• 16.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Кризис ударит по основам белорусской экономики

04 мая 2020
Дмитрий КРУК, старший научный сотрудник BEROC

Белорусская экономическая модель имеет ряд известных глубинных особенностей. Наиболее важные среди них — главенство принципа «назначения чемпионов» (что подразумевает активную роль правительства в распределении финансовых ресурсов в экономике и определении отраслевых приоритетов), ограничение конкуренции, доминирование государственной собственности.

В рамках такой модели власти способствуют концентрации ресурсов в избранных секторах, выстраивают подконтрольные вертикально интегрированные цепочки создания добавленной стоимости и ограждают их от конкуренции.

Последние десять лет эта модель дает системные сбои. На уровне всей экономики они выражались в замедляющемся росте, постепенно переросшем в стагнацию. В секторе нефинансовых предприятий важной особенностью стал устойчивый тренд снижения финансовой автономии и повышения зависимости от заемных средств. В результате в последние годы корпоративному сектору в целом присущ высокий уровень долговой нагрузки (коэффициент закредитованности в 2019 году колебался в диапазоне 270—290 %, а общей закредитованности — 650—670 %), а качество значительной части долгов невысокое и очень чувствительно к макроэкономической конъюнк­туре. Наиболее остро вопросы долговой обремененности и качества долгов стоят перед государственными предприятиями. Это связано с тем, что в последние десять лет многие из них активно брали в долг, в том числе в иностранной валюте, пытаясь в соответствии с замыслом властей повысить свою эффективность посредством форсированного технического перевооружения. Более того, частично проблемные валютные долги предприятий отражены и в госдолге. За последние пять лет государство де-факто взяло на себя значительную часть таких долгов.

Системные сбои, связанные с глубинными особенностями белорусской экономики, становились все более очевидными. Однако предпринимались лишь их косметические ревизии. В 2016—2017 годах на фоне рецессии имела место попытка разрешения ставшей хронической долговой проблемы. Но поскольку она, пусть и в смягченной форме, также привела бы к неизбежности реформы госсектора, то в течение 2018—2019 годов вопрос де-факто ушел с повестки дня, а проблема долгов была законсервирована. Этот пример наглядно иллюстрирует, что сохранение «глубинных» основ белорусской экономики само по себе важно для белорусских властей, так как обеспечивает ее «политическое удобство». При этом, вероятно, имеет место и вера в то, что при должной «настройке» такая модель все же может генерировать рост. Кроме того, распространены опасения, что резкая ревизия основ экономического механизма чревата непредсказуемыми последствиями.

Экономический кризис, который неминуемо последует за эпидемией коронавируса, станет серьезным испытанием для большинства экономик мира. В отличие от экономических кризисов последних 25 лет, его механика предполагает сокращение не только совокупного спроса, но и предложения. Прямое воздействие на сторону производства обусловлено тремя механизмами. Во-первых, введение карантинных и ограничительных мер во многих странах становится временным физическим барьером для производства. Во-вторых, происходят сбои в цепочках создания добавленной стоимости. Проблемы с поставками сырья и комплектующих в любом звене могут привести к снижению/остановке выпуска в рамках всей цепочки. В-третьих, неопределенность относительно будущей эпидемической ситуации и/или ее экономических последствий может привести ряд бизнесов к решению о закрытии. В комбинации со снижением спроса такая механика кризиса грозит глубоким проседанием выпуска, причем зачастую сопровождаемого усилением инфляции даже в развитых странах (а не ее ослаблением, как, например, в 2008—2009 годах). Поэтому сегодня многие страны говорят об ожиданиях в 2020 году масштабного, до 10—15 %, проседания выпуска, что еще недавно невозможно было представить. Более того, если эпидемическая неопределенность затянется надолго, то шоки предложения будут все более ощутимыми, что обусловит длительный и медленный выход из рецессии.

Для белорусской экономики с ее глубинными особенностями это испытание грозит стать еще более серьезным, нежели в типовом случае. Пока первый удар кризиса испытал на себе преимущественно частный бизнес, предоставляющий услуги. Но в самое ближайшее время серьезное снижение спроса, а также проблемы производственного характера неизбежно затронут крупные гос­предприятия, которые испытывают хронические долговые проблемы. На этом этапе перед властями встает неприятный выбор. Если не помогать госпредприятиям посредством вливаний ликвидности, то это с высокой вероятностью приведет к росту безработицы, разрастанию корпоративного долгового кризиса и нарушению финансовой стабильности. Кроме того, косвенно это станет признанием провала политики «назначения чемпионов». Если же госпредприятиям обеспечить новые инъекции ликвидности, то ускорится инфляция и будет обесцениваться национальная валюта. Это также чревато финансовыми катаклизмами, но уже вследствие поведения вкладчиков, а также из-за проблем с обслуживанием госдолга. Кроме того, новый виток перераспределения ресурсов в пользу госпредприятий обусловит их острый дефицит в частном секторе. В этом случае частный сектор, вероятно, будет сокращать занятость или вовсе прекратит деятельность, что также приведет к росту безработицы.

Пока власти надеются, что шок окажется непродолжительным и нежеланного выбора удастся избежать. Хочется надеяться, что именно так и произойдет. Но пока все больше признаков того, что ситуация развивается по неблагоприятному сценарию. Поэтому готовность к нему, определенность, а также прозрачность и публичность выработки антикризисных мер сегодня чрезвычайно важны.

Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!