Апрель 18, 2017
Алена ЯКОВЕНКО

Бразильский архитектор Лоуренсо Жименес из бюро FGMF принял участие в урбанистическом преобразовании столичной улицы Октябрьской.

Визит состоялся в рамках фестиваля урбан-арта Vulica Brasil. Своими профессиональными наблюдениями и опытом известный архитектор поделился с корреспондентом «БР».

— Как вы охарактеризовали бы архитектурный облик белорусской столицы?

— Реальность Минска существенно отличается от той, в которой живем мы в Бразилии. В частности, потому, что Минск был полностью разрушен и вновь отстроен, но уже в соответствии с идеологией советского времени. Мне нравятся ваши широкие улицы, солидные панорамные дома. Однако есть в этой архитектуре какая-то отчужденность, закрытость от внешнего мира. Не хватает публичных пространств, расположенных рядом с постройками, где люди загорали бы, читали книги, устраивали пикники. При разработке проектов в нашем бюро мы стараемся (даже если речь идет об офисном здании) предусмотреть территорию для отдыха, которая в выходные дни будет доступна и прохожим. Впрочем, существенным фактором является разность климатических условий Беларуси и Бразилии.

— Что вы можете сказать о спальных районах Минска?

— У вас с этими районами все куда лучше, чем у нас. К сожалению, в Бразилии нет такого качества массовой застройки, какое я увидел в Минске. Однако нужно стараться делать такие районы многофункциональными. Я посоветовал бы напрочь отказаться от определения «спальный» и возводить их с учетом потребностей жителей как часть развитого города.

— Можно ли разрабатывать новые проекты, находясь в эстетике былой эпохи?

— Необходимо с уважением относиться к наследию города, однако нужны и инновации, смелые подходы. Новый проект может и должен ставить под вопрос наследие, если оно уже не удовлетворяет запросам времени, дает повод для конструктивной критики.

— Какие архитектурные стили сегодня популярны и чем это объясняется?

— Как архитектор, я не мыслю категориями стиля. Придерживаюсь мнения, что постройка должна быть современной, из материалов и технологий, адекватных времени, с учетом специфики местной культуры.

— И все-таки, какая архитектура более востребована?

— К счастью, мы находимся на стадии, когда на рынке недвижимости востребована современная архитектура. Еще двадцать лет назад люди придавали значение старинным стилям, что я считаю абсолютно глупой тенденцией. Сегодня социальный запрос нацелен на потребление чего-то необычного, и архитекторам нового поколения есть где развернуться.

— Какие факторы должны принимать во внимание зодчие, разрабатывающие проект застройки в центре крупного города?

— Архитектору, который не является местным жителем, нужно в первую очередь понять культуру и обычаи региона, в котором проектируется здание. Это невозможно без взаимодействия и сотрудничества со специалистами, знакомыми со спецификой данной местности. Архитектор никогда не работает в одиночку. Я против того, чтобы представители нашей профессии закрепляли за собой право художника и таким образом навязывали клиенту собственные идеи и понимание комфорта. Урбанизм должен подстраиваться под потребности людей. Самое ценное в архитектурном объекте, на мой взгляд, это авторская скромность.

— Возможно ли совмещение небольших бюджетов и интересных архитектурных решений?

— Безусловно. Проект Vulica Brasil — хорошее тому подтверждение. С помощью волонтеров, городских структур мы делаем город лучше без привлечения каких-либо серьезных инвестиций. Когда речь идет о коммерческом заказе, то, конечно, важно учитывать долговечность используемых материалов. Можно потратиться на дорогое сырье, и оно прослужит долгие годы, а можно взять дешевые аналоги и потом раз в три-пять лет делать ремонт. Сказать, что в итоге окажется более выгодным, трудно.

— Какого рода проекты интересуют именно вас?

— Меня интересуют сложные проекты, интегрированные в городскую среду, такие как транспортный вокзал и т. п.

— Каких базовых принципов придерживается ваше бюро?

— Основные принципы — экологичность, энергоэффективность и комфорт. Дома в Бразилии строятся в основном из железобетона. Мы же стараемся совместить в одном проекте самые разные материалы. Важное место в нашей работе занимают исследование связей между архитектурой и окружающей средой, поиск точек их соприкосновения и гармоничных решений.

— Доводилось ли вам проектировать дома для известных личностей, медийных персон?

— К счастью, нет. Такие люди обычно имеют непреклонное мнение по поводу того, как должно выглядеть их жилье, и архитектура как таковая их мало интересует. В данном случае специалист вынужден подстраиваться под амбиции заказчика. Я же создаю архитектуру для удобства людей, а не для имиджа. Сотрудничество архитектора и клиента строится на принципах взаимодоверия и обмена. Очень часто я спорю с клиентами, показываю, в чем они заблуждаются и как для них будет лучше. Если специалист действительно грамотный и умеет аргументированно доказать свою правоту, то клиент обычно соглашается, поскольку начинает замечать нюансы, о которых раньше не задумывался.

— Тем не менее вам приходилось сталкиваться с вредными клиентами?

— Бывает, заказ содержит в себе почти несовместимые требования. Это, конечно, напрягает, однако чем труднее задача, тем интереснее ее решать. Так что и вредным клиентам я благодарен: иногда их пожелания способствуют творческому росту.

Справка «БР»

Архитектурное бюро FGMF было основано в 1999 году и получило название по первым буквам фамилий учредителей (в частности, G — Gimenes). Занимается развитием современной архитектуры, использует различные строительные материалы и техники, отличается стремлением к инновационным подходам, а также поиском связи между архитектурой и человеком. Отличительная особенность организации — молодость подавляющего числа сотрудников. Бюро удостоено 104 национальных и 36 международных профессиональных наград. Имеет три зарубежных представительства.

 

Интервью опубликовано в №14 газеты "Белорусы и рынок" от 15.04.2017. Оформить подписку