• 15.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Испытание "короной"

26 февраля 2021
Олег ШЕПЕЛЮК

Как пандемия коронавируса ударила по белорусскому бизнесу? Как ему помог указ № 143 и был ли действенным этот документ? Какой поддержки бизнес ждет от государства? Ответы на эти вопросы «Белорусы и рынок» искала вместе с экономистом.

Центр экономических исследований BEROC в рамках проекта «Ковидономика» провел серию опросов представителей микро-, малого и среднего бизнеса, выясняя воздействие на него пандемии. О результатах рассказал старший научный сотрудник BEROC Родион МОРОЗОВ.

— В начале марта мы четко осознали, что пандемия сильно ударит и по Беларуси. В то время многие страны уже предпринимали различные меры по поддержке бизнеса, и одной из наших первых задач стало формулирование и оценка мер, которые могли бы помочь белорусскому бизнесу справиться с последствиями пандемии.

Анализ общемировой практики (а мы постоянно мониторили меры, принимаемые в других странах, и оценивали уместность тех или иных решений) вылился в аналитическую записку, которую мы с коллегами презентовали журналистам, экспертам и содержанием которой делились с государственными органами.

— Власть вас услышала?

— Кроме нас все предпринимательские союзы активно выдвигали свои предложения, но меры, предпринятые государством, были в большей степени косметическими. Да, нужными, но явно недостаточными для того, чтобы бизнес смог ощутить поддержку государства. Хотя обсуждения шли с марта до конца апреля, затягивание со стороны государства и довольно скромные меры, не доступные широкому кругу предпринимателей, снизили уровень доверия бизнеса к власти. Предприниматели ощутили, что малый и средний бизнес не слышат и ставку на него не делают. Это был один из видимых эффектов первой волны пандемии для бизнеса.

— Наверняка настроение предпринимателей изменилось одномоментно? Ведь последним днем уплаты налогов за I квартал было 22 апреля, а 143-й указ вышел 24-го…

— Можно сказать, да. Мы проводили опросы представителей микро-, малого и среднего бизнеса, собрали большой массив данных. В апреле и мае в выборку попали примерно по 100 предприятий, в июле — 400, в сентябре — 100, в ноябре — снова 400 компаний с числом работающих до 250 человек. И проблемы у многих бизнесов начались уже в апреле: обвалились спрос и выручка. Это ощутили практически все сектора — и услуги, и производство, особенно связанные прямыми контактами с людьми, — общепит, досуг, магазины, салоны красоты, спортклубы. Ситуацию усугубляли макроэкономические проблемы — та же девальвация рубля. Летом бизнес понял, как можно справляться с новыми условиями, и, судя по опросам, после отступления первой волны пандемии настроение предпринимателей улучшилось.

— Горячий август вы пропустили, и, смею предположить, осенние опросы не добавили позитива…

— В сентябре на первый план вышла не эпидемическая ситуация, а политический кризис и его мгновенные экономические последствия. Именно из-за обстановки в обществе бизнес вернулся к проблемам весны. Опять упал внутренний спрос, вернулись проблемы с доступностью кредитов и неподъемными ставками, снова обвалился рубль, и дальнейшее его поведение бизнес предсказать не мог.

Большинство решений властей перестали подчиняться целям развития экономики, и бизнеса в частности. Как следствие, предприниматели потеряли доверие ко многим государственным институтам и даже банковской системе. И все это на фоне того, что бизнес входил во вторую волну пандемии с потрепанными, скажем так, подушками безопасности.

В ноябре, когда мы провели очередной опрос, выяснилось, что по сравнению с сентябрем ситуация не улучшилась, все проблемы остались. Но если в апреле — мае у бизнеса была возможность сократить избыточные функции, персонал, зарплаты, оптимизироваться и использовать накопленную в предыдущие годы прибыль, то к осенней волне МСБ подошел, с одной стороны, потрепанным, лишенным этих возможностей, с другой — более гибким и эффективным. Это и позволяет многим компаниям на данном этапе как-то балансировать.

— Перед второй волной пандемии бизнес наверняка представлял себе, с какими проблемами придется столкнуться. А какие будущие риски выделяли бизнесмены в преддверии 2021 года?

— Главное опасение — ухудшение эпидемической обстановки, что заставляло откладывать до лучших времен инвестиции в расширение и развитие бизнеса. Но с появлением вакцин от COVID-19 и началом массовой вакцинации эта неопределенность наверняка отодвинется на второй план и появится вера в нормализацию ситуации в 2021 году.

