• 21.09.2021
  • USD 2.4999
  • EUR 2.9264
  • RUB 3.4071

Краткая история «зачисток» бизнеса в Беларуси с 1994 по 2021 год

28 марта 2021
Вадим СЕХОВИЧ

Угроза Лукашенко «вырезать каленым железом» нелояльный к власти частный бизнес, похоже, приводится в действие. Список попавших «под каток» бизнесменов с каждым месяцем растет и охватывает все новые отрасли.

«Белорусы и рынок» сравнили нынешнюю ситуацию с разгромами первых частных фирм после избирательной кампании 1994 года, вспомнили массовый исход предпринимателей после выборов 2001 года и поинтересовались, кто и за что оказался в немилости у властей сегодня.

В выступлении Лукашенко на Всебелорусском народном собра­нии, где прозвучала фраза «вырезать каленым железом», недвусмысленно было дано понять, в каком случае будет применяться радикальная мера.

«…Но надо понимать: в бизнесе и производстве одни законы и порядки, а в политике — иные законы. Вас могут здесь исполосовать ни за что», — заявил Лукашенко, напомнив про «границу», переходить которую во время его 26-летнего правления бизнесу не позволялось. Кто пытался это сделать, на того неуклонно обрушивалась вся карательная мощь государства — ломая бизнес, личную жизнь и жизнь окружающих. Бизнесменам, получившим «черную метку», в лучшем случае грозила выплата серьезных откупных или эмиграция, в худшем — реальные сроки, после которых большинство из них уже не смогли продолжить предпринимательскую деятельность.

От «Пуше» до массовой эмиграции 2000-х

Свое идеологическое отношение к бизнесу Александр Лукашенко обозначил спустя несколько недель после триумфа на выборах 1994 года. Крупный и средний частный бизнес, как и почти все директора государственных предприятий, в большинстве были равнодушны и даже критически настроены к популистской программе Лукашенко. И это предопределило их будущее в новой политической системе.

Сегодня это выглядит символично, а более двадцати лет назад одной из первых попавших «под каток» новых властей бизнес-­структур оказался… нынешний Белгазпромбанк. Тогда он назывался Банк «Олимп» и входил в состав первого и последнего, пожалуй, по-настоящему олигархического образования в истории современной Беларуси — холдинга «Пуше».

Самое мощное коммерческое предприятие Беларуси в первой половине 90-х создали Александр Пупейко, Анатолий Шентак и их партнеры. Они сделали начальный капитал в двух самых прибыльных в то время сферах — в торговле софтом и автомобилями. Кроме торговых бизнесов и «Олимпа», в структуру холдинга входили также страховая компания «Пуше-СК», агрохолдинг «Пуше-Агро», инвестиционная фирма «Пуше-инвест». Владельцы «Пуше» были крупными акционерами Белагропромбанка. Холдинг заключил дистрибуторские контракты с Philips и Whirlpool, строил коттеджный поселок под Минском, начинал создавать сеть продовольственных магазинов и готовился к запуску автосборочного завода Skoda в Дзержинском районе. В 1996 году (уже в условиях давления и уголовных дел) поступления от бизнеса «Пуше» обеспечивали около 13 % доходов государственного бюджета. На пике расцвета в его компаниях трудилось около 5 тыс. сотрудников.

10 июля 1994 года состоялся второй тур выборов в Беларуси, по итогам которого президентское кресло досталось Лукашенко.

Не прошло и месяца, и Лукашенко занялся «Пуше», которое ранее отказалось финансировать его избирательную кампанию.

«В первый раз он «наехал» на нас 2 августа 1994 года, обвинив в том, что мы якобы украли деньги и не рассчитались за литовские газовые долги», — рассказывал в интервью «Белорусской газете» Александр Пупейко.

«Предложения финансировать кампанию Лукашенко действительно поступали, через Булахова и Гончара. Причем в ультимативной форме. Когда на меня давят, я отвечаю грубостью. Это, так сказать, видимый уровень. А невидимый — Лукашенко не нравятся самостоятельные фигуры, да еще имеющие собственность», — назвал бывший совладелец «Пуше» две главные причины, которые привели к разгрому его бизнеса.

В сентябре 1994 года Лукашенко публично потребовал от владельцев «Пуше», а также от хозяев еще одной известной в то время компании, «Фобос», вернуть взятые у старого правительства 15 млрд рублей на оплату энергоносителей и заплатить набежавшие 210 % за использование этих средств. В противном случае было обещано закрыть фирмы.

