• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

«Ябатьки» и «протестуны» – кому выгоден раскол среди белорусов?

18 марта 2021
Ольга ШАВЕЛА

2021 год объявлен в Беларуси годом народного единства. Беспрецедентная сплоченность, солидарность и взаимопонимание части белорусов действительно поражают социологов и обычных наблюдателей.

В то же время за последние полгода в стране появились параллельные институты: ВНС и «Сход», провластный и независимый профсоюзы, Минздрав и «Белые халаты». Когда белорус говорит о своем флаге, гербе и гимне, еще нужно уточнить, о какой именно символике идет речь.

Белорусское общество раскололось? Кто виноват? И можно ли склеить «разбитую чашку»? Об этом шел разговор в очередном выпуске передачи «Умные люди» на YouTube-канале «Белорусы и рынок». Гостями передачи стали публицист, писатель, блогер Северин КВЯТКОВСКИЙ и журналистка Белсата, бывший главный редактор «Белорусской деловой газеты» и шеф-редактор газеты «Народная Воля» Светлана КАЛИНКИНА.

— В белорусском обществе действительно произошел раскол. Мы можем спорить о процентном соотношении сторон, но сам раскол остается фактом. К сожалению, мы видим примеры этого даже в семьях, — сказала Светлана Калинкина. — Единственная причина раскола — страх. Общество раскололось на тех, кто боится и считает, что бороться бесполезно, и тех, кто решил, что хватит жить в страхе, пора изменять ситуацию. У Лукашенко есть спе­цифическая группа поддержки — о’кей. Но важно, чтобы раскол не пошел дальше, чтобы белорусы не разругались друг с другом.

Северин Квятковский согласен с тем, что многие из тех, кто против протестов, не столько выступают за действующую власть, сколько боятся, что она еще больше будет лютовать. Поэтому они и высказываются за прекращение протестов. Раскол ли это — вопрос спорный.

— Я пробую нарисовать образ того, кто со мной в расколе. Есть силовые структуры, хотя там тоже все неоднозначно. Есть гражданские: председатель какого-нибудь исполкома, жена омоновца, начальник ЖЭСа, то есть люди, которые как-то связаны с властью. Они боятся, что, если сменится руководство страны, им могут припомнить все их грехи. Я не уверен, что масштабы сторон сопоставимы. Кто не помнит, как летом на митинг свезли бюджетников со всей Беларуси, выдали им красно-зеленые флаги. Но больше ничего подобного власти организовать не смогли. Мне кажется, что до выборов была большая серая электоральная зона, состоящая из людей, которые были «ни за тех, ни за этих». Но после событий 9—12 августа люди пришли в ужас и присоединились к сторонникам перемен, — сказал Северин Квятковский.

На его взгляд, белорусы не разделены по принципу симпатий к Западу или Востоку, как это было в Украине. Если не считать этнографических особенностей, то нет большой разницы между, например, жителями Гомеля и Гродно.

Кто виноват в нарастающих противоречиях между белорусами?

Как считает Светлана Калинкина, именно действия властей направлены на углуб­ление раскола в обществе. Власти прекрасно понимают, что есть консолидация против действующего режима, и теперь для них важно как минимум положить конец этой консолидации.

— В районах так называемых гетто, которые получили это название из-за особого контроля за ними, отключают воду и отопление. Силовики хватают случайных людей, прекрасно понимая, что эти люди не имеют никакого отношения к акциям протеста, а шли по своим делам, например в магазин. У меня есть такое ощущение, что все эти действия имеют лишь одну цель: настроить белорусов друг против друга. Раз у меня в доме нет отопления, раз меня схватили, значит, в этом виноваты «протестуны», — поделилась своими наблюдениями Светлана Калинкина. — Но у власти не получается создать такую картину, хотя мы знаем отдельные примеры проявления нетерпимости.

Она вспомнила, как в Бресте отставник ударил в лицо молодого интеллигентного врача, потому что тот был не за Лукашенко. Журналистка также привела пример, когда в Солигорске из-за ссоры по политическим мотивам произошло убийство.

— В итоге в двух семьях трагедия: в одной потеряли родного человека, в другой — член семьи сидит в тюрьме. И таких трагедий может быть много. Власти круглосуточно подогревают нетерпимость внутри белорусского общества через все госСМИ. В этой ситуации нам очень важно не поддаваться на провокации, — отметила Светлана Калинкина.

По ее словам, власти действуют по кальке Советского Союза: думайте что хотите, обсуждайте на кухнях, но чтобы никаких акций протеста не было.

