Ноябрь 27, 2017
эксперт по экономике «Либерального клуба» Антон БОЛТОЧКО

На неделе правительство и Нацбанк доложили президенту об итогах работы экономики в текущем году и рассказали о ближайших перспективах развития страны. Многое было сказано, но о главном забыли.

Какие темы поднимались на совещании, доподлинно неизвестно. На официальном сайте главы государства, а также на сайте Совета министров есть только краткий конспект нескольких выступлений.

Так, премьер-министр Андрей Кобяков назвал основные цифры, касающиеся исполнения бюджета за десять месяцев, и ряд ключевых параметров двухсценарного прогноза на следующий год. Председатель Комитета государственного контроля Леонид Анфимов заострил внимание на давно заметном системном кризисе строительной отрасли. Можно предположить, что критическим был и доклад председателя Совета Республики Национального собрания Михаила Мясниковича, который представил альтернативный взгляд от мониторинговой группы Совета Республики на итоги работы экономики. На этом все. По крайней мере, согласно открытым источникам информации.

Очевидно, что за скобками остается еще целый ряд воп­росов, которые, скорее всего, обсуждались, но на суд общественности не выносились. Это касается как наличия различных взглядов на оценку текущей ситуации, так и противоположных подходов к решению накопившихся проб­лем. Последнее говорит об отсутствии консенсуса в верхах власти, который мог бы упростить преобразование эконо­мики.

С другой стороны, выступ­ление главы государства было весьма острым. Он поднял как минимум три важные темы. Первая из них — скромные темпы экономического роста. «В этом году наметился неко­торый рост экономики. Есть позитивные подвижки в ее ключевых отраслях. <…> Экономика за 2015—2016 годы потеряла 6 %. В этом году отыграли только 2 %, что явно недостаточно», — заметил Александр Лукашенко.

Действительно, 2 % — это явно недостаточно, ведь, например, западные соседи, по прогнозам МВФ, в этом году прибавят куда больше: Латвия — 3,8 %, Литва — 3,5, Польша — 3,8 %. Даже на небольшую толику сократить разрыв между Беларусью и этими государствами в очередной раз не удастся. Что касается Украины, то она движется сравнимыми с нами темпами (2 %). Впрочем, после серьезнейшего политического и экономического кризиса наша южная соседка, как и мы, остается в группе догоняющих.

Сохраняется зависимость отечественной экономики от темпов роста в России, которая закончит год с плюсовой вилкой в 1,7—2,2 % ВВП. Нашей стране редко удавалось расти быстрее восточной соседки. Фактически плановые показатели РФ — это потолок роста в Беларуси. Так сложилось исторически.

К этому можно добавить, что наблюдаемый рост достигнут не за счет каких-либо кардинальных изменений в экономике, а за счет благоприятных условий, сформировавшихся на внешних рынках. Андрей Кобяков подтвердил: «За десять месяцев среднегодовые цены на нефть сложились на уровне 52 доллара за баррель. <…> Бюджет рассчитывался при 35 долларах за баррель». Мы знаем, что цена нефти для Беларуси — один из ключевых факторов.

Вторая тема — взаимосвязь валовых показателей с качественными, характеризующими жизнь в стране. Президент задался закономерным вопросом: почему при росте ВВП нет запланированного увеличения доходов населения? Понятно, что в среднем 1000 руб. на человека — это нереальный сценарий для 2017 года, особенно если учесть, что рост ВВП был запланирован на уровне 1,7 %, а средняя зарплата должна была увеличиться сразу на 25 % по сравнению с декабрем прошлого года. Допустить такой дисбаланс по двум ключевым параметрам было бы неправильно.

Однако нет движения и по другим показателям, характеризующим качество жизни. Так, доля малообеспеченных семей за год увеличилась с 3,9 до 4,2 %, а питание в структуре расходов домашних хозяйств стабильно превышает 40 %. Следовательно, успехи правительства, связанные со стабилизацией экономики на макроуровне, пока не ощущаются рядовым гражданином.

Третий важный вопрос — системность принимаемых решений. «Большинство при­нимаемых мер пока носят косметический характер, а нужны системные решения», — ключевая фраза совещания, которую произнес Александр Лукашенко. Решения подобного рода нужны хотя бы по той причине, что белорусская экономика никогда не росла быстрее российской.

Согласно результатам опроса, проведенного Институтом «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики» (Россия), половина экспертов полагает, что в 2018 году темпы роста ВВП РФ будут ниже, чем в нынешнем, то есть менее 1,7—2,2 %. С такой же долей вероятности можно ожидать снижения темпов и в Беларуси. Если, конечно, благодаря «системным решениям», направленным на реформирование экономики, мы хотя бы частично не достигнем плановых показателей диверсификации. В противном случае заложенный в пятилетний план 3,5-процентный прирост ВВП выглядит утопией. Хотя нам он очень нужен.

Справедливости ради уточню, что все эти вопросы президент задавал не впервые. В некоторых случаях он предъявлял правительству даже ультиматум. Несмотря на это, годы проходят, а список проблемных вопросов не только не сокращается, но и дополняется.

Очередная встреча на высшем уровне стала достоянием истории, а ответа на вопрос «Как будем жить дальше?» до сих пор нет. Нет ни четкой цели, к которой движется Беларусь (если, конечно, не считать таковой прирост валового продукта на 12,1—15,0 % к концу пятилетки), ни конкретных шагов, которые помогут нам до этой самой цели добраться.

Подписка на Болточко + макроэкономика + Нацбанк
30 октября 2017
Бурный рост импорта сигнализирует о том, что экономический рост упирается в потолок.
30 октября 2017
Сентябрьское снижение заработной платы свидетельствует о том, что рыночные механизмы в экономике работают и вероятность удержать стабильность в этом году очень велика.
25 октября 2017
На правлении регулятора рассмотрели итоги работы за девять месяцев.
25 октября 2017
4000 запросов оказалось достаточно, чтобы нарушить работоспособность системы
23 октября 2017
Получить ее можно на портале Кредитного регистра

Страницы