• 23.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Пассажирские перевозчики нуждаются в поддержке

05 марта 2021
Олег ШЕПЕЛЮК

Насколько сильным был удар пандемии по транспортной отрасли, и в частности по пассажирским перевозкам? Какие фирмы пострадали больше — работающие внутри страны или занимающиеся международными перевозками? Как власть помогала компаниям, попавшим в тяжелую ситуацию, и какая нужна помощь в дальнейшем?

Ответы на эти вопросы газета «Белорусы и рынок» искала с помощью представителей отрасли.

Два года — «в минус»

ВВП Беларуси падает два года, чего не случалось уже давно. И единственной отраслью экономики, которая сжимается два года подряд, является транспорт. Еще в благополучном (как оказалось спустя год) 2019-м вклад транспорта в национальную экономику составил 99,9% от предыдущего года. Одного этого факта достаточно, чтобы понять: проблемы в отрасли есть, и немалые. С распространением же пандемии они просто захлестнули транспортников, о бедственном положении которых тем не менее говорят куда меньше, чем о представителях сферы услуг, общепита, гостиничного бизнеса или туризма.

А ведь то, что пандемия нанесла первый удар именно по транспортной отрасли, подтвердила не только государственная статистика, но и опросы представителей бизнес-союзов и независимых экономических центров: по их результатам четко видно, что весной хуже всего дела обстояли именно у транспортников, и в частности у тех, кто занимался пассажирскими перевозками.

Именно транспортная отрасль пострадала больше всех от ограничительных мер со стороны других стран. Разве что туристическая получила такой же мощный удар, но на несколько месяцев позже. Воздушное сообщение было прервано практически со всеми странами, действовали ограничения по автомобильному и железнодорожному сообщению. И хотя в Беларуси не вводился карантин, не было локдауна, но на фоне самоизоляции сократился объем перевозок пассажиров общественным транспортом. К снижению пассажиропотока привело и то, что многие работники были переведены на режим удаленной работы.

Эти факторы, а также вынужденные сокращения и неполная занятость в отрасли, заболеваемость работников стали причиной того, что уже в марте у многих компаний в разы обвалилась выручка и объемы выполненных работ. В итоге к концу 2020 года отрасль упала в объемах больше прочих, и именно транспорт показал худший результат среди всех сфер по количеству уволенных за год сотрудников: работы лишились 14 626 человек.

Запреты страшнее отсутствия помощи

Первым, к кому мы обратились за комментарием, стал Павел КУЦЕНКО — глава белорусского отделения группы компаний Ecolines. Компания является лидером рынка международных перевозок, отправляя рейсы не только во все сопредельные страны, но и в Эстонию, Латвию, Германию, Чехию. Какую помощь оказывает государство компании, которая первой попала «под огонь» пандемии?

«Помощь, которую оказывает государство транспортной отрасли, предусмотрена указом № 143. Никаких других вариантов нет. А воспользовались ею белорусские фирмы или нет, это уже их решение. Но меня гораздо больше волнует не помощь государства, а ограничения на пересечение государственных границ в связи с пандемией, а также введенные в сопредельных государствах ограничения на перемещение людей. За время пандемии мы существенно сократили количество рейсов и в результате потеряли до 90 % пассажиропотока. Как следствие — вынуждены были сократить количество сотрудников, не продлевая завершавшиеся контракты.

К примеру, до сих пор ограничены поездки в Польшу, потому что в салоне можно заполнять пассажирами не более половины мест. Так что ограничения на перемещение через госграницу со стороны белорусских властей не сильно влияют на нашу работу. Ведь даже имея визу и желание попасть в Вильнюс или Варшаву, Москву, Санкт-Петербург, многие белорусы этого не могут сделать из-за карантинных ограничений со стороны стран — членов Евросоюза и РФ», — рассказал Павел Куценко.

Коллегу поддержал Виталий АПАНАСЕНОК, председатель Ассоциации автобусных перевозчиков (ААП), которая объединяет компании и ИП, занимающихся преимущественно международными нерегулярными перевозками автобусами туристического класса.

