• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Внешняя политика Беларуси: меню на одну страницу или меньше

02 марта 2021
Ольга ШАВЕЛА

Страны ЕС, Великобритания, Канада, США и Украина официально не признают полномочия Александра Лукашенко. Россия же не только признала выборы в Беларуси легитимными, но и предоставила власти кредит в 1,5 млрд долларов. При этом дружественными отношения Минска с Кремлем назвать трудно, они скорее носят налет загадочности.

Гостями передачи стали директор Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений ПРЕЙГЕРМАН и бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии Павел МАЦУКЕВИЧ.

— Полтора года назад у Александра Лукашенко и всего государственного аппарата было меню на несколько страниц, из которого они могли выбирать опции своей внешней политики. Белорусский лидер мог говорить нет там, где, как он считал, могут быть уязвлены национальные интересы Беларуси. Особенно ярко это проявлялось в переговорах с Россией. Теперь это меню сузилось до, мягко говоря, одной страницы, а может быть, и того меньше, — высказал мнение Евгений Прейгерман.

Такой же точки зрения придерживается и Павел Мацукевич:

— Тот короткий период, когда мы жили без санкций, с 2016 по 2020 год, дал нам очень много в экономическом и политическом развитии. Для нас западный мир — это в первую очередь валюта, инвестиции и технологии. Геополитически западный вектор предоставлял нам неплохое поле для маневра в отношениях с нашим восточным соседом. Да и власть сама получала удовольствие от переговоров с США и ЕС: это поднимало ее на новый уровень. Однако 9 августа мы потеряли западный вектор внешней политики Беларуси и уже в этом году ощутим все последствия этой потери.

Многовекторность или Союз?

Беларусь — сравнительно небольшая экономика, зажатая между ЕС и Россией. Соседние страны стали членами Евросоюза, Украина — в состоянии конфликта, Россия хотела бы большей интеграции. Может быть, настало время, когда Беларусь должна выбрать, с кем идти дальше? Такой вопрос задали журналисты гостям передачи.

— Нам не нужно выбирать. Стоит смотреть на опыт стран, которые не выбирали и успешно развиваются. У Швейцарии, например, похожее геополитическое положение, она окружена большими соседями. Как дипломат, я видел свою задачу в том, чтобы недостатки геополитического положения Беларуси превратить в ее достоинства. Нам нужно убедить наших партнеров на Западе и на Востоке, что им будет выгодно, если Беларусь не сделает выбор ни в пользу одного, ни в пользу другого, — сказал Павел Мацукевич.

Евгений Прейгерман объяснил, как выбор одной из сторон может подорвать экономику, и почему в сегодняшних условиях такой выбор особенно опасен:

– Если бы Беларуси пришлось делать выбор, то по экономическим и геостратегическим причинам это был бы выбор в пользу России. Поэтому, чтобы оставаться суверенным государством и расширять свое поле для маневра, единственный выход — сохранять многовекторность. Мы малая открытая экономика: нашего рынка недостаточно для обеспечения собственных потребностей. Если мы будем ориентироваться только на евразийский рынок, то, во-первых, исключим возможность расширения собственного поля для маневров в переговорах с Россией, во-вторых, лишимся возможности работать на тех сегментах, которых в России нет или которые имеют свою специфику.

Еще один важный аспект — общественное мнение. Хотя у нас и затруднена социология, но проводимые опросы общественного мнения показывают, что ни один из векторов внешней политики, ни Запад, ни Россия, не набирают более трети сторонников. Абсолютное большинство белорусов выбирают опцию «и с теми, и с теми». Из этого можно сделать вывод относительно того, какие действия были бы неблагоразумны для Беларуси. Сегодня, в условиях политического кризиса, отказаться от многовекторности, значит, еще больше подорвать внутреннюю обстановку и углубить кризис.

Чего хочет добиться Россия в Беларуси?

Результаты соцопроса, недавно опубликованного в белорусских СМИ, показывают, что белорусы стали более враждебно относиться к России. Понимает ли российский президент, что, делая ставки на одного человека, он может потерять весь народ и получить «вторую Украину»?

