• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

О запахе нафталина, имитации стабильности и поцелуях

04 марта 2021
Ольга ШАВЕЛА

В Минске прошло шестое Всебелорусское народное собрание. Как заявляют госСМИ, на большой народный диалог собрались представители всех слоев общества, люди с разными политическими взглядами и убеждениями. Белорусская оппозиция, в свою очередь, назвала мероприятие антинародным собранием, слетом «ябатек» и пародией на съезд КПСС.

Своим мнением поделились IT-бизнесмен, член Координационного совета, делегат «Схода» Максим БОГРЕЦОВ и юрист, магистр политологии Ольга ХАРЛАМОВА.

В этой публикации приводим несколько знаковых диалогов. Это был разговор с множеством метафор, но наш читатель легко поймет их значение.

Ольга ХАРЛАМОВА (О.Х.): Скажу не очень пристойно, но, когда коту нечем заняться, мы знаем, что он делает. Власть хотела через ВНС продемонстрировать, что ей есть чем заниматься, что есть люди, которые ее поддерживают. Мероприятие проведено не для белорусов, а для России и Европы: посмотрите, у нас есть политические процессы и возможности управлять государством. Мне это действительно напоминает кота.

Максим БОГРЕЦОВ (М.Б.): ВНС — это, конечно, что-то странное, очень пахнет нафталином. Впервые с 1996 года власть была поставлена в такие условия, что ей нужно было проявить какой-то креатив, чтобы удержаться. Поэтому что они делают — они берут старую методичку, где первый пункт — всех избить, посадить, все зачистить, а пункт второй — привезти своих лояльных товарищей во дворец и сказать, как надо проголосовать, чтобы все похлопали, чтобы была иллюзия «как все хорошо».

А проблема вот в чем: раньше у нас не было гражданского общества, которое бы активно участвовало и требовало от власти прислушаться к его мнению. Сейчас же наше общество на совершенно другом уровне. Поэтому я понимаю вашу аналогию: кот, может, и хотел бы что-то сделать, да ничего другого не умеет.

Из выступления
Александра Лукашенко на ВНС:

«В течение этого года проект
Конституции будет готов и в течение года будет обсужден всенародно.
А в начале следующего года как минимум, я думаю, мы справимся, мы внесем его на рассмотрение всенародного голосования. На референдум» <...> «И тогда ответ на главный вопрос: ну а что, ну а когда он уйдет, и еще что-то. Этот вопрос решится».

О.X.: Скорее всего, нас ждет транзит власти по примеру Казахстана. Появится так называемая рада отцов всея Беларуси, которая по новой Конституции, в результате референдума, получит власть. Сегодня трудно предсказать, на базе чего она будет создана, возможно на базе ВНС. Очевидно лишь одно: отдавать власть никто не собирается. Оттого, что изменится название, что вместо одной должности появится другая, суть политической системы никак не изменится.

М.Б.: Они предлагают отвлечение от текущих проблем, рассчитывая, что все успокоится и останется по-старому. А проблема так не решится. Если, например, говорить про инвесторов, то для них очень важно видеть стабильную систему. Одно дело, когда можно было предполагать, что в тоталитарном государстве есть риски и может произойти социальный взрыв, и другое — когда этот взрыв уже произошел, а государство настолько оторвалось от народа, что не способно слышать мнения людей, их голоса для него — ноль. Такое государство неинтересно никаким партнерам… Народ держат за быдло и дураков. Но 2020 год показал, что это не так. Белорусский народ — это народ, а не народец. Это люди, которые осознали свои права и с каждым днем все больше понимают, как этими правами нужно пользоваться и как должно быть устроено белорусское государство. Оно должно быть свободным и иметь демократические институты.

Из выступления
Александра Лукашенко на ВНС:

«Главное мое условие исхода из власти: в стране мир, порядок, никаких протестных действий, не переворачивать страну, высказывать свое мнение в рамках закона. Это главное условие. Второе условие: если сложится так, что к власти придут не те и у них будут другие взгляды, вторым пунктом мы запишем, что ни один волос с вас, сторонников нынешнего президента, упасть не может».

М.Б.: Тут нарушена причинно-следст­венная связь. Мир и порядок наступят гораздо быстрее в случае модернизации власти и ухода из нее одиозных фигур. То же касается и людей, которые сегодня исполняют приказы. Чем дольше это продолжается, тем больше людей нарабатывают себе отрицательное резюме, за которое им потом придется отвечать.

О.Х.: Мы слышали заявления разных фигур, в том числе и Канопацкой (речь идет о кандидате в президенты Анне Канопацкой. — Прим. «БР»), что должны гарантировать личную безопасность сегодняшней власти. А я считаю, что никому ничего не должна. Человек должен отвечать за то, что он сделал. И никаких гарантий, что сегодня ты являешься властью и это дает тебе карт-бланш на любые действия, быть не должно.

