• 04.08.2021
  • USD 2.4968
  • EUR 2.9665
  • RUB 3.4197

За чей счет банкет?

29 января 2021

Комментарии экспертов, которые получила «Белорусы и рынок», попросив проанализировать последние данные финансовой статистики, дают четкое представление о глубине ямы, в которую погружаются государственные предприятия. И об истинной направленности бюджета­2021.

Быстро и дефицитно

Бюджет-2021 был принят 18 декабря в оперативном режиме: сразу в двух чтениях и затем утвержден еще раз, уже другой палатой. Нельзя не отметить, что в тот же день также с предельной скоростью был утвержден и новый Налоговый кодекс. И также без дебатов… Впрочем, молниеносное (без обсуждения) принятие в день поступления подобных документов к депутатам стало нормой последних лет.

«Учитывая физический объем бюджета, можно утверждать, что никто из депутатов документ даже не читает. Это говорит о том, что в принятии бюджета, как и во всем остальном, у депутатов декларативная роль: проголосовать единогласно за то, что им спустили из кабинета министров или администрации Лукашенко. Закон о бюджете принимается у нас, как большинство других законов», — отметил старший аналитик компании «Альпари-­Евразия» Вадим ИОСУБ.

Что касается статей расходов, то нельзя не сказать, что заметно выросла доля силового блока: в 2019 году было 9,4 % бюджета, в 2020-м — 9,8 %, в планах на 2021-й — 11,9 %; рост за год — более 21 %. Для сравнения: на социальную политику в 2019 году было потрачено 10 %, в прошлом — 7,9 %, в этом планируется выделить 8,8 %.

Выбор — в пользу силовиков

«В этом году силовой блок доказал, что он единственная опора существующего режима и за это его надо кормить. И когда сейчас власть выбирает, кому помогать — бедным, пенсионерам, нуждающимся или силовикам, выбор делается в пользу силовиков. Это прекрасно характеризует наше «социально ориентированное государство», — прокомментировал Вадим Иосуб.

Его слова о направленности бюджета подтверждает статья о кредитной поддержке жилищного строительства, на которую планируется направить 215,8 млн рублей — на 16,8 % меньше, чем годом ранее (даже без учета инфляции). Семьям, воспитывающим детей, тоже выделено меньше денег — на 1,9 %. Декретный отпуск пока не урезают, но зато власти намерены снизить расходы, по сравнению с этим годом, на дошкольное образование. Рекордно огромно сокращение статьи «Финансирование выплат трудовых пенсий, пособий, мероприятия по обеспечению занятости населения и оплата детского санаторно-курортного лечения и оздоровления» — на 36,9 %!

«Сокращение кредитования — логичное следствие тяжелой финансовой ситуации, в которую попало большинство белорусов, нуждающихся в жилье. Наверняка и банки не горят желанием наращивать свой кредитный портфель долгосрочными заимствованиями по этой статье. Что касается финансирования детского отдыха, то предположу, что в 2020 году не все деньги по этой статье были «выбраны». Учитывая пандемию, власти предположили, что и в 2021-м положение не изменится: мол, коронавирус сорвет и этот летний лагерный сезон», — сказал Вадим Иосуб.

Пугающие показатели

Ситуация в реальном секторе экономики печальная. Показатели деловой активности ухудшились: по последним опубликованным данным (за одиннадцать месяцев), по сравнению с 2019 годом снизились показатели ВВП (–0,9 %), пассажиро- и грузооборота (–33,1 и –6,2 %). Оптовый товарооборот упал на 5,0 %, инвестиции в основной капитал сократились на 4,3 %. Единственный индикатор деловой активности, который показал положительную динамику, — прирост розничного товарооборота (2,0 %).

«Как следствие, ухудшились финансовые результаты реального сектора экономики: чистая прибыль организаций снизилась на 58,8 %, на 26,8 % выросло количество убыточных организаций. Сумма чистого убытка убыточных организаций составила 6,4 млрд рублей — рост в 6,3 раза! При этом, согласно официальным данным, роста складских запасов не происходит. В то же время наблюдается рост внешней дебиторской задолженности по промышленности: на 42 % по сравнению с началом года. Вероятно, разгрузка складов осуществляется за счет продажи товаров на внешних рынках с отсрочкой платежа», — отметил научный сотрудник BEROC Олег МАЗОЛЬ.

