• 19.04.2021
  • USD 2.5918
  • EUR 3.0898
  • RUB 3.554

Свидетельство из третьих рук

05 апреля 2010
Игорь ИЛЬЯШ
Напомним, по мнению стороны обвинения, на Владимира Савченко, занимавшего в 2005 г. должность председателя Гродненского облисполкома, Николай Автухович готовил покушение "с целью оказания воздействия на решения, принимаемые государственными органами, а также из мести". В связи с этим показания В. Савченко представляли особый интерес.

На суде потерпевший заявил, что никаких угроз ни ему, ни его родным никогда не поступало. Более того, у него не было мысли, что от Н. Автуховича может исходить какая-то опасность. С самим обвиняемым он виделся всего два раза в жизни.

Нужно отметить, что, исходя из показаний В. Савченко, сложно понять, мог ли быть вообще у Н. Автуховича какой-то мотив для совершения противоправных действий в отношении потерпевшего.

В. Савченко подчеркнул, что он не имел никакого отношения к конфликту между налоговой инспекцией Волковыска и Н. Автуховичем, а также к возбуждению в отношении его уголовного дела. По указаниям В. Савченко не проводилось никаких проверок в фирме "Ника-транс", а на совещаниях в облисполкоме вопрос о Н. Автуховиче никогда не поднимался.

Бывший председатель Гродненского облисполкома упомянул также несколько деталей, противоречащих показаниям подсудимого Александра Ларина. Например, А. Ларин говорил, что утром 31 октября 2005 г., готовясь совершить покушение на В. Савченко, он заметил, как подъехала служебная автомашина "Волга" и из нее вышли телохранители губернатора. Причем это обстоятельство якобы во многом и повлияло на решение А. Ларина не стрелять.

Однако сам В. Савченко пояснил суду, что автомашины "Волга" никогда не было ни у него, ни у его охраны. Кроме того, А. Ларин прежде заявлял, что окончательное решение об устранении В. Савченко Н. Автухович принял после показа по БТ видеосюжета, в котором он, Н. Автухович, обвинялся в уклонении от уплаты налогов.

Причем, согласно показаниям А. Ларина, одним из главных действующих лиц этого сюжета был председатель Гродненского облисполкома. Между тем, как заявил сам В. Савченко, ему вообще никогда не приходилось выступать на телевидении по делу Н. Автуховича.

Таинственный голос.

Эпизод обвинения, касающийся поджогов, который после показаний Юрия Артюкевича и Александра Козела (см. "БР" № 12/2010), казалось бы, развалился, на прошедшей неделе приобрел новые нюансы.

На процессе были заслушаны показания некоего Ивана Ивановича Зайца. Нужно сказать, что сам свидетель в зале суда так и не появился. Он находился в отдельной комнате, и в зале судебного заседания можно было слышать только его голос по громкой связи. Такая необычная для суда форма общения была объяснена тем, что свидетель опасается за свою жизнь.

И. Заяц рассказал о том, что Н. Автухович нанял за деньги Ю. Артюкевича и А. Козела, чтобы они организовали поджог дома бывшего начальника Волковысского РОВД Виталия Коцубы и гаража налогового инспектора С. Мандика.

Однако самое интересное заключалось в том, откуда свидетель И. Заяц все это узнал. Оказывается, об этом ему рассказал его знакомый, имя которого И. Заяц отказался назвать суду, так как тому может угрожать опасность.

Выяснилось также, что этот знакомый тоже не был очевидцем преступных действий Н. Автуховича, а узнал об этом от другого своего знакомого. Таким образом, свидетель И. Заяц пересказал суду рассказ неизвестного лица, пересказанного ему неизвестным лицом (!).

Причем, согласно признанию И. Зайца, сам он ни с Н. Автуховичем, ни с Ю. Артюкевичем, ни с А. Козелом знаком не был и никогда их не видел. В связи с этим встает закономерный вопрос: могут ли подобные показания иметь какую-либо юридическую силу?

Показания И. Зайца были встречены в зале суда с недоумением и улыбками, а некоторые просто не смогли сдержать эмоций, в результате чего были удалены с судебного заседания. Н. Автухович, обычно активно участвующий в допросе свидетелей, на этот раз не стал задавать никаких вопросов. "Я в этом спектакле не играю", - заявил подсудимый.