Человек всегда должен понимать, что есть действия и последствия. Если ты принял решение, которое потянуло за собой негативные последствия для здоровья и жизни других людей, негативные последствия для государства, то завтра, послезавтра, через 10 лет эти последствия тебя догонят.

Так кто главный зритель мероприятия?

О.Х.: Мы два дня слушали, как Беларусь будет объединяться с Россией, что у нас только один единственный стратегический партнер, что никаких многовекторных политик быть не может. Поэтому я и говорю, что основной адресат собрания не белорусы, а Россия. Ей в очередной раз пытаются продать поцелуи, но уже не за нефть и газ, а за конкретную поддержку власти. Второй зритель — Европа, которую пробуют шантажировать тем, что у нас есть стратегический партнер: мол, если вы будете и дальше затягивать гайки, вводить санкции, то мы начнем больше обниматься и больше поцелуев продавать тому, кто находится на Востоке.

Но получается это менее виртуозно, чем раньше. Ведь в один прекрасный момент партнеру захочется не только поцелуев. И, судя по всему, этот момент наступил. Наша страна получает нефть и газ уже даже не по рыночным ценам, а выше. «Помощь», которую мы получаем от России, уже совсем не братская. Лукашенко сам сказал, что российская поддержка обходится нам дорого. И той виртуозности, которая была в 2010 и в 2014 году, уже нет.

М.Б.: Вот и моя аналогия. Представьте, мы с вами соседи, и я трачу больше, чем зарабатываю. Но вы мой хороший сосед, и я у вас все время беру в долг. И вот я уже назанимал много, и вы, естественно, намекаете на то, что пора бы уже отдавать. Чего вы хотите? Чтобы я показал, что стал нормально относиться к деньгам, у меня теперь что-то остается и я могу отдавать долг? Или чтобы я устроил пьянку, пригласил вас и показал, как у меня все хорошо?

О.Х.: Можно квартиру за долги забрать.

М.Б.: Не думаю, что на квартиру сейчас есть аппетит, хотя по этому вопросу мнения могут быть разные. Но в любом случае, чего точно не нужно делать, так это пускать пыль в глаза, что у нас сейчас все будет хорошо. А это мероприятие — это и есть пыль в глаза. Думаю, не стоит держать соседа за идиота и думать, что он сейчас на это купится. Он отлично понимает, что на самом деле все это показуха, а реальная проблема только загоняется вглубь…Так что толку им одалживать, если все пять лет единственное, что будет происходить, это залезание страны во все большие долги и закапывание экономики? Да, власть может уверенно гарантировать, что за ваши же деньги следующие пять месяцев она по-прежнему будет зачищать улицы. А что они на пятилетку могут предложить? Ничего. Я бы на месте спонсирующего соседа с подозрением отнесся к этому шабашу.

О.Х.: А я бы вернулась к аналогии с квартирой. Зачем забирать всю квартиру, когда можно забрать кухню — и правоохранительные органы не вмешаются. Политически России сейчас не до Беларуси. У них есть Крым, который нужно переварить. Но экономически она очень заинтересована в том, чтобы у Беларуси не было возможности рыпаться. Чем меньше выхода на внешние рынки, тем больше вероятность, что у Беларуси не будет желания отступить ни на шаг влево или вправо. Просто не будет возможности. Мы видим, что в последнее время у России это очень хорошо получается.

Есть ли жизнь после ВНС?
 

М.Б.: Закручивание гаек и имитация стабильности продолжатся. Как продолжится и выражение гражданским обществом своего отношения к происходящему. Мы будем работать, чтобы в этих сложных условиях все-таки найти какой-то выход, чтобы с минимальной болью для всех от повестки противостояния перейти к диалогу. Я не вижу сейчас улучшений. Дна мы еще не достигли, и власти продолжают тащить нас все ниже и ниже. Главное, они специально вбивают клин между разными слоями общества. Но мы все равно попытаемся придумать способы, чтобы противостоять этому расколу, потому что нам потом с этим всем жить. В конечном итоге все будет хорошо, потому что другого варианта у нас нет.

О.Х.: Согласна, дна мы не достигли. Причем дна и экономического, и репрессивного, и психологического. Ближайшие полгода, как минимум, мы будем идти на дно. Потом, возможно, будут внешние изменения, то, что мы называем имитацией, демонстрацией активности. Этот год будет сложным. Хотелось бы быть оптимисткой, но, к сожалению, в самом лучшем случае удается быть реалисткой.n

Смотрите весь выпуск передачи «Умные люди» на YouTube­-канале «Белорусы и рынок».

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!