• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Елена Кузьмина: Если Беларуси понадобится кредитная поддержка, Россия ее окажет

02 апреля 2021
Беседовала Татьяна КАЛИНОВСКАЯ

Заведующая сектором Беларуси, Молдовы и Украины Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Елена КУЗЬМИНА считает результаты работы белорусской экономики стабильными.

Своим видением ситуации в экономике Беларуси она поделилась с читателями газеты «Белорусы и рынок». 

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в белорусской экономике? Каковы, на ваш взгляд, ее основные проблемы?

— Беларусь закончила год с относительно стабильными результатами. Да, произошло падение ВВП — на 0,9 %. Но причины такого падения в большей степени связаны с мировым экономическим кризисом, проблемами у основных торговых партнеров, закрытием границ, сокращением внешней торговли. Промышленное производство сократилось на 1,6 %, но важно, что за счет производства продуктов питания и некоторых видов продукции машиностроения в обрабатывающей промышленности те же показатели, что и год назад. А вот горнодобывающая промышленность сократилась более чем на 2 %.

Наиболее позитивно на ситуации в экономике отразился рост сельского хозяйства (+5,3 %) и информации и связи (+7,0 %). Но серьезно пострадали транспорт и складирование (–8,5 %), так как, учитывая закрытость границ, на складах задержалось большое количество произведенной продукции. Внешнеторговый оборот товарами по сравнению с 2019 годом сократился на 14,9 %. Но интересно, что экспорт пострадал меньше (–11,9 %), чем импорт (–17,4 %). Причиной сокращения торговли с Россией стало именно падение импорта из РФ, в то время как экспорт почти не пострадал. Падение торговли с Украиной (–22,8 %) и Германией (–15,4 %), третьим и четвертым торговыми партнерами, произошло именно из-за падения белорусского экспорта в эти страны. Повторюсь, падение было связано не столько с политическими причинами и консолидированными с ними санкциями, сколько с мировым экономическим кризисом и сокращением производства нефтепродуктов. Торговля с Китаем осталась на прежнем уровне.

Сократилась также розничная и оптовая торговля (–1,4 %). Это говорит об определенном сжимании внутреннего рынка и снижении покупательной способности населения.

Все это сократило финансовые возможности государства. Данному фактору способствовало и значимое изъятие населением денег с банковских счетов в конце лета. Для преодоления кризисных явлений в экономике правительство вынуждено было делать интервенции, уменьшив международные резервные активы. Если на начало года их объем составлял 9,4 млрд долларов, то на 1 ноября — 7,5 млрд, что привело к снижению международных финансовых рейтингов. В период мирового кризиса такое событие не является экстраординарным, но сокращает финансовые возможности страны для восстановления экономики в посткризисный период.

Поэтому важной является возможность получения внешних займов. О самом большом кредите, в размере 1,5 млрд долларов, Беларусь договорилась с Россией. Миллиард уже поступил в страну в 2020 году, что позволило стабилизировать финансовую ситуацию в Беларуси, а, значит, и способствовало решению ряда общеэкономических проблем.

— Убытки в белорусской экономике генерируют в основном крупные машиностроительные предприятия. Рынок сбыта их продукции — Россия. С российскими предприятиями у них и кооперационные связи. Какова, с вашей точки зрения, их дальнейшая судьба?

— Невозможно говорить о машиностроении Беларуси в целом. Основные предприятия отрасли являются крупнейшими налогоплательщиками, а их продукция обеспечивает значимую долю экспортных поступлений. Здесь нужно говорить об экономических мерах государства по санации этих предприятий и вообще об их дальнейшей судьбе, а также о заинтересованности инвесторов, в том числе иностранных, в модернизации этих производств. Не менее важны и условия взаимодействия государства с инвесторами.

Нужно отметить и еще один аспект. Россия является крупнейшим рынком сбыта белорусской машиностроительной продукции, но не единственным. Даже в столь сложном 2020 году Беларусь экспортировала в дальнее зарубежье 31,7 % промышленной продукции. Причем белорусский промышленный экспорт имеет положительное сальдо, то есть государство продает за рубеж такой продукции больше, чем покупает.

— Возможна ли переориентация белорусского машиностроения на другие рынки сбыта — Азию, Латинскую Америку, как это заявляет правительство Беларуси?

— Менять рынки сбыта продукции очень сложно, поскольку везде высока конкуренция. Но можно несколько увеличить свое присутствие на некоторых рынках, прежде всего в развивающихся странах, поскольку эти рынки имеют некоторые лакуны для новых торговых партнеров. Белорусское правительство и предприятия уже долго работают в этом направлении, и рост белорусского машиностроительного экспорта на рынках стран дальнего зарубежья, в первую очередь африканских и азиатских рынках, в последние годы говорит сам за себя.

Не последнюю роль в расширении географии торговых потоков играет Евразийский союз, членом которого является Беларусь. Так, например, благодаря созданию зоны свободной торговли с Вьетнамом белорусские машиностроители получили доступ на вьетнамский рынок.

— Осложнит ли экономическую ситуацию в Беларуси, а также белорусско-российские экономические отношения введение санкций Западом как против Беларуси, так и против России?

— Санкции всегда имеют негативные последствия для экономики любой страны. Пока западные санкции введены против нескольких белорусских предприятий, связанных с ВПК. Основных бюджетообразующих предприятий они пока не коснулись. Санкции против России были введены еще в 2015 году, и они позволили Беларуси расширить рынок сбыта своих продовольственных товаров в этой стране, серьезно расширить торговлю с Украиной. Российско-белорусские экономические отношения развиваются в формате построения единого экономического пространства как в рамках ЕАЭС, так и в рамках Союзного государства, а не в свете европейских санкций. Единое таможенное пространство построено, сегодня идет формирование единых рынков отдельных видов товаров, построение технологических платформ, скоординированной агропромышленной политики.

— Может ли Беларусь в ближайшее время рассчитывать на приток инвестиций из России?

— Россия уже сегодня крупнейший инвестор в белорусскую экономику: порядка 32 % от общей доли ПИИ. Сейчас речь идет об углублении интеграции наших стран, а оно невозможно без расширения взаимного инвестирования совместных проектов и производств.

— А на получение кредитной поддержки для рефинансирования госдолга?

— В случае необходимости. Но Беларусь официально не заявляла о необходимости дополнительного кредита. Ранее, при возникших финансовых трудностях в связи с кризисными явлениями в белорусской экономике, усилением мирового кризиса Россия согласилась выделить кредит в размере 1,5 млрд долларов.

— Появилась информация об интересе российских компаний к приватизации ведущих белорусских предприятий, например МАЗ, МЗКТ, «Гродно Азота» и других. Сохранился ли этот интерес, и если да, то к каким предприятиям?

— Насколько я знаю, слухи о приватизации Россией этих производств ходят как минимум последние 15 лет. Говорить о приватизации белорусских предприятий можно только по факту, а этого пока нет. Интерес у российских компаний к более тесному сотрудничеству с крупными белорусскими производствами велик. Более того, многие белорусские предприятия уже связаны кооперацией с российскими производителями, а некоторые имеют инвестиционные контракты на модернизацию или создание новых линий. Могу предположить, что более тесная интеграция будет связна с вхождением в акционерный капитал этих компаний или с созданием совместных производств.

— Видите ли вы возможность дальнейшей интеграции России и Беларуси в рамках дорожных карт, которые предлагает Владимир Путин?

— Дорожные карты предлагают не президенты. Это не их функция. Дорожные карты формируются правительствами стран, исходя из конкретных интересов национальных экономик. Работа по этим картам идет, и многие из них согласованы, так как сферы сотрудничества, которые в них прописаны, взаимовыгодны. Наибольшую сложность представляют вопросы взаимодействия в топливно-энергетическом секторе, в первую очередь цены на нефть для Беларуси. Другой еще обсуждаемый вопрос — сближение налоговых систем наших стран.

Сегодня возможен вариант, когда в силу могут вступить дорожные карты, по которым работа уже завершена и все вопросы согласованы. А по остальным дорожным картам переговоры будут продолжены.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!