Павел Мацукевич подчеркнул, что Александр Лукашенко до сих пор представляет власть и контролирует ситуацию в Беларуси. В то же время он, по крайней мере в сентябре, был вынужден «аккуратно записывать в блокнот все пожелания Кремля». Никто толком не знает, о чем там шла речь. Но все указывает на то, что Россия навязывала ему свой механизм транзита власти. Новый механизм даст России возможность прийти к опосредованному, но основательному контролю над Беларусью:

— После конституционной реформы Беларусь станет парламентской республикой, а далее будут создаваться пророссийские партии. У них больше шансов победить на выборах, чем у национальных партий. Ведь в конечном счете все упирается в финансирование. У России с этим проблем нет. К сожалению или к счастью, у нас нет национального олигархата, который взял бы на себя финансирование национальных партий и массмедиа. А кто платит СМИ, тот и заказывает новости. То есть Россия сейчас действует куда более осторожно, чем в 2014 году, когда она получила Крым, но потеряла Украину. Другое дело, что сейчас ситуация изменилась, протесты спали, и Александру Лукашенко, может, и не обязательно выполнять все, что он записал в блокнот.

Евгений Прейгерман согласился, что Россия заинтересована в том, чтобы диверсифицировать здесь свое политическое присутствие и рычаги давления. Кремль видит, что ему трудно навязывать свою повестку через одного человека. Поэтому Россия заинтересована в продвижении конституционной реформы, которая заберет часть полномочий у президента и передаст их местному уровню и парламенту.

Второй момент. Владимиру Путину крайне важно сохранить здесь контролируемую стабильность. Светлана Тихановская сколько угодно может говорить о том, что является сторонницей хороших отношений с Россией, но, как сказал в свое время патриарх российской внешней политики Евгений Примаков, пока Александр Лукашенко президент, можно быть уверенным, что Беларусь не развернется на Запад. Что касается этой темы с социологией, которую попытались поднять белорусские СМИ, то, думаю, прежде чем делать окончательный вывод, нужно подождать. Такие пики и спады настроений белорусского общества к России случались и раньше. Поэтому нужно рассматривать этот вопрос на более долгой перспективе, — пояснил Евгений Прейгерман.

О китайском векторе
 

Одним из первых с победой на выборах Лукашенко поздравил Си Цзиньпин. Но после этого Китай не проявлял повышенной активности в белорусском направлении. Китайское правительство озадачилось ситуацией в Беларуси?

— Существует мнение, что Беларусь может стать токсичной для Китая, но я такую точку зрения не разделяю. Думаю, сотрудничество между странами будет развиваться. Другой вопрос, насколько интенсивно? Если, не дай бог, ситуация в Беларуси дестабилизируется до такой степени, что даже поезда перестанут ходить, то, конечно, для Китая это серьезный вопрос. Для них наша страна интересна прежде всего как связующее звено с Европой. Кроме того, Китай был заинтересован в том, чтобы Беларусь наращивала политический потенциал отношений с Западом. Если бы Беларусь заключила какое-то базовое соглашение с ЕС о сотрудничестве, плюс наше участие в ЕврАзЭс, то тогда, конечно, наша страна стала бы особенно интересна Китаю. Китайцы смогли бы выстраивать здесь производственную инфраструктуру и продавать продукцию на рынках Европы и Азии. Если мы в среднесрочной перспективе утратим возможность работать с ЕС, то Китай будет менее заинтересован в сотрудничестве с Беларусью. В то же время мы видим, как активны страны Балтии в привлечении того, что потенциально могло бы быть у Беларуси, — сказал Евгений Прейгерман.

Павел Мацукевич подтвердил, что для Китая Беларусь не является критически важным партнером и что «желающих заменить нас немало». Другое дело, что у наших соседей нет железнодорожной инфраструктуры. В целом Китай занял выжидательную позицию: «сидит у реки и наблюдает», понимая, что при любом развитии ситуации китайские интересы в Беларуси будут учтены любой властью. Их интересам здесь вряд ли
что-то угрожает.

О ситуации на «южном фронте»
 

Украина официально не признала
Лукашенко президентом Беларуси. Но не все депутаты Верховной рады поддержали это решение. Каким видится будущее отношений двух стран?

— Это, конечно, абсолютно новый фактор для внешней политики Беларуси. Ждать светлых времен в отношениях в ближайшее время не стоит. Однако и полного разрыва сотрудничества не будет. В первую очередь благодаря взаимной торговле. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы получать друг от друга критически важные товарные позиции. Самый большой страх украинских политиков — постоянное дислоцирование в Беларуси российского военного контингента, что кардинально меняет масштабы военной угрозы для Украины, — объяснил Евгений Прейгерман.

Смотрите весь выпуск передачи «Умные люди» на YouTube-­канале «Белорусы и рынок».

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!