• 23.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Монетарной политикой пожертвовали в угоду госпредприятиям

26 марта 2021
В последнее время государство предприняло ряд шагов, которые еще дальше отбросили белорусскую экономику от статуса рыночной. Уровень инфляции в феврале составил 8,7 %, при этом Национальный банк оставил ставку рефинансирования неизменной — 7,75 %. Премьер­-министр и его замы посещают госпредприятия, обещая кредиты на развитие.
Каково ближайшее будущее таких решений? Об этом рассуждают белорусские экономисты.

Вадим ИОСУБ, старший аналитик «Альпари Евразия»:

«Особенность нашей экономики и финансовой системы заключается в том, что ставка рефинансирования ниже инфляции. В нормальных экономиках ставка рефинансирования является ориентиром для всех других процентных ставок — и для ставок на межбанковском рынке, и для ставок по кредитам и депозитам. У нас произошел разрыв: ставка рефинансирования живет сама по себе, ставки по кредитам и депозитам — сами по себе. В течение зимы они заметно выросли, и, по сути, ставки по рублевым депозитам превышают ставку рефинансирования почти в три раза, ставки по кредитам — еще больше.

По ставке рефинансирования кредитуются на льготных условиях исключительно неэффективные госпредприятия в процессе директивного кредитования. Для них, для бюджета, который в отдельных случаях погашает проценты за эти госпредприятия, это хорошо. Определенный плюс есть для тех, кто взял кредиты по ставке, привязанной к ставке рефинансирования.

Проблема в том, что ставка рефинансирования перестала играть ту роль, которую она должна играть, перестала формировать процентный канал, когда Национальный банк, управляя ставкой рефинансирования, управляет всеми ставками в экономике.

Во время очередного аукциона Нацбанка, который прошел 17 марта, в ручном режиме установлена процентная ставка 9,75 % годовых по кредитам, которые предоставляются банкам. При этом Нацбанк выдал банкам приблизительно в 15 раз меньше, чем они запрашивали. Думаю, это произошло потому, что на Нацбанк было оказано определенное давление, чтобы ставка рефинансирования не выросла и чтобы не увеличивать нагрузку на госпредприятия и на бюджет. Проблема уже не в величине ставки рефинансирования, а в том, что власть может вмешиваться в деятельность Нацбанка и продавливать нужные ей решения в сфере денежно-кредитной политики.

Данные о ликвидности банковской системы свидетельствуют, что дефицита ресурсов там нет. Ставка овернайт по межбанковским кредитам ниже 3 %. Но, вероятно, у самих банков велики девальвационные ожидания, и они готовы набирать денег по такой низкой ставке, по которой дает Нацбанк, что называется, на всякий случай. По сути, занять у Нацбанка можно в два раза дешевле, чем у населения. А ведь все эти ставки должны быть приблизительно на одном уровне.

По аналогии, если в каком-то магазине цены на гречку в два раза ниже, то все побегут туда покупать крупу ящиками. При этом Нацбанк, с одной стороны, занижает ставки по своим операциям, а с другой — не спешит эти ресурсы раздавать. Это как поставить гречку в два раза дешевле, но написать «не больше одной пачки в одни руки».

Проблема не в Нацбанке и не в процентной ставке. Основная проблема — в неэффективных госпредприятиях, в структурных проблемах экономики, в том, что непропорционально много дефицитных ресурсов закачивается в неэффективные госпредприятия, от чего страдают эффективные предприятия и население, ведь тех, кто может возвращать, банки кредитуют по более высоким ставкам. Если продолжать вкачивать деньги в неэффективный госсектор, то никакой монетарной политикой эту ситуацию не разрешить».

Ярослав РОМАНЧУК, руководитель научно­исследовательского цента Мизеса:

«Ставка рефинансирования — это универсальный инструмент, он влияет на условия кредитования для всех экономических субъектов. В случае ускорения инфляционных процессов процентная политика Нацбанка должна быть ужесточена. Но номенклатурно-­силовые фавориты в нашей стране получают доступ к кредитованию независимо от текущей макроэкономической ситуации. Им обеспечивают списание и  реструктуризацию долга, к ним не предъявляют претензий кредиторы. То есть такие компании получают индульгенцию, чтоб не платить.

