• 19.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Кредиты потратили на поддержку штанов. C возвратом – сложности

01 февраля 2021
Татьяна КАЛИНОВСКАЯ

Онлайн-­семинар для экспертов «Устойчивость государственного долга Беларуси» продемонстрировал, что долг для страны стал политической проблемой.

Ведущий семинара вице-­президент центра социальных и экономических исследований CASE Belarus, представитель по экономической реформам Светланы Тихановской Алесь АЛЕХНОВИЧ, объясняя приглашение на мероприятие российских экспертов, сказал: «Белорусский госдолг большей частью финансирует и рефинансирует Россия». По его словам, на 1 декабря 2020 года госдолг Беларуси достиг 36,2 % ВВП, с учетом госгарантий и долгов местных властей он составляет около 27 млрд долларов. Это не такая большая проблема по сравнению с другими странами, но в случае Беларуси проблемой является то, что госдолг в основном, на 97 %, сформирован в иностранной валюте, и он достаточно дорогой. Например, в проекте бюджета на 2021 год 11 % всех выплат республиканского бюджета идет на выплаты по госдолгу. А поскольку последние десять лет белорусская экономика находится в стагнации и в ближайшее время ситуация не изменится, если политический кризис не будет наконец-то разрешен, то госдолг является одновременно и барьером для экономического роста, и одним из вызовов экономической политике.

Долгами «затыкали» экономические проблемы

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК считает, что госдолг стал для Беларуси «инструментом для решения экономических проблем». В отличие от других стран, где госдолг используется для финансирования дефицита бюджета, у нас он идет на финансирование счета текущих операций и поддержание финансовой стабильности.

По мнению экономиста, госдолг Беларуси сформировался двумя волнами. Первая, в 2007—2011 годах, когда ресурсы, полученные в результате внешних заимствований, преимущественно от России, направлялись на поддержание обменного курса. «Многие сегодняшние проблемы белорусской экономики уходят корнями в те годы, когда Беларусь активно заимствовала, а правительство аргументировало свою политику тем, что госдолг у страны небольшой. За счет госдолга поддерживались золотовалютные резервы и стабильный курс руб­ля», — объяснил Дмитрий Крук.

Вторая волна заимствований началась после девальвации конца 2014-го — начала 2015 года. «Существенно ухудшилась ситуация на внешних рынках, пришлось путем рефинансирования погашать взятые ранее российские кредиты. Заимствования также решали задачи расчистки балансов банков, когда государство взамен погашения кредитов предприятий становилось владельцем их акций. В этот период заимствования более диверсифицированы — проведен выпуск евробондов, получены кредиты Китая, Евразийского фонда развития. В 2015—2016 годах проблемы поддержки стабильности на финансовом рынке были решены с помощью госдолга, сегодня эта функция госдолга сохраняется», — сказал экономист BEROC.

Проблема и в том, что практически весь госдолг номинирован в иностранной валюте. Соответственно, когда происходит шок обменного курса и проседает ВВП в долларовом выражении, нагрузка на бюджет по выплате госдолга существенно возрастает, и это является дополнительным фактором торможения динамики ВВП. По мнению Дмитрия Крука, в случае Беларуси проблематичен не сам по себе объем госдолга, а обремененность госдолгом, непредсказуемый уровень нагрузки на бюджет.

Кроме того, по его мнению, отсюда следует проблема кассового разрыва, так как для погашения долга в иностранной валюте необходимо иметь поступления в иностранной валюте. Когда госдолг возрастает, проблема валютных поступлений в бюджет для его погашения становится актуальной.

В 2016 году Минфин Беларуси заявляет, что госдолг необходимо рефинансировать. Исходят из того, что 75 % текущего госдолга будет постоянно рефинансироваться, 25 % будет погашаться на чистой основе. Тем самым проблема становится постоянной, и даже во времена, когда госдолг можно было погашать, Минфин сохранял обремененность госдолгом, стараясь продлить сроки заимствований и по возможности снизить их стоимость.