Александр Пупейко решился тогда пойти на конфронтацию и продержался еще полтора года. Постоянные проверки, штрафы и ограничения доступа к ресурсам привели к росту долгов и неплатежам его компаний. Был свернут проект по сборке Skoda, по указу президента офис «Пуше» перешел на баланс его Управления делами. В 1997 году было принято решение об экспроприации у «Пуше» всей выручки в счет погашения долгов холдинга перед Белагропромбанком.

После этого Александр Пупейко вместе с семьей уехал сначала в Украину, а потом в Германию, откуда еще пытался спасти разваливающийся под грузом долговых обязательств холдинг. Но сделать это не удалось. Часть активов была продана. В частности, доля «Пуше» в «Олимпе» ушла за 230 тыс. долларов в счет погашения долгов холдинга. В 1997 году сам банк выкупили «Газпром» и Газпромбанк. Александра Пупейко власти обвинили в хищениях в особо крупных размерах и невозврате кредитов. Часть имущества «Пуше» была изъята в пользу Управления делами президента Беларуси. Процесс ликвидации бизнеса затянулся на несколько лет — головная компания холдинга юридически прекратила существование только в 2004 году.

***

В 1998 году основной владелец «Пуше» получил в Польше официальный статус беженца. В настоящее время он живет в Евросоюзе и продолжает заниматься бизнесом, но уже иного масштаба.

Александр Пупейко — самый яркий пример первой волны бизнес-эмиграции, в которую тогда уехали несколько сотен человек. Другие известные фигуры 90-х, которые вынуждены были покинуть страну из-за репрессий пришедших к власти сторонников Лукашенко: первый долларовый миллионер Владимир Эфрон, бывший секретарь Минского обкома КПБ, владелец крупной компании «БелМена» Анатолий Лашкевич, инвестор Шаткин, золотодобытчик Волк, банкиры Маркевич, Круговой и Колодовский, автодилер Новик, бывший владелец «Динамо-Минск» Евгений Хвастович. Уехал в это время из Беларуси, где до 1995 года работал в частном АКБ «Беларусбанк», будущий акционер «Уралхима» и «Уралкалия» Дмит­рий Мазепин.

«Беларусь не Россия, власть на колени перед бизнесом не встанет. Останутся только патриоты.
Непатриоты пусть лучше уедут с наворованными деньгами», — заявил на Всебелорусском народном собрании Лукашенко.

Вторая чистка «непатриотов» в среде белорусского бизнеса прошла после победы Лукашенко на выборах 2001 года.

Несмотря на беспрецедентную (до событий 2020 года) зачистку накануне, остатки его оппонентов, включая бизнес, сумели консолидироваться. И Лукашенко пришлось испытать немало неприятных часов и приложить максимум усилий, чтобы вновь отпраздновать победу. После нее, в отместку и чтобы на будущее раз и навсегда избежать подобных треволнений, в ход пошло «каленое железо». На этот раз оно применялось не точечно, как во второй половине 90-х, а системно — через штрафы налоговых инспекций, претензии контролеров, изъятия таможенниками. Действие «каленого железа» испытал на себе не только крупный, но и средний и малый бизнес. И власти добились того, чего хотели: зачистка начала 2000-х отложилась в коллективной памяти белорусского бизнеса и вплоть до весны 2020 года сдерживала его, по крайней мере от публичного выражения нелояльности.

Реакцией тех, кто не готов был мириться с происходящим в стране, стала массовая эмиграция и формирование в пограничных Смоленской и Брянской областях анклавов компаний с белорусским капиталом. Много белорусов в это время переехало и начало бизнес в Украине. Некоторые перенесли основную деятельность в соседние страны, оставив на родине нестратегические активы.

Среди известных фигур, которые в том числе в состоянии депрессии и в условиях реакции в отношении деловых людей, сочли, что целесообразнее заняться бизнесом за ее пределами, — нефтяник Шумский, зерноторговец Пинкевич, семьи Луценко и Хотиных, будущий инвестор в «ё-авто» Бирюков.

В этом периоде попал «под каток» белорусских правоохранителей Александр Сманцер — один из ярчайших представителей белорусского бизнеса, по уровню сопоставимый с Александром Пупейко. Сманцер был задержан, осужден, а после освобождения уехал на постоянное место жительства в Украину.

В начале 2000-х покинули страну Сергей Литвин и Владимир Василько. Сегодня они пребывают в особом статусе: в Беларуси этим бизнесменам из первой двадцатки принадлежат крупнейший ретейлер, один из самых значимых производителей алкоголя и другие активы, но въезд на ее территорию с тех пор заказан. Сначала владельцы «Евроопта» осели в Польше, потом переехали в Литву, а сейчас проживают в Монако.

Новая «зачистка»?