Что еще важно, изречение «кризис — это новые возможности» к текущему кризису в Беларуси не применимо. Если весной многие смогли адаптироваться под новые модели потребления, нашли новые ниши, изменили бизнес-модели, ушли в онлайн, то во вторую волну, согласно результатам опросов, более подготовленными или более конкурентоспособными компании не вошли. К тому же не добавляла оптимизма политическая нестабильность. Никто из 400 бизнесменов не сказал, что их предприятие упрочило позиции на рынке или же стало более конкурентоспособным по сравнению с весной 2020-го.

— Как респонденты оценивали урон, нанесенный пандемией?

— В наиболее пострадавших отраслях — на транспорте, в гостиничном бизнесе, общепите падение выручки в пиковые месяцы составляло 80—90 %. Борясь с проблемами, многие стали сокращать персонал: в апреле к этому прибегли 25 % компаний, в мае — 20 %, осенью — 16 %. Меньше всего весной к этим мерам прибегали в IТ-отрасли, сельском, лесном и рыбном хозяйстве (10 %). Еще большая доля компаний по всем отраслям сокращала расходы на оплату труда: апрель — 38 %, май — 43 %, июль — 28 %, сентябрь — 28 %, ноябрь — 22 %.

— Как воспринял МСБ действия властей, выраженные указом № 143 «О поддержке экономики»?

— С разочарованием. Когда мы в мае спросили у бизнеса, помог ли им этот указ, то лишь 2 % ответили «да, уже попробовали воспользоваться его нормами, и все получилось». В июле 5 % признались, что тем или иным образом воспользовались указом. Безусловно, в последующие месяцы число тех, кто воспользовался отсрочками и другими мерами поддержки, выросло, но в целом, даже по заявлению властей, было невелико.

— Какими видит бизнес последствия второй волны COVID-19?

— О том, что «вторая волна не повлияет на деятельность компании», чаще всего говорили представители сельского, лесного и рыбного хозяйства (13,8 %), гостиничного бизнеса (8,3 %), а также фирмы из сектора «профессиональная, научная и техническая деятельность» (7,4 %). В других отраслях этот показатель не пре­вышал 5,3 %.

А вот тех, кто негативно оценивает воздействие второй волны, было куда больше. Варианты «влияние второй волны будет аналогичным влиянию первой волны» и «крайне негативно, хуже, чем в первую волну» в строительстве выбрало 87,1 % компаний, в сельском, лесном и рыбном хозяйстве — 82,8 %, в творчестве, спорте, развлечении и отдыхе — 82,1 %, в оптовой и розничной торговле, ремонте автомобилей и мотоциклов — 81,7 %, в образовании — 80 %.

— В конце прошлого года первый вице-премьер Николай Снопков рассказал, что по указу № 143 помощь получили 44 тыс. компаний и ИП — на сумму «около 34 млн рублей». То есть в среднем на одного — по 1,295 руб­лей, около 500 долларов. Чего ждут от государства представители бизнеса?

— В апреле в качестве неотложных мер со стороны государства предприниматели чаще всего указывали налоговые каникулы (62,4 %), о необходимости снижения или отсрочки арендных платежей упоминали 38,6 %, о временном снижении отчислений в ФСЗН — 31,7 %, об отмене штрафов за несвоевременные расчеты по налогам и сборам — 23,8 %, о кредитных послаблениях (отсрочке выплат/снижении ставок по ранее взятым кредитом) — 17,8 %.

Большинство этих мер указ № 143 не предусматривал, или же их охват был небольшим. А когда осенью стало понятно, что для властей развитие малого и среднего бизнеса, мягко говоря, не приоритет, надеяться на дополнительные меры в продленном указе было опрометчиво. По сравнению с поддержкой крупных госпредприятий (миллиарды рублей) помощь МСБ — ничтожна.

Важный вывод из наших опросов: выжить в течение года смогли наиболее гибкие и конкурентоспособные бизнесы с эффективной системой управления, в том числе финансового. Теоретически «качество предпринимательства» в стране должно повыситься, так как экономические шоки убирают низкоэффективные и неготовые к изменениям компании. Но в сложившейся общественно-­политической ситуации наиболее гибкие и мобильные компании все больше смотрят в сторону стран, где малый и средний бизнес в приоритете.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!