Апрель 17, 2017
аналитик Либерального клуба Вадим МОЖЕЙКО

Позволяя неучам поступать в вузы, государство запускает порочный круг.

Согласно новому постановлению Министерства образования, учиться в университетах смогут не только безграмотные студенты, но и хронические неудачники. Судите сами, какова вероятность набрать на ЦТ 10 из 100 баллов. Теперь на таком уровне достаточно знать русский или белорусский язык, чтобы поступить на любую специальность (кроме филологических, для поступления на них нужно аж 20 баллов). Естественные науки (математика, химия, физика, биология) поступающему можно знать на 15 %, если это первый профильный предмет, и на 10 % — если второй. У гуманитариев планка выше — соответственно 20 и 15 баллов.

Особенно «замечательные» требования к знаниям будущих силовиков (МВД, Мин­обороны, Госпогранкомитет): все предметы можно сдать хоть на 5 из 100 баллов. Так появляются милиционеры, которые потом будут бить демонстрантов за «фашистский» герб «Погоня». Они же в школе выучили историю Беларуси на 5 % и не в курсе значения этого символа.

Не надо быть великим педагогом, чтобы понять: абитуриент, знающий, например, школьный курс физики на 15 %, не станет ни хорошим ученым-физиком, ни толковым учителем, даже если его результаты по остальным предметам позволят претендовать на место в списке зачисленных. Зачем же принимать таких студентов?

Школяр с такими «выдающимися» результатами, скорее всего, не сможет претендовать на бюджетное место по конкурсу. В данном решении явно просматривается искус набрать как можно больше платников, чтобы заработать на оплате за первый курс, а потом с чистой совестью отчислить по причине предсказуемой академической неуспеваемости.

Вижу тут две ловушки. Во-первых, такой подход — это фактически обман абитуