Декабрь 11, 2017
экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК

Форсирование роста зарплаты при плавающем обменном курсе — занятие бессмысленное, но не чрезмерно опасное.

К концу года власти стали активно задействовать административные рычаги, чтобы по итогам декабря достичь заветной средней заработной платы в 1000 руб. (500 долларов). Говоря о последствиях использования таких рычагов, нужно понимать, что в условиях плавающего курса они будут несколько иными, нежели в 2010—2014 годах, когда курс был фиксированным. В режиме плавающего обменного курса цены и сам обменный курс становятся автоматическими стабилизаторами реальной и долларовой зарплаты.

Рост номинальной заработной платы активизирует спрос на внутреннем рынке, что через шесть-девять месяцев приведет к пропорциональному повышению цен. Во внешней торговле рост зарплат ухудшит ценовую конкурентоспособность оте­чественных компаний, что обусловит тренд на довольно стремительное обесценение национальной валюты.

В связи с этим возникают определенные ограничения: искусственно обеспечить рост реальной заработной платы возможно, но лишь на непродолжительный период и ценой инфляции; искусственно увеличить номинальную рублевую зарплату можно на стабильной основе, но опять же ценой инфляции; искусственно повысить долларовую зарплату затруднительно, но возможно — на короткий срок. Платой будут рост цен и обесценение рубля. Причем впоследствии долларовая зарплата окажется, вероятно, даже ниже, чем до стимулирования.

Понимая это, в нынешнем году власти попытались максимально абстрагироваться от долларового таргетирования заработной платы, отдали предпочтение «всем по 1000 руб.» и обусловили рост зарплат соображениями ценовой стабильности. Вплоть до недавнего времени вмешательство государства было ограниченным, а рост зарплат имел естественный характер.

Резкая интенсификация административного вмешательства в конце года вызывает недоумение, ведь директивное стимулирование зарплаты в нынешних условиях — почти бессмысленное занятие. К тому же в резком росте зарплаты нет особой нужды, в том числе по социальным соображениям: страна вернулась к дорецессионному (второе полугодие 2014 года) уровню средней реальной заработной платы уже в августе — сентябре 2017-го. Более того, в октябре реальная зарплата была довольно близка к историческому максимуму, датированному августом 2013 года. Вести же речь о покорении новых вершин сразу после двух лет спада вряд ли целесообразно.

Полагаю, форсирование роста зарплат вызвано двумя причинами. Во-первых, власти очень хотят к концу года про­возгласить конец кризиса, для этого и нужен какой-то формальный символ, в частности тысяче­рублевая средняя зарплата. Во-вторых, руководство страны оказалось заложником самолично созданного культа «всем по 500». Иллюзия того, что долларовая зарплата — это правильный измеритель реальной зарплаты, глубоко укоренилась в Беларуси. На этом фоне разъяснение того, что реальная заработная плата сегодня сущест­венно выше, чем в периоды, когда действительно было «всем по 500», — занятие бесперспективное. Осознавая это, власти вынужденно подыгрывают такому представлению.

Искусственное стимулирование зарплат на протяжении всего следующего года может привести к серьезным негативным последствиям. Сегодняшние прогнозные диапазоны на 2018 год в отношении инфляции и обесценения рубля к доллару соответственно в 7—10 % и 7—15 % трансформируются в 15—20 %. Кроме того, такой сценарий обу­словит повышение фискального напряжения: бюджет и Фонд социальной защиты населения будут вынуждены искать источники покрытия дефицита.

Поэтому, думаю, власти все-таки откажутся от поддержания искусственно высокой номинальной зарплаты в 2018 году. Отрапортовав о завершении кризиса в экономике и преодолении в декабре зарплатной планки в 1000 руб., они прекратят дальнейшее административное стимулирование. В таком случае негативные последствия для экономики будут минимальными: небольшой импульс инфляции и обесценения рубля «смажется» за несколько месяцев 2018 года, а предприятия нейтрализуют возросшие издержки декабря их снижением в последующие месяцы.

Материал опубликован в номере 46 газеты «Белорусы и рынок» от 9 декабря 2017 года. Оформить подписку на первое полугодие 2018 года.

Подписка на зарплаты + макроэкономика + BEROC
02 ноября 2017
Они изложены в очерке «Потому что я так решил» из нового сборника «Потому что так решили мы: поведенческая экономика Беларуси и ее раскодирование», редактором которого выступил действующих посол Беларуси в Китае.
02 ноября 2017
Без структурных реформ наша страна может рассчитывать не более, чем на 2% роста в год.
30 октября 2017
Бурный рост импорта сигнализирует о том, что экономический рост упирается в потолок.
30 октября 2017
Сентябрьское снижение заработной платы свидетельствует о том, что рыночные механизмы в экономике работают и вероятность удержать стабильность в этом году очень велика.
25 октября 2017
Два финансовых стресса пережила экономика Беларуси в 2004—2016 годах. Первый обернулся потерей 5,9 % ВВП, второй — 12,9 %.
23 октября 2017
Беларусь не отстает от мировых трендов: местные разработчики заявили о создании национальной криптовалюты — «Крипто Талера».

Страницы