Кроме И. Зайца, на прошедшей неделе давали показания и другие свидетели. Эксперт Максим Каляда, исследовавший самодельную бомбу, найденную вместе с гранатометом во дворе лицея № 1 города Гродно, рассказал об итогах экспертизы.

По его словам, бомбу сделал человек, безусловно, разбирающийся во взрывотехнике, однако при этом не обязательно имеющий специальное образование. Во время предварительного следствия М. Каляда также присутствовал на допросе А. Ларина (который, по его собственным словам, и смонтировал эту бомбу).

Впечатление от допроса А. Ларина у эксперта осталось неоднозначное. А. Ларин путался в описании изготовления бомбы, сказал в итоге почти то же, что было в экспертном заключении, но кое-что все-таки добавил. В результате М. Каляда сделал вывод, что А. Ларин имел отношение к изготовлению бомбы, но сам ли он это сделал, сказать сложно.

Нужно отметить, что на предварительном следствии эксперт употребил немного другую формулировку: А. Ларин сам бомбу не изготавливал, "но, возможно, видел, как это делают другие". Впрочем, на суде М. Каляда заявил, что противоречий тут нет, так как он имел в виду то же самое.

Оперативная аудиозапись.

Помимо показаний свидетелей и потерпевшего, на прошедшей неделе были заслушаны также и письменные материалы дела. В частности, протокол аудиозаписи разговора В. Осипенко и двух сотрудников ГУБОП МВД в минском СИЗО 20 февраля 2009 г. Причем в тот момент подсудимый не знал, что этот разговор записывается.

На записи сотрудники ГУБОП говорили, что у них достаточно доказательств вины Н. Автуховича, и уговаривали В. Осипенко дать показания. Они обещали В. Осипенко, что в том случае, если он даст показания в отношении Н. Автуховича, его отпустят.

"Он будет героем ходить, Кастусем Калиновским. А я кто буду - предатель?" - сомневался В. Осипенко.

В итоге В. Осипенко все-таки дал показания сотрудникам ГУБОП. Он сказал, что заказчиком поджогов в Волковыске, а также покушения на В. Савченко был Н. Автухович.

Хотя сам В. Осипенко ни в чем не участвовал и никакого оружия не видел. Он лишь показал А. Ларину дом В. Савченко и поблагодарил по телефону находившегося в колонии Ю. Артюкевича (по мнению следствия, это была благодарность за совершенные поджоги).

После того как протокол аудиозаписи и она сама были заслушаны на суде, начался допрос В. Осипенко. Он опроверг собственные заявления, сделанные в разговоре с сотрудниками ГУБОП, по поводу причастности Н. Автуховича к организации поджогов и покушения на В. Савченко.

В. Осипенко заявил, что на него в тот момент оказывалось серьезное психологическое давление и он в итоге сказал то, что хотели от него услышать оперативники.

Стоит напомнить, что о психологическом давлении во время предварительного следствия он заявлял в самом начале судебного процесса (см. "БР" №  11/2010).

Между тем В. Осипенко подтвердил, что показывал А. Ларину дом В. Савченко, однако он это сделал в связи с возможной организацией поблизости пикетов и демонстраций в поддержку Н. Автуховича, арестованного на тот момент.

Справка "БР"
Николай Автухович и Владимир Осипенко обвиняются на суде по ст. 218 ч. 2 ("Умышленное уничтожение либо повреждение имущества"), ст. 295 ("Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ"), а также по ст. 359 ч. 3 ("Террористический акт") Уголовного кодекса.
Подсудимые обвиняются в планировании в 2005 г. приготовления к физическому устранению председателя Гродненского облисполкома Владимира Савченко "с целью оказания воздействия на решения, принимаемые государственными органами, а также из мести" и в приготовлении к посягательству на жизнь заместителя министра по налогам и сборам Василия Каменко "из мести государственному деятелю в связи с его служебной деятельностью".
Кроме того, по мнению стороны обвинения, подсудимые причастны к поджогу дома бывшего начальника Волковысского РОВД Виталия Коцубы и поджогу гаража налогового инспектора С. Мандика.
Читайте нас в:

Подпишитесь на нашу газету

Только топовые новости у вас под рукой! Подписаться

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Cамые свежие новости всегда с вами!