• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Анна Дудова: Если от тебя не будет пользы, ты отпадешь как ненужный для эволюции элемент

09 марта 2021
Ольга ТОМАШЕВСКАЯ

Когда весной этого года большинство белорусских компаний столкнулись с резким снижением потребительского спроса, как минимум в одной из сфер наблюдался его резкий рост. Речь идет о средствах индивидуальной защиты.

О том, как ажиотажное повышение спроса повлияло на бизнес, и об особенностях работы в этой сфере в интервью газете «Белорусы и рынок» рассказала совладелец и управляющий партнер группы компаний «Д-­продактс» Анна ДУДОВА.

— Почему вы выбрали именно это направление бизнеса?

— Во всем мире это довольно новое, динамично развивающееся направление. В нашей стране быстро развиваются торговые сети, открываются новые направления бизнеса. Компаниям требуется новая упаковка, защита продукции и средства индивидуальной защиты для сотрудников. Видя интерес к такой продукции, мы начали двигаться в данном направлении. Еще до COVID-19 в нашем ассортименте постоянно были нитриловые перчатки и маски для защиты органов дыхания.

— Как изменилась работа вашей компании с началом пандемии?

— В апреле случился бум. Люди осознали, что COVID пришел и в Беларусь, что это уже не непонятная болезнь где-то в Китае, а реальное заболевание здесь. Спрос на нашу продукцию резко возрос, я даже боюсь сказать, во сколько раз. И тут встал вопрос о поставках. Мы привязаны к производителям из Китая и Малайзии, а у них к тому времени уже начались проблемы с удовлетворением растущего спроса. Для них мы небольшой покупатель, в их объемах продаж наша доля не достигает и 2 %. Из-за проб­лем с транспортом поставки из Китая и Малайзии некоторое время не осуществлялись, и мы не могли получать новые партии товаров. Нужно было разумно распорядиться тем, что было у нас на складе. Мы были вынуждены отгружать продукцию только нашим лояльным клиентам. Это главным образом пищевые предприятия, которые выполняют очень важную для социума функцию — обеспечивают население продуктами.

В апреле у нас было по 400—500 запросов в день, и мы вынуждены были отвечать, что не можем всех удов­летворить.

— А сколько человек у вас в штате?

— У нас небольшой коллектив, на постоянной основе работают одиннадцать человек. В торговом отделе тогда было шесть человек, и все мы подключились, чтобы им помогать. Нужно было держать марку. В этом был и положительный момент: наша команда отвлеклась от страха заболеть, который тогда был очень силен. К сожалению, миллионерами в результате взрывного спроса мы не стали. Но сохранили лицо и позиции на рынке.

Но возросший спрос не единственная проблема. С начала пандемии цена на перчатки выросла в разы. Глядя на коммерческие предложения производителей, я понимаю, что рано или поздно придется отказываться от закупок нитриловых перчаток. Каждый новый инвойс — это плюс 30 % к предыдущей цене. Рост цен обоснован, но от этого не легче, поскольку платежеспособность наших клиентов ограничена.

— То есть рост цен обоснован не только резким увеличением спроса? В чем его причины?

— Спрос действительно растет очень быстро. А производство может развиваться лишь при наличии новых квалифицированных сотрудников и нового оборудования. Как у всех крупных компаний, у наших партнеров существуют планы развития на 5 или 10 лет. Создавая их, они не ожидали такого резкого увеличения спроса на перчатки. Но даже по своим изначальным планам они не могут закупить необходимое оборудование, которое производится в Европе. Его необходимо не только доставить, его еще должны отладить на месте представители производителя, а они не могут приехать из-за закрытых границ. Поэтому удовлетворять возросший спрос приходится на прежних мощностях. Это сложно, особенно если учесть, что из-за пандемии предприятиям пришлось перейти с круглосуточной работы на две смены.

Перчатки, спанбонд для масок, комбинезонов и медицинских костюмов производятся из нефтепродуктов. Доступ к этому сырью сегодня затруднен из-за того, что во многих странах остановили добычу нефти. Изменилась и ситуация на рынке логистических услуг: если раньше доставка одной партии товара обходилась не более чем в 4 тыс. долларов, то теперь приходится выкладывать порядка 12—13 тысяч.

Получается, что у производителей выросли расходы на персонал, появилась дополнительная нагрузка на бизнес. Производить некому, цены растут, спрос превышает предложение, в контракты закладываются ценовые риски. Все это отражается на цене продукции, а завышенная стоимость транспортировки делает ее заоблачной. И это в то время, когда наши клиенты ждут снижения цены.

— Вы говорите о проб­лемах производителей из Китая и Малайзии, которые не справляются с возросшим спросом. Учитывая, что спрос на средства защиты, скорее всего, будет сохраняться, логично было бы построить аналогичное предприятие в нашем регионе. Рассматривали ли вы такую возможность?

— Мы когда-то мечтали о создании собственного производства и изучали вопрос. Исторически перчатки начали производить в странах, где сырье росло, что называется, за забором. Но латекс часто вызывает аллергию, да и каучуковые деревья в большой массе вырублены, так что предприятия перешли на производство синтетической продукции. Тем не менее роль климата по-прежнему важна, поскольку для производства требуются определенные температурные режимы. В Малайзии и Китае круглый год тепло, не менее 20 градусов. В наших широтах для поддержания необходимого температурного режима потребуются дополнительные энергоресурсы.

Еще один момент. Если ты решил выйти на рынок, необходимо создать что-то новое. Разработка новой формулы для производства одного вида перчаток стоит от 7 до 15 млн евро. Могут возникать и вопросы с сырьем: для производства понадобится нефть с определенными характеристиками, закупать сырье придется на определенных территориях, что означает транспортные расходы. Учитывая эти и другие факторы, мы просчитали, что себестоимость перчатки здесь будет в четыре раза выше, чем у производителей из Китая или Малайзии. Вряд ли клиенты согласились бы переплачивать столько. Так что проект создания здесь производства выглядит нежизнеспособным.

— Как вы собираетесь удовлетворять спрос на средства защиты в сложившихся условиях?

— В первые месяцы этого года малайзийские перчатки будут поставляться только в США, Индию, Китай. Наш регион их получать не будет. Возможно, к апрелю начнется выход на нормальный уровень жизни и что-то изменится. Но пока мы готовимся к дефициту. Мы посчитали потребление до пандемии и добавили к этому 10 %. Разделили все, что есть, и не позволяем сотрудникам продавать больше. Потому что если выйдем за норму потребления, то скоро нам нечего будет предложить клиентам, и мы останемся без бизнеса.

Понимая, что цены на перчатки будут расти и скоро наш рынок не будет готов потреблять их по такой цене, мы одновременно работаем над перепрофилированием компании и поиском новых направлений. План дальнейшего развития уже есть, но я пока не готова об этом говорить на широкую аудиторию. Получается, как учат в бизнес-школах: когда бизнес успешен, нужно искать новые ниши, чтобы переходить на другой уровень.

— Многие компании, насколько я знаю, с большой завистью смотрели на ваш бизнес, особенно весной прошлого года, когда у всех было падение спроса, а у вас — рост.

— Весной прошлого года ситуация в нашей нише для многих, наверное, выглядела фантастическим джек-потом. На самом деле это не так. Пандемия остановила развитие многих ассортиментных ниш и привела к тому, что необходимо было постоянно смещать фокус с одного продукта на другой, менять логистику, каналы закупок. Мы хотели расширить ассортимент по цветам, вывести на рынок биоразлагаемые перчатки и перчатки, разработанные для людей с дерматологическими заболеваниям. Сейчас реализовать все эти планы невозможно.

Я считаю, что у каждого бизнеса, чем бы он ни занимался, открыто окно возможностей. Но когда окно открыто широко, туда приходит тысяча акул из других бизнесов, в том числе гораздо более капиталоемкие компании. Если мы, скрипя зубами, можем выделять определенную сумму на закупки продукции, конкуренты легко ставят гораздо более высокую. Им не нужно выстраивать здесь долгосрочную стратегию, они купили, продали и ушли, просто сняли маржу. А для тех, кто постоянно торит этот путь и создает долгосрочные отношения с поставщиками и клиентами, такое снятие сливок невозможно.

— Когда в прошлом году начался кризис, появилось много рекламы консультантов, где говорилось, что кризис — это время возможностей. Что вы думаете по этому поводу?

— В кризис появляется большое количество сведущих людей, которые рассказывают другим, как делать бизнес. Я не умаляю труд консультантов, мы сами пользуемся их услугами, но работаем только с теми, кого знали раньше, но не с теми, кто внезапно прозрел в кризис и накрутил подписчиков. Дело не в кризисе. В каждый момент своей деятельности нужно соизмерять, насколько ты и твоя компания полезны миру, что хорошего ты можешь принести людям. Если от тебя не будет пользы, ты отпадешь как ненужный для эволюции элемент, как ненужный хвост или лишний палец.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!