— Лукашенко играет то в Сталина, то в других советских генсеков, но у тех были безграничные ресурсы, и за ними следовали идейные фанатики. В Беларуси — какие тут идейные! Здесь власть поддерживают только за деньги. Дело в том, что у белорусской власти нет тех ресурсов, которые были у вождей в Советском Союзе, — считает Северин Квятковский.

История повторяется для тех, кто ее не учит

Беларусь до сих пор не осудила на государственном уровне сталинизм, до сих пор закрыты архивы того времени. Некоторые историки говорят, что, пока народ не переосмыслит свою историю, он будет вынужден снова и снова повторять свои прошлые ошибки.

— Трагедия белорусского государства в том, что у нас у власти оказались люди, для которых Сталин — ориентир. Они не только не осудили репрессии и не открыли архивы, они не позволили нормально почтить память репрессированных, создав в их честь мемориал или музей. Более того, они стали реабилитировать имя Сталина. Когда в стране есть «Линия Сталина», КГБ, улицы, названные именами палачей, памятники палачам, когда юные гэбисты ездят на родину Дзержинского и клянутся быть верными его заветам, то они и действуют по этим заветам.

Я бы сказала, что до августа прошлого
года большинство белорусов считали, что история — это прошлое: пусть, мол, историки об этом спорят, а для нас это уже не актуально. Последние же события показали, что это еще как актуально! Все, о чем предупреждали исследователи репрессий, белорусский народ увидел своими глазами, и это очень трагичный, печальный, но очень важный опыт. Ведь кто думал, что в XXI веке в современной Беларуси может повториться 37-й год? А теперь все это увидели, — сказала Светлана Калинкина.

Северин Квятковский отметил, что год назад не было сформированной белоруской нации:

— Мы про себя ничего не знали. И вдруг увидели, сколько нас, причем людей с разными политическими взглядами, но принявших идею белорусскости. Эти люди в большинстве своем говорят на русском языке, а слоганы на плакатах пишут по-белорусски. Случившиеся за последние полгода события привели к переформатированию белорусского общества.

Чем опасен раскол?
 

— Когда общество не монолитно, это всегда угроза безопасности страны. Внешние игроки могут воспользоваться нестабильной ситуацией для получения собственных выгод. Здесь нужно отметить, что Александр Лукашенко рассчитывает на поддержку Москвы. Но какие обещания он дает за эту помощь, какая там идет торговля, мы не знаем. Такая ситуация представляет для нас большой риск и создает угрозу национальной безопасности, — предупредила Светлана Калинкина.

— Самый худший пессимистичный вариант может быть таким: Беларусь превратится в мини-версию Северной Ирландии 70-х годов. До 200 тысяч белорусов могут эмигрировать в другие страны, причем уедут самые высококлассные специалисты, самые образованные. Протесты не могут бесконечно быть мирными. Люди будут где-то что-то подрывать, поджигать. Их будут ловить и наказывать. Силы из соседних стран будут все это дело подогревать, чтобы протест тлел. Важно ведь не захватить власть, а контролировать ситуацию. Но это самый худший сценарий из того, что мне представляется, и он возможен, если нынешняя ситуация растянется на год-два, — считает Северин Квятковский.

Как предотвратить тотальный раскол общества?

На взгляд Светланы Калинкиной, для предотвращения раскола в обществе в стране должны пройти свободные честные выборы — только тогда ситуация успокоится. Но власть не хочет проводить эти выборы, и в этом проблема. Для власти эти выборы будут означать либо конец, либо начало конца.

— Я считаю, что оппозиция поступает абсолютно правильно, когда предлагает диалог провластным чиновниками. Хотя у такого подхода много критиков. Но я не вижу другого способа выхода из ситуации. Либо диалог, либо стенка на стенку. Другое дело, что делать с людьми, которые действительно замешаны в преступлениях? Это очень сложный вопрос, он не добавляет спокойствия, мира и единства в общество. В этом плане мы не придумаем ничего лучшего, чем то, что было придумано до нас и применялось во всем цивилизованном мире: любую проблему нужно решать путем широкой общественной дискуссии, путем выслушивания аргументов самых разных сторон. Когда люди с разными точками зрения встречаются, спорят, ругаются, а потом находят компромиссное решение — это признак здорового общества. Все болезненные решения не должны приниматься кулуарно. Это не должно быть, как ВНС: когда делегатов выбрать нельзя, журналистам прийти на собрание нельзя, оппозицию не приглашать, и вообще все решения уже давно приняты, — высказала свою точку зрения Светла Калинкина.

Смотрите весь выпуск передачи «Умные люди» на YouTube-­канале «Белорусы и рынок».

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!