подкрепляемая реальными действиями, будет подрывать доверие и повышать неопределенность по очевидным причинам.

Информационная политика, которая будет построена вокруг уже принятых решений, не будет снижать неопределенность, поскольку, во-первых, эти решения с высокой вероятностью они не будут учитывать реальных потребностей/страхов/ожиданий целевых групп, то есть будут иметь низкую эффективность или даже обратный эффект, и, во-вторых, они будут «внезапными», то есть даже если они будут удачными, люди и бизнес оценят их по факту, без привязки к информационной повестке;

Кроме того, «тихое» принятие мер несет риски увеличения неопределенности, поскольку отсутствие информации о причинах, мотивации и примерных последующих шагах властей ведет к тому, что экономические агенты исходят из худших ожиданий просто для того, чтобы минимизировать вероятность реализации худших рисков.

Таким образом, первые шаги в направлении преодоления негативных ожиданий и снижения неопределенности могли бы включать:

четкие позитивные сигналы (информация плюс действия) по обеспечению базовой потребности людей в безопасности (риск «нарастание административного и уголовного преследования по политическим мотивам» должен уйти из числа вероятных). Это снизит в том числе остроту проблемы недоверия к правовой системе;

нормализация отношений с негосударственными медиа (восстановление официальной коммуникации, аккредитация журналистов и т.п.);

объявление «дорожной карты» по преодолению экономического кризиса с необходимыми элементами трансформации институциональной среды;

набор действий по снижению неопределенности и демонстрация серьезности намерений (например, мораторий на проверки сроком не менее двух лет, придание Комитету государственного контроля реального статуса высшего органа аудита с соответствующим изменением полномочий, изменение практики применения административного и уголовного законодательства, приостановка принятия и отправка на доработку (с соблюдением нормотворческих процедур) нормативных актов, вызывающих негативную реакцию в обществе и т.п.).

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!