Несколько недель августа — октября 2020 года до основания пошатнули существовавшую почти 26 лет систему. Пережитые за это время Лукашенко и его сторонниками волнения не сулят белорусскому бизнесу ничего хорошего. Власти намерены вновь загнать его «под плинтус», устраивая показательные процессы над самыми дерзкими или просто попавшими под руку.

«Мы в спокойном режиме найдем каждого. Современные средства позволяют это делать, что мы, кстати, и делаем. И каждый ответит за свои деяния» — это заявление Лукашенко, сделанное им в октябре прошлого года, относится и к «потерявшему страх» бизнесу.

Развязанные руки правоохранителей в условиях правового дефолта, в котором с лета 2020 года пребывает Беларусь, грозят расширить процесс преследований до невиданного ранее уровня.

Зачистка бизнеса началась еще в ходе предвыборной кампании, потом продолжилась в ходе протестов и начала нарастать с начала 2021 года после их некоторой локализации. Среди объектов зачистки — представители почти всех отраслей. И, несмотря на официальные обвинения, которые, как правило, относятся к экономическим правонарушениям, практически во всех громких делах наличествуют следы так называемого непатриотизма.

Банкиры

Несостоявшийся кандидат в президенты и потенциально главный соперник Лукашенко на выборах 2020 года Виктор Бабарико, прежде чем заявить о своих президентских амбициях, предусмотрительно ушел с поста руководителя Белгазпромбанка. Но это не помогло его бывшим коллегам по банку избежать задержаний и судов.

По «делу Белгазпромбанка» и связанным с ним производствам вместе с Виктором Бабарико, его сыном Эдуардом сегодня проходят более десяти теперь уже бывших топ-менеджеров Белгазпромбанка, а также владельцы крупных лизинговых компаний. В неизменном в течение многих лет стиле власти представляют Бабарико и его коллег как экономических преступников (ведь «политзаключенных у нас нет»). В частности, Виктора Бабарико обвиняют в том, что он «совершил преступления против интересов службы и против порядка осуществления экономической деятельности», создав устойчивую группу из числа должностных лиц Белгазпромбанка, объединившихся «с целью длительного, неопределенного по продолжительности совершения преступления».

В появившемся в этом году другом громком деле, фигурантами которого стали бывшие банкиры Банка развития и Белагропромбанка, очевидного политического подтекста нет. Но… Дело возбуждено на основании проверки, которую проводил Комитет государственного контроля в самую горячую пору белорусской революции (в апреле — декабре 2020 года). А все задержанные банкиры связаны с известным своими либеральными взглядами бывшим премьер-министром Сергеем Румасом, который в 2010-е возглавлял и Белагропромбанк, и Банк развития Республики Беларусь.

*** 

Рекламщик и медийщик

Совладелец рекламного агентства Vondel/Hepta, kyky.org и The Village Belarus и закрытой к настоящему времени галереи «Ў» Александр Василевич правозащитными организациями признан политзаключенным.

Политическую основу под задержание известного рекламщика и медийщика де-факто подвел и Лукашенко, в октябре прошлого года пригласив в числе других на знаменитый «круглый стол» в СИЗО КГБ. Но официально бизнесмен с конца августа прошлого года находится в заключении по подозрению в экономических преступлениях. Тогда он был задержан сотрудниками Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля. Суть обвинений по-прежнему не ясна, срок нахождения под стражей продлен до конца апреля 2021 года.

                                                                                                                           ***

 

За это время редакции заблокированных еще до задержания Василевича kyky.org и The Village Belarus перебрались за границу, счета компании-издателя были арестованы. Александр Василевич и его супруга Надежда Зеленкова вышли из состава учредителей галереи «Ў», сама она прекратила существование, а на ее месте появилось новое заведение.

Айтишники

Представители IT-сектора активно участвовали в предвыборной кампании и оказались в первых рядах протестов. От отрасли было опубликовано и самое внушительное по числу подписантов письмо с призывом остановить насилие. Свои подписи поставили несколько тысяч владельцев, топ-менеджеров и рядовых сотрудников белорусских офисов — получилась своеобразная «дорожная карта» для тех, кто не любит «непатриотов».

Что может быть с «непатриотами», было убедительно продемонстрировано на примере компании — резидента Парка высоких технологий PandaDoc. Ее совладелец Микита Микадо на всенародном подъеме объявил и создал фонд поддержки увольняющихся из органов силовиков. Реакцией тех, кто не планировал это делать, стал арест счетов белорусского подразделения разработчика и задержание четверых его топ-менеджеров. Только после публичного заявления Микиты Микадо о том, что он прекращает программу, и перечисления на депозит Следственного комитета насчитанного ущерба за «противоправные действия» счета PandaDoc были разблокированы. После визита Лукашенко в СИЗО КГБ были отпущены и трое руководителей PandaDoc. Но четвертый, Виктор Кувшинов, по-прежнему находится за решеткой.