Дорог в обслуживании, неэффективно потрачен

Экономический руководитель проекта «Кошт урада» Владимир КОВАЛКИН выделил две основные проблемы белорусского госдолга: то, что он номинирован в иностранной валюте, и то, что средняя эффективная ставка заимствований составляет 4,5 %, а по некоторым заимствованиям — 6 %. То есть госдолг еще и дорог в обслуживании. В то время как европейские страны привлекают ресурсы по ставке ниже 1 %, для Беларуси госдолг по ставке 4,5 % при 6 % по евробондам, обслуживать трудно.

В 2021 году Беларуси предстоит выплатить 3,1 млрд долларов, из них на погашение госдолга — 1,9 млрд, на обслуживание — 1,2 млрд. Рефинансирование должно составить 1 млрд долларов: 800 млн будет привлечено с внешних рынков и 200 млн — с внутреннего. «500 млн., судя по всему, это обещанный Россией еще в прошлом году кредит. Перечисление второго транша в 500 млн полностью зависит от России, от Кремля и от Путина: источников рефинансирования, кроме как Россия, Кремль, Путин, у Лукашенко нет. Эти ресурсы могут стать предметом торга между двумя лидерами, к которому наблюдателей не допустят», — считает Владимир Ковалкин.

В Беларуси 70 % ВВП создается на государственных предприятиях, которые не проводят реформы, поэтому большая часть долгов бюджета — долги этих госпредприятий, сказал докладчик. За прошлый год предприятия нарастили свои долги на 22 %; общая задолженность белорусской промышленности по долгам — 94 млрд рублей. «Мы должны понимать, что критические проблемные долги предприятий были конвертированы государством в госдолг и долги местных органов власти. Но это не позволило улучшить финансовое состояние госпредприятий, по всем показателям итоги работы госпредприятий хуже, чем в прошлые годы. Проблемы предприятий не решили, но госдолг вырос, и это будет создавать дополнительное давление на экономику Беларуси», — сказал Владимир Ковалкин.

Проблема — зависимость от одного кредитора

Бывший заместитель министра финансов России и бывший заместитель председателя Центробанка России, член совета директоров фонда «Свободная Россия» Сергей АЛЕКСАШЕНКО признал, что около 50 % долгов Беларуси прямо или косвенно, через ЕФСР, принадлежит России: «Внутренний финансовый рынок Беларуси не очень развит, поэтому большинство заимствований — внешние и валютные. За последние несколько лет ситуация с госдолгом Беларуси не ухудшилась. Гораздо важнее понять, насколько тяжело обслуживание госдолга для бюджета. И здесь, судя по всему, ситуация стабильная, ухудшения не происходит, если признать, что во всей мировой экономике 2020 год в связи с коронавирусом протекал тяжело».

Критическим, по мнению Сергея Алексашенко,  является даже не то, что Россия стала единственным кредитором Беларуси, а то, что Россия долгие годы подпитывала белорусскую экономику, и подпитка эта составляет около 5 % ВВП. «Нужно понимать, что деньги, которые приходят в страну, сильно искажают внутреннее экономическое равновесие. Дальше негативное давление на платежный баланс и бюджет Беларуси будет продолжаться в связи с осуществлением Россией налогового маневра. Ежегодно Беларусь будет терять около 1 % ВВП. Основной проблемой белорусской экономики является то, что в ближайшие годы резко обострится проблема госдолга, потому что все формы поддержки белорусской экономики Россией резко иссякнут. И тогда белорусская экономика столкнется с очень серьезным вызовом, при этом все козыри — в руках Кремля. В этих условиях Москва будет требовать от Беларуси политической, военной и другой лояльности», — считает Сергей Алексашенко.

С ним согласен советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие — брокер», доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы Сергей ХЕСТАНОВ: «Если внешнее финансирование исчезнет, то большой вопрос, удастся ли справиться с выплатами. А такая ситуация вероятна, так как белорусская экономика очень зависима от российской, и, соответственно, если будут проблемы у российской экономики, не избежит их и белорусская. Готовность России в этой ситуации финансировать еще и экономику Беларуси может снизиться».

Продолжит ли российское руководство финансировать Беларусь? Сергей Алексашенко считает, что скорее всего да, «так как установившуюся тенденцию имеет смысл продолжать», но «есть много деталей», поскольку вопрос лежит в политической, а не в экономической плоскости. «Все будет зависеть от позиции новой администрации в США в формировании новой эры, новых позиций, в поддержке санкционного процесса».

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!