«Входящие в ААП компании находятся в бедственном положении. Пассажиропоток упал в 6—12 раз, в 8—10 раз сократилась выручка, в 2—4 раза — численность персонала. Поэтому те, кто не приостановил деятельность или закрылся (а есть и такие), попали под нормы указа № 143.Но от этого не легче, ведь арендную плату не отменили, а лишь перенесли срок. Мало того, многие арендодатели на местах (обычно транспортные компании на периферии арендуют госсобственность) не шли навстречу и отказывались снижать арендную плату или переносить сроки выплат. Ведь указ не обязывал, а рекомендовал делать это! Поэтому разговор был коротким: не хотите платить — выезжайте, мы найдем других. А уж те, у кого были кредиты (а таких немало), вовсе попали в патовую ситуацию… И хорошо, если, пользуясь личными договоренностями, удавалось приостановить выплату основ­ного долга. Но проценты-то
приходилось платить, как и зарплаты, — вот те самые «кубышки», о которых говорила власть, и закончились. Некоторые даже договора со стоянками расторгали и ставили машины в собственных дворах. Денег не было вовсе», — отметил глава бизнес-ассоциации.

Под угрозой банкротства

А как обстоят дела у тех, кто работает на внутренних рейсах и за границу выезжает преимущественно на отдых? С этим вопросом мы обратились к председателю Ассоциации профессиональных перевозчиков (АПП) Екатерине СТАНКЕВИЧ.

«Для большинства перевозчиков период с апреля по октябрь покрывает убытки зимнего сезона. Но в 2020 году в апреле выручка сократилась до 70 %, с июня по август пассажиропоток составлял 65—80 % от аналогичного периода прошлого года, с сентября по декабрь — 55—65 %. Так как из-за роста курса валют до 30 % увеличились лизинговые платежи, ситуация стала просто катастрофической. Из членов АПП под угрозой банкротства находятся двенадцать организаций», — отметила она.

У тех, кто занимался международными перевозками, дела еще хуже: «Мое предприятие расположено в Мяделе, многие работники приезжали на работу на своих авто из городов и деревень, расположенных в радиусе 20—30 км. Если раньше это не составляло проблем, то когда зарплаты обвалились, они уволились. А ведь некоторые люди работали у меня с 2005 года», — рассказал Виталий Апанасенок.

По его словам, водителям проще, они могут уйти работать на фуру, ведь грузоперевозки не закрыты. А другим куда деваться?

«И я еще не в худшем положении. Пользуясь знаниями, опытом и производственной базой, создал на территории предприятия СТО автобусов и грузовиков. А многие еле сводят концы с концами и думают закрываться (а кое-кто уже закрылся), потому что все против нас. Можно было бы осуществлять перевозки в Россию, но РФ ввела запрет на работу белорусских водителей. В итоге россияне, живущие в нашей стране и имеющие вид на жительство, сразу стали нарасхват, потому что могут приезжать в нашу страну и забирать пассажиров, а мы не можем попасть в Россию», — посетовал председатель ААП.

В помощь Минтрансу

Если бы государство, допустим в лице Минтранса, спросило, какая нужна помощь транспорт­никам, что бы они сказали?

«Необходимы беспроцентные ссуды тем, кто платежеспособен, у кого есть свой транспорт, про­изводственная база, — чтобы
сохранить работников. Ведь компании, которые входят в нашу ассоциацию, небольшие, в основном периферийные и создающие рабочие места в глубинке. А поддержка таких фирм декларируется постоянно… Второе — помощь с выходом на российский рынок. Почему мы не можем туда попасть, когда россияне спокойно ездят в Беларусь и ж/д-транспорт курсирует? Чем автобусы хуже поездов? Почему белорусские транспортные автобусные фирмы вынуждены трудоустраивать россиян?» — недоумевает Виталий Апанасенок.

«Самая главная помощь — это принятие решений по изменению сроков выплаты налогов на уровне налоговых инспекций, оперативное реагирование на сообщения о тех перевозчиках, которые работают без разрешения от исполкомов на выполнение перевозок в регулярном сообщении, временное снижение платы за пользование дорогами (Bell Toll), предоставление кредитов на льготных условиях для ведения хозяйственной деятельности на 5 лет с возможностью уплаты в первый год только процентов за пользование кредитом», —
считает Екатерина Станкевич.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!