Они же являются основными генераторами токсичных активов и проблем для финансовой сферы, банковской сферы. Ставка рефинансирования — это инструмент, от которого их деятельность не зависит. Если бы урезали программы бюджетного финансирования, тогда бы они запаниковали, потому что там их деньги и их интересы. Чиновники считают, что если в ручном режиме управлять всем, то экономика будет развиваться.

Сегодня наступает последняя стадия загнивания системы Госплана. Она предполагает ручной режим регулирования инвестиций, инфляции, распределения. Но, суля по сегодняшнему состоянию госсектора, эти руководители уже продемонстрировали свою некомпетентность, несостоятельность. Генералы, идеологи принимают решения, в их системе координат нет места ставке рефинансирования. Их ничему не научил опыт бывшего главы Нацбанка Петра Прокоповича, который призывал строить, развиваться, не обращая внимания на ставку рефинансирования.

Ставка рефинансирования сейчас ниже инфляции? Ничего, в марте инфляция снизится. Ведь принят обширный перечень регулируемых государством цен. Поэтому в марте инфляция снизится, но, с другой стороны, у нас не будет и объективного показателя, который бы отражал динамику цен. Научные аргументы, в том числе подтвержденные новейшей историей Беларуси, не принимаются. Для генералов, аграриев, так называемых технократов ставка рефинансирования ничего не значит. Мы вступили в ту фазу исторического и экономического цикла, когда побеждает экономическое невежество, связи и то, насколько близко реципиенты господдержки находятся к центру принятия решений.

Сегодня кто-то занимает деньги, кто-то продолжает их зарабатывать, несмотря на кризис. Ведь 1—2 % приближенных к власти людей отлично зарабатывают как на падении экономики, так и на ее росте. Кто-то будет отжимать активы, кто-то — кидать кредиторов, кто-то — придумывать «инновационные» обертки для традиционных расходов, а страна будет обречена на инфляцию более 10 %, девальвацию, особенно когда люди, которые в госорганах немного сдерживают этот вал непрофессионализма, окончательно сломаются.

Но дефицита, который, как правило наступает вместе с девальвацией, ждать не стоит. Степень открытости экономики высока. Всегда есть организации, импортеры, для которых эти ограничения несущественны. Они будут поставлять импортные товары, комплектующие по высоким ценам, хотя базовый ассортимент для среднего класса будет вымываться. Приближенные к власти торговые сети будут поставлять импорт, а вот средние и мелкие предприниматели вряд ли.

Вот в торговой сети Белкоопсоюза 98 % товаров является белорусскими. Нам будут ставить в пример эту структуру и ее покупателей, и это может стать ответом на претензии граждан по поводу узкого ассортимента товаров».

Александр ВАСИЛЬЕВ, аналитик:

«Сегодня ставка рефинансирования в Беларуси особо ни на что не влияет. Кредитуют банки все равно под высокий процент, проценты по рублевым депозитам все равно растут. Ставка рефинансирования утеряла то значение, которое имеет в традиционных рыночных экономиках. Других регуляторов, которые в белорусской экономике могли бы заменить ставку рефинансирования, пока не просматривается.

Директивное кредитование предприятий, финансирование других бюджетных расходов под гарантии государства будет способствовать вымыванию ресурсов банков. Сегодня для банков актуально восстановление уровня депозитов. Рублевые депозиты в конце года начали прирастать, но наблюдается дальнейший отток валютных депозитов. Условия, которые предлагают банки для клиентов по валютным депозитам, непривлекательны, но расширение директивного кредитования по низким ставкам не позволит банкам повысить ставку по валютным депозитам.

Может встать вопрос с обслуживанием внешнего долга, так как состояние, когда ставка рефинансирования ниже инфляции, может еще больше раскрутить инфляцию, что, в свою очередь, скажется на курсе белорусского рубля. Это увеличит соотношение внешнего долга к ВВП. Возникнут трудности и с рефинансированием долга, так как привлечение новых ресурсов в условиях высокой инфляции станет еще большей проблемой, чем сейчас. А если Беларусь не сможет рефинансировать ранее взятые кредиты и привлечь новые, состояние золотовалютных резервов ухудшится, возникнут проблемы с исполнением бюджета.

Сейчас США и Европа выделяют миллиардные ресурсы на борьбу с последствиями коронавируса. Беларусь могла бы принять участие в восстановлении мировой и региональной экономики, привлечь эти ресурсы,но в нынешней ситуации такие возможности даже не рассматриваются».
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!