Ноябрь 22, 2017
Алена ЯКОВЕНКО

Легендарная белорусская джазовая группа Apple Tea («Яблочный чай») готовится отпраздновать свое 25­-летие.

фото Алексей Казнадей

«БР» поговорила с бессменным барабанщиком Apple Tea, писателем, преподавателем Александром САПЕГОЙ о вехах творчества коллектива, Владимире Мулявине и перспективах отечественных джазовых исполнителей в эпоху, когда потребление доминирует над культурой.

— Расскажите, пожалуйста, о себе. Как вы пришли в музыку в целом и в джаз в частности?

— Однажды в учебный класс гомельской школы № 17 заглянул мужичок еврейской национальности и с характерным акцентом спросил: «Кто хочет освоить аккордеон?» Я один поднял руку, потому что дома у меня была детская гармошка и мне нравилось на ней бренчать. Так я попал в музыкальный кружок. Надо сказать, что в советские годы при каждой школе действовало множество кружков художественной самодеятельности и уровень преподавания в них был на высоком уровне.

Спустя год к нам приехали преподаватели минской школы-интерната искусств им. Ахремчика и предложили наиболее одаренным детям продолжить обучение в столице. Тогда принять решение отправиться в Минск было трудно, ведь это означало надолго оторваться от дома. Я по натуре авантюрист, потому решил ехать. По приезде мне сообщили, что в школе-интернате не будет класса аккордеона, зато открылся класс ударных инструментов, и меня определили в него.

Затем я поступил в консерваторию и параллельно выступал в составе музыкальной группы ресторана «Планета». Тогда это был один из самых серьезных коллективов в стране, даже несмотря на ресторанный формат выступлений.

— Не срабатывал ли внутри вас, студента консерватории, некий «блок», ведь приходилось выступать перед жующей, выпивающей публикой?

— Я не чувствовал себя оскорбленным, потому что играл с профессионалами высочайшего уровня. Музыканты, меломаны со всего Минска приезжали, чтобы просто послушать нас. Мы очень точно копировали Майкла Джексона и других культовых исполнителей. У нас были лучшие инструменты и аппаратура, потому что наш второй гитарист занимался контрабандой инструментов из Европы, за что в итоге угодил в тюрьму.

В это время я многому научился, мне поставили правильный удар. Я человек читающий, грамотный, однако джазовая музыка требует еще и особого отношения, постоянной работы над техникой.

В ресторане я выступал пять лет, затем меня пригласил к себе в молодежную студию Владимир Мулявин. В ней я проработал чуть больше года. К слову, в студию я пришел вместе с Игорем Сацевичем, основателем группы «Яблочный чай». Его первые опыты в качестве композитора пришлись именно на период сотрудничества с «Песнярами».

— Каким был Владимир Мулявин как наставник, человек?

— Между нами была большая разница в возрасте, поэтому он относился к молодым как батька. Одно время предлагал сделать современные аранжировки народных песен, потом посмотрел, что наша душа не лежит к этому, и предоставил свободу творческого самовыражения. Обычно в середине концерта «Песняров» мы отыгрывали три-четыре собственные песни, причем авторские.

Владимир Мулявин был довольно демократичным человеком, никогда не давил авторитетом. Когда в Гродно открылась филармония и нам предложили создать собственный коллектив, Владимир Георгиевич поддержал наше стремление отделиться и писать свою музыку.

Мы создали группу, которая называлась «Рада». Играли прогрессивный рок, хотя была у нас программа и на стихи Максима Богдановича. Группа просуществовала только год, затем произошло недопонимание с продюсером: мы отказались работать с ним, узнав, что он укрывает наши деньги. Об этом прослышал Михаил Финберг и пригласил в свой оркестр. Он предложил Игорю Сацевичу создать собственный ансамбль — так родился коллектив «Яблочный чай».

— Когда работалось проще: в годы СССР или сейчас?

— Джазовая музыка относится к академическому классу и предназначена не для танцев, а для слушания. В советское время джаз ценился выше, ведь половину городского населения составляли евреи. В 80-х годах многие из них эмигрировали и слушателя не стало.

Большинство музыкантов были евреями, и джазовая музыка культивировалась. В советские годы жители городов интересовались культурой, а сегодня для большинства из них главными ценностями являются покупка машины, квартиры, отдых в Египте.

Когда мы начинали, наш труд считался престижным, заслуживающим внимания. Сегодня же интерес есть только со стороны профессионалов, а публике все безразлично. В Беларуси нет профессионального слушателя, никто, кроме коллег, не оценит талант по достоинству, поэтому у молодых музыкантов есть только один выход — заграница.

— Можно ли как-то изменить ситуацию?

— Нужно, чтобы правительство обратило на культуру такое же внимание, как и на спорт. Нельзя забывать и о воспитании слушателя, допустимо даже открытое навязывание. На хоккей ведь сгоняют молодежь, а чем джазовые и академические концерты хуже?

— Разве студентам Университета культуры и искусств не предоставляют льготы на посещение выставок, спектаклей, концертов?

— Предоставляют, но этого недостаточно. Наши студенты понимают, что они окончат университет и станут бедными преподавателями или музыкантами, поэтому у них нет желания развиваться.

Например, те, кто учится в консерватории, намерены после получения диплома уехать в Лондон, Нью-Йорк или Берлин. В головах студентов Университета культуры такой мысли нет. Они по инерции окончили колледж и поступили в вуз. Причем многие даже не собираются работать по специальности.

Понятно, что творческие люди никогда не будут удовлетворены степенью признания своего таланта и оплатой труда, но у нас настолько темное общество, до того пассивное… Мой сын учится в консерватории Амстердама и очень доволен. Говорит, студенты не пропускают занятия. Учиться там дорого, поэтому он взял академический отпуск, устроился на лайнер, заработал денег и сейчас планирует восстановиться в консерватории. Это показатель того, что человек действительно заинтересован в получении образования.

— Сегодня много говорят о необходимости внедрения новых форм работы с классической музыкой, ее продвижения в массы. Что вы понимаете под этими новыми формами?

— Выступления у Ратуши — хороший пример такой работы. Идея лежала на поверхности. Например, в Европе такие концерты — давняя традиция. Хорошо, что нашлись люди, которые сумели адаптировать такой формат в нашей стране.

— Практика приглашения джазовых исполнителей на свадьбы, юбилеи распространена в Беларуси?

— За последние десять лет корпоративные заказы упали на 70 %. Это связано с финансовыми кризисами и появлением концертных агентств, которые игнорируют профессиональных музыкантов. Агентствам выгоднее работать с молодыми и малоопытными артистами, потому что те запрашивают меньшие суммы, а конечным заказчикам безразлично, кто будет играть у них на свадьбах, юбилеях. Культура заказчика в Беларуси очень низкая.

— Есть ли у вас опыт контрактной работы?

— Первый серьезный опыт контрактной работы я получил год назад. Чтобы приобрести жилье, понадобилось срочно занять деньги. Долг нужно было отдавать, и тут подвернулось предложение поработать музыкантом в престижном марокканском отеле. Было интересно окунуться в другую культуру. Я даже написал книгу «Записки из Марракеша».

До этого работал в Польше. Не так давно вместе с Apple Tea «сорвался» в Берлин, там впервые в жизни играл на улице. Горожане хорошо встретили нас, завязались контакты. Полицейские дают час поиграть на берлинских улицах, а когда замечают, что музыканты немного подзаработали, корректно просят покинуть стихийную концертную площадку.

— Вы являетесь учредителем фестиваля-конкурса для барабанщиков «Барабанный бит». Расскажите об этом проекте.

— Фестиваль отсчитывает свою историю с 2005 года. Тогда меня в качестве члена жюри или ведущего мастер-классов часто приглашали на аналогичные конкурсы в соседних странах. Это удивительно, но даже в Эстонии, население которой не превышает 1,4 млн человек, в те годы проводился фестиваль-конкурс барабанщиков, а в Беларуси — нет.

Я и лидер группы Trubetskoy Александр Сторожук набросали положение о конкурсе. Фактически мы создали аналог американского состязания барабанщиков Modern Drummer.

Первый фестиваль прошел в Театре эстрады. Участниками были в основном мои студенты и ученики Александра Сторожука. Тем не менее нам удалось задать мероприятию высокую планку и сформировать его имидж.

Конечно, сначала на конкурс заглядывали в том числе случайные люди, которые от силы неделю держали барабанные палочки в руках. Постепенно таковых становилось все меньше, и сейчас мы имеем дело с адептами музыки, которые знают, для чего они пришли.

Программа фестиваля включает мастер-классы, конкурс и гала-концерт лауреатов и приглашенных звезд. Правда, в последние годы я не могу пригласить зарубежных артистов: нет должного финансирования. Раньше фестивалю помогали несколько музыкальных магазинов, однако сложная экономическая ситуация вынудила их свернуть спонсорские программы. Сейчас мы ведем переговоры с крупной международной компанией. Если придем к соглашению, ситуация улучшится.

— В 2018-м Apple Tea исполнится 25 лет. Какие проекты запланированы на юбилейный год?

— Готовимся издать новый диск. Работаем над джазовыми аранжировками песен белорусских исполнителей — премьера пройдет еще до юбилея, в канун Нового года. Думаю, мероприятий будет много, правда, пока они находятся в разработке.

Справка «БР»

Apple Tea («Яблочный чай») — самая известная отечественная джазовая группа. Играет музыку, включающую в себя элементы всех современных стилей джаза.

Apple Tea первой из белорусских групп издала альбом в России (в 1997 году) и первой сделала видеоверсию сольного концерта. В 2012­м коллектив стал лауреатом Национальной музыкальной премии Беларуси в номинации «Лучший джаз­исполнитель (коллектив)».

Дискография Apple Tea насчитывает семь альбомов. Группа не раз давала концерты вместе с такими корифеями джаза, как Грегори Портер, Тесса Сутер, Иен Шоу, Шейла Купер, Дебора Картер.

Подписка на культура
08 декабря 2017
По словам художественного руководителя заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь Сергея Ковальчика, юбилей — это очередная возможность для зрителей посетить спектакли театра, поближе познакомиться с артистами.
27 ноября 2017
Технологические компании включаются в культурные проекты.
15 ноября 2017
На юбилейном фестивале выступят артисты из Беларуси, Австралии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Канады, России, США, Украины, Франции, Японии и др. Кроме того, организаторы подготовили специальную программу для поклонников жанра — концерт, в котором примут участие танцовщики, в разные годы становившиеся лауреатами фестиваля.
13 ноября 2017
Крупнейшая выставка-­продажа предметов искусства «Осенний салон с Белгазпромбанком — 2017» завершилась в Минске.
04 ноября 2017
Легендарный белорусский балетмейстер народный артист СССР Валентин ЕЛИЗАРЬЕВ 30 октября отпраздновал свой 70­-летний юбилей. «БР» не упустила случая поздравить юбиляра и побеседовать с ним об особенностях национального балета, его прошлом и будущем.
01 ноября 2017
Одним из любопытных мероприятий, прошедших в рамках образовательного проекта «Школа ТЕАРТа», стала лекция композитора из Узбекистана Артема КИМА «Независимый творческий коллектив: опыт выживания». По ее окончании «БР» поговорила с гостем о сути творчества и его финансовой подоплеке.

Страницы