Ноябрь 04, 2017
Алена ЯКОВЕНКО

Легендарный белорусский балетмейстер народный артист СССР Валентин ЕЛИЗАРЬЕВ 30 октября отпраздновал свой 70-­летний юбилей. «БР» не упустила случая поздравить юбиляра и побеседовать с ним об особенностях национального балета, его прошлом и будущем.

Подготовка к празднованию была по-настоящему масштабной. В марте прошла выставка Никиты Федосика «Валентин Елизарьев. Репортаж из настоящего времени», а недавно увидела свет книга Юлии Чурко, посвященная творчеству мэтра отечественной сцены. Главные же события — премьерный показ знаменитого «Спартака» в новой редакции Валентина Елизарьева и гала-­концерт с участием звезд мирового и национального балета — прошли 31 октября и 2 ноября в Большом театре Беларуси.

— Валентин Николаевич, от всей души поздравляем вас с днем рождения! Кажется, праздничные хлопоты вам только в радость. Одна из них — обновленная версия «Спартака». Чем же она примечательна?

— Спасибо за поздравление. «Спартак» живет самостоятельной жизнью уже довольно долго — 37 лет. Этот балет я поставил в расцвете своего творческого пути. Современные спектакли так долго не живут.

Естественно, спектакль, проживший долгую сценическую жизнь, требует обновления: приходят новые исполнители, и текст нужно адаптировать к ним. Назрела необходимость реставрации, сочинения новых фрагментов спектакля, притом что концепция осталась прежней. Обновились декорации, костюмы, добавились молодые исполнители.

Надеюсь, этот спектакль будет жить в театре еще долгие годы. На протяжении 37 лет он пользовался неизменным успехом и уже сто раз себя окупил. Мне приятно, что «Спартак» до сих пор нравится труппе, публике. Он долго живет не только в Беларуси: выезжал на гастроли более чем в 20 стран мира. В 90-х годах о независимом государстве под названием «Респуб­ли­ка Беларусь» больше узнавали через искусство, нежели благодаря туризму.

— Вновь находясь в качестве постановщика в Национальном театре, какие чувства испытываете: радость, предвкушение, ностальгию?

— Во-первых, я вернулся в родной театр. Во-вторых, меня очень хорошо встретила труппа. Она крайне ответственно подходит к работе. Я получаю удовольствие от репетиций и понимаю, что это взаимно. Что говорить, это мой театр, которому я отдал 35 лет жизни. Да, уже несколько лет я не работаю в нем, но он все равно остается моим театром.

— Белорусский балет как-то выделяется на палитре мирового искусства? Какой он сегодня и есть ли у него будущее?

— Мне трудно говорить о современном репертуарном состоянии театров: для этого нужно часто посещать их и отслеживать происходящее. Я могу лишь высказать пожелание, чтобы театры не растеряли, не обесценили все, что имеют, ведь без уважения к истории невозможно прогрессивное будущее. Если белорусский балет возглавит талантливый руководитель, лидер, то с балетом все будет хорошо. Если же он будет собирать с миру по нитке, составлять репертуар из давно созданных кем-либо произведений, иной раз повторять их, то развитие будет замедленным.

Нужно, чтобы непосредственно в Большом театре силами имеющихся исполнителей рождались новые спектакли. Нужно уметь рисковать, видеть новое в искусстве, откликаться на современные тенденции.

Нельзя сказать, что классический балет бурно прогрессирует, однако я вижу тенденцию постоянного развития: оно происходит незаметно, но оно есть. Каждое десятилетие не похоже на другое: развивается язык танца, меняются наша жизнь, уровень и качество мышления. Молодые исполнители должны развиваться на оригинальном, авторском материале, отвечающем духу времени. С другой стороны, создавая новое, нужно сохранять старое, классическое наследие опытных мастеров.

Я убежден: балет — это искусство мысли, все остальное (лексика, мастерство исполнителя и др.) нужно для того, чтобы мысли превратились в глубокий, содержательный спектакль.

— То есть у руля должен стоять человек, тесно связанный с миром искусства?

— Нет, руководитель с талантом создателя, тот, кто сможет объединить труппу во имя творческого поиска. Личность создателя объединяет вокруг себя очень много талантливых людей, из театров с такими руководителями не бегут люди. Там, где есть личность, есть балет, а там, где создателя нет, мы видим жалкие повторы того, что сделано в других странах.

— Есть ли различия между нашей и европейской балетными школами?

— Корни белорусского балета, как и российского, уходят в XVIII век. Множество частных театров содержали богатые магнаты. Они приглашали педагогов из Франции и Италии. К сожалению, в XIX столетии балетные традиции были прерваны, зато очень активно наверстывали упущенное на протяжении всего XX века.

Теперь все зависит от того, кто определяет политику театра и какие цели он ставит перед собой. Сейчас моя деятельность проходит вне театра, поэтому я не знаю, что в головах тех людей, которые руководят им и что с ним будет дальше.

— Вы поставили множество спектаклей за рубежом. Почувствовали ли специфику балетного искусства в других странах?

— В Каире очень хороший мужской балет, а женская труппа интернациональная: там много украинок, японок, представительниц бывшей Югославии. Египетские девушки рано выходят замуж, а замужним мусульманкам выступать на сцене запрещено.

В Японии балет — национальное достояние, чуть ли не возле каждой остановки метро есть балетная школа. Там хорошие преподаватели, они активно приглашают педагогов из стран СНГ. Правда, по сравнению с русским балетом японскому не хватает «души исполненного полета», если говорить пушкинским языком.

В Турции хорошо работают женщины. Мужчины менее сконцентрированы на балетном искусстве, потому что, как правило, заняты еще на двух-трех работах.

В каждой стране есть свои отличия, а к общему знаменателю мировой балет приводит увлеченность артистов. Нужно только заинтересовать сюжетом, хореографией, чтобы они не были сухими исполнителями, не копировали предложенную партию, а вкладывали в танец и его содержание собственную душу, выглядели в спектакле органично, не отбывали время на сцене, а творили.

— Какие нации самые пластичные, на ваш взгляд?

— Я очень люблю славян. Это талантливые, красивые и очень сценичные люди.

— В одном из интервью вы говорили о том, что белорусские артисты балета недооценены. Изменилась ли ситуация к лучшему?

— Я хотел бы начать с другого. Нигде балет не находится на полном обеспечении. Чтобы существовать, театрам приходится зарабатывать деньги самостоятельно. Нигде в мире нет больших балетных коллективов, которые окупали бы себя сами. Есть мобильные маленькие труппы, которые, занимаясь гастрольной деятельностью, могут более-менее обеспечивать себя.

Без государственной и меценатской поддержки большие стационарные театры работать не могут. Например, американский балетный театр существует благодаря деньгам фонда Форда.

В Советском Союзе сфере культуры оказывалась полная государственная поддержка. Да, у нас были скромные зарплаты, но государство никогда не жалело денег на создание музыки, декораций, костюмов.

Сегодня главным спонсором нашего театра также является государство, правда, некоторые проекты финансируют частные организации. Кто бы ни был спонсором, он всегда должен помнить советский принцип: денег на искусство жалеть нельзя.

— Есть ли у артистов балета другие варианты для самореализации, помимо трудо­устройства в Большом театре или работы в независимой труппе?

— Некоторые трудоустраиваются в Белорусский государственный музыкальный театр, другие уезжают за границу. Часто бывает так: год-два поработали в театре и уехали за рубеж. Чаще всего — навсегда.

Надо стараться творчеством и финансами удерживать артистов на родине, ведь их за государственный счет на протяжении восьми лет воспитывают в балетной школе. Кроме того, многие опять же за государственный счет получают высшее образование в Университете культуры и Академии музыки, в которой работает кафедра хореографии.

Выдающиеся артисты должны получать соответствующие деньги за свой труд. Профессия танцовщика имеет множество недостатков: прерванный рабочий день, шестидневная трудовая неделя, огромные нагрузки, которые могут выдержать только люди, сильные духовно и физически.

— Вы неоднократно входили в состав жюри хорео­графических конкурсов. Они помогают выяснить, чем дышит современное танцевальное искусство?

— Конкурсы не являются показателем мирового уровня хореографии. В них необязательно принимают участие исключительно талантливые артисты. Есть множество действительно способных людей, у них своя ниша в театре, и они ему очень нужны, даже несмотря на то что никогда не выступали на конкурсах. В таких состязаниях принимают участие танцовщики, которые хотят показать себя, быстро продвинуться в определенном репертуаре.

— Валентин Николаевич, положа руку на сердце, можете ли сказать, что все в вашей жизни случилось не зря?

— Я баловень судьбы. У меня прекрасная супруга, мы прожили вместе 47 лет. У нас замечательные дети и внуки. Всю жизнь я занимался любимым делом и продолжаю до сих пор, правда, уже в качестве преподавателя, а не создателя спектаклей.

— Кстати, каких принципов вы придерживаетесь в своей преподавательской карьере?

— Я стараюсь не только обращать внимание на способности, данные артисту природой, но и прочувствовать его индивидуальность. Возможно, у кого-то я ее не разглядел или она находится в зачаточном состоянии — значит с этим человеком следовало поработать подольше.

Откровенно говоря, большие таланты рождаются редко. Я вырастил три поколения звезд белорусского балета и сегодня продолжаю поиск неординарных фигур. Чтобы талант раскрылся, человек должен попасть в руки очень хорошего хореографа, который сможет придумать партии, соответствующие индивидуальности танцовщика. Если же человек не живет искусством, своей профессией, не проживает жизнь на сцене, то он никогда не станет хорошим артистом. И никакой хореограф ему в этом не поможет.

— Пытались ли вы как-то повлиять на профессиональный выбор своих детей?

— Нет, они приняли решение самостоятельно, а внуки еще маленькие — у них все впереди. Дочь возглавляет отдел международных связей в Большом театре, а сын — преподаватель Софийского университета, доктор наук.

— Есть ли в вашей семье какие-либо традиции, связанные с празднованием дня рождения?

— Как и другие люди, всей семьей собираемся за большим праздничным столом, кушаем, общаемся…

— Что загадали, задувая свечи на торте?

— Чтобы на земле процветали мир, творчество и взаимопонимание.

Подписка на Валентин Елизарьев + балет + «Спартак» + народный артист СССР + легендарный белорусский балетмейстер + культура
08 декабря 2017
По словам художественного руководителя заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь Сергея Ковальчика, юбилей — это очередная возможность для зрителей посетить спектакли театра, поближе познакомиться с артистами.
27 ноября 2017
Технологические компании включаются в культурные проекты.
22 ноября 2017
Легендарная белорусская джазовая группа Apple Tea («Яблочный чай») готовится отпраздновать свое 25-­летие.
15 ноября 2017
На юбилейном фестивале выступят артисты из Беларуси, Австралии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Канады, России, США, Украины, Франции, Японии и др. Кроме того, организаторы подготовили специальную программу для поклонников жанра — концерт, в котором примут участие танцовщики, в разные годы становившиеся лауреатами фестиваля.
13 ноября 2017
Крупнейшая выставка-­продажа предметов искусства «Осенний салон с Белгазпромбанком — 2017» завершилась в Минске.
01 ноября 2017
Одним из любопытных мероприятий, прошедших в рамках образовательного проекта «Школа ТЕАРТа», стала лекция композитора из Узбекистана Артема КИМА «Независимый творческий коллектив: опыт выживания». По ее окончании «БР» поговорила с гостем о сути творчества и его финансовой подоплеке.

Страницы