Власти оценили уровень оппозиционности IT: по информации одного из самых влиятельных айтишников Беларуси, совладельца холдинга BelHard Игоря Мамоненко, с их стороны даже стоял вопрос о закрытии ПВТ.

То, что по имиджу ПВТ нанесен серьезный и, возможно, непоправимый удар, это свершившийся факт. Одни резиденты уже свернули деятельность, другие релоцируют сотрудников в Литву, Украину, Польшу, Латвию и Россию. В марте объявила о ликвидации минского офиса и об окончательном переезде в Украину компания PandaDoc.

Девелоперы и ретейлеры

Сосредоточив основные усилия на подавлении самых активных социальных групп населения, власти точечно послали предупредительные сигналы бизнесу еще в нескольких отраслях. Посыл примерно таков: «Не высовывайтесь, надо будет — найдем за что наказать!»

В середине сентября были задержаны владельцы и топ-менеджеры одного из крупнейших столичных собственников коммерческой недвижимости —
компании «Белтяжмаш». Александр Онищенко и его подчиненные вышли на свободу под под­писку о невыезде в конце сентября. Еще один владелец группы и ее руководитель Игорь Онищенко был отпущен на аналогичных условиях в начале ноября.

Девелоперам вменяется в вину неуплата налогов в особо крупном размере. Но нельзя не обратить внимания на определенный бэкграунд бизнесменов. В свое время Игорь Онищенко свернул строительство возле Куропат, против которого выступила белорусская общественность. Его же компании сдавали в аренду помещения, в которых размещался сначала штаб Виктора Бабарико, а потом офис Координационного совета.

Еще одному сектору послал предупредительный сигнал с трибуны Всебелорусского народного собрания и вновь поднял тему «непатриотов» сам Лукашенко: «Не буду называть компанию — мы ее просто сейчас вырезаем. Торговая. «Возьмите белорусский товар, продовольствие…» — «Вы «ябатьки». Белорусское? Вон отсюда!»… Скажите, как я должен относиться к такой компании, которой я (не лично) создал условия, чтобы она здесь работала? Ее в Беларуси не будет! Она у нас не дефицит!»

Кому были адресованы эти угрозы, стало известно практически сразу: был задержан совладелец сети супермаркетов Green и торговых центров Геннадий Кирейков. По неофициальной информации, которую выдали некоторые СМИ, реальной причиной санкций в отношении бизнесмена стала гражданская позиция менеджеров компании, не совпадающая с властной. Официально обвинений в отношении бизнесмена не прозвучало: СМИ со ссылкой на близкое окружение Кирейкова сообщили, что вопрос с его освобождением может быть утрясен с помощью определенной суммы. Называются 5 млн долларов.

Молочник

В феврале был задержан еще один видный белорусский бизнесмен — бывший совладелец сети «Родная сторона», а сейчас акционер Туровского молочного комбината Игорь Чернявский.

Именно ТМК стал получателем тех льготных кредитов Банка развития, за которые возникли претензии к уже упоминавшимся выше банкирам. Кроме того, Чернявский поддерживал хорошие отношения с уже упоминавшимся в нашем материале Сергеем Румасом.

Юристы

Настоящие юристы оказались на самой передовой борьбы с правовым беспределом, который воцарился в Беларуси в прошлом году.

В отношении самых активных участников предвыборной кампании и Координационного совета Лилии Власовой, Максима Знака и Ильи Салея были заведены уголовные дела. Максим Знак до сих пор остается за решеткой.

По информации из нескольких источников, чтобы получить дополнительный рычаг давления на Лилию Власову, которая является основателем одной из старейших и авторитетных юридических фирм Беларуси «Власова, Михель и Партнеры», правоохранители «заинтересовались» бизнесом ее сына. В феврале этого года Квалификационная комиссия по вопросам адвокатской деятельности лишила адвокатской лицензии ее партнера по бизнесу Константина Михеля. Как пояснил Минюст, поводом стало административное нарушение: известный юрист был задержан во время одного из протестных маршей в ноябре прошлого года.

Реальные опасения за свою свободу и будущее бизнеса и сопровождающее политический кризис в стране резкое ухудшение экономической ситуации уже привели к массовой эмиграции бизнеса. Уезжают айтишники, владельцы ресторанов, медийщики. И, к сожалению, есть реальные опасения, что масштаб этого исхода превзойдет все, что уже происходило при Лукашенко.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!