Его предположение подтверждают свежие данные: задолженность иностранных компаний перед белорусскими контрагентами приближается к миллиарду рублей (941,8 млн). При этом основная часть просроченной внешней дебиторской задолженности — у минских компаний (524,3 млн рублей). Более полную картину дают другие показатели: 74,8 % всей токсичной дебиторки «собрали» промышленные предприятия (704,3 млн рублей), среди которых выделяется машиностроение (408,1 млн). Эти цифры непрозрачно намекают, как «разгружаются» склады белорусских машиностроительных гигантов.

Но в «складскую ловушку» попали не только они. Среди крупных и средних предприятий доля убыточных компаний увеличилась с 13,9 до 17,1 %. С учетом того, что убытки выросли более чем в 6 раз, это дает основания полагать, что потери сконцентрировались в небольшом проценте компаний, резко нарастивших убытки. Например, предприятия Минска увеличили потери в 3,1 раза по сравнению с 2019 годом, до 1,596 млрд рублей.

Чтобы как-то сводить концы с концами, а проще говоря — закупать материалы, комплектующие, сырье, платить зарплаты, заводы вынуждены брать кредиты. И много… Долг крупных и средних предприятий по кредитам и займам к 1 декабря достиг 95,8 млрд рублей; с начала года вырос на 22,4 %. За последние 5 лет такого быстрого роста не было.

«Задолженность промышленности по кредитам и займам выросла на 20,9 % и превысила половину всей выручки, которую она генерировала в январе —
ноябре 2020 года (52,6 %). Парадоксальная ситуация сложилась в строительном секторе, где суммарная задолженность по кредитам и займам превысила валовую выручку, которую генерирует сектор, и достигла 170,4 % ее. При этом сумма чистого убытка отрасли за период выросла в 12,8 раза. Это связано с особенностями бухгалтерского учета — дело в пуске БелАЭС», — отметил Олег Мазоль.

«Печатный станок» не спасет

Одной из главных проблем банковской сферы являются долги предприятий. Они выросли чудовищно и уже превысили ВВП страны. Только у крупных и средних предприятий, не учитывая мелкие, долги составили 156,4 млрд рублей. К тому же финансовая стабильность реального сектора экономики оказывает существенное влияние на государственные финансы и ситуацию с внешним долгом. Поскольку предприятия не в состоянии вернуть привлеченные кредиты на внешних рынках, то с высокой долей вероятности такие просроченные кредиты трансформируются в государственный внешний долг. На 1 декабря объем только проблемного долга крупных и средних предприятий составил 1,019 млрд рублей — практически 395 млн долларов по официальному курсу Нацбанка.

«Если финансовые проблемы в реальном секторе можно на краткосрочном отрезке времени решить за счет эмиссионных факторов, то проблемы возврата внешнего долга за счет «печатного станка» решить невозможно. И в этом плане наибольшие риски генерирует не внешний долг государственных органов, а внешний долг предприятий страны. Так, по данным Нацбанка, во втором полугодии 2020 года, сектору госуправления необходимо было погасить 2,1 млрд долларов внешнего долга, тогда как банкам — 3,1 млрд, а предприятиям страны — 11,2 млрд долларов!

Невозможность погасить или рефинансировать долги реального сектора экономики может привести к дефолту банковской системы, а это ударит по вкладам населения, его долгосрочным сбережениям. Вероятно, с целью привлечь средства населения для кредитования предприятий под рефинансирование их внешних обязательств банки страны начали повышать процентные ставки по валютным вкладам для населения», — резюмировал Олег Мазоль.

В прошлом году планировалось сократить объем директивного кредитования до 740 млн рублей, но в итоге он резко вырос и достиг 2,4 млрд рублей. Стоит отметить, что при этом львиная доля этих денег выделялась не Банком развития, который создавался именно для этой цели — очистки банковской системы от подобных кредитов, а через три госбанка: к Беларусбанку и Белагропромбанку, которые участвовали в финансировании госпрограмм, добавлен Белинвестбанк. В итоге на Банк развития пришлось всего 765 млн рублей директивного кредитования.

«Такая практика — одна из самых серьезных болячек белорусской экономики. Понятно, откуда растут ноги: есть предприятия-зомби, которые хронически убыточны и без этих кредитов жить не могут, они даже зарплату платить не в состоянии, не говоря уже о какой-то текущей деятельности. Какие уж тут инвестиции и развитие! Тут два варианта: либо принимать политическое решение о реструктуризации этих предприятий, либо бесконечно выдавать им по сути безвозвратные кредиты. А раз решения о реструктуризации не было, то такая практика продолжится. Расплачиваться же за данную политику властей будет население. Именно на нем в первую очередь отразятся и постоянно растущие цены, и постоянно обесценивающийся рубль», — подвел невеселый итог Вадим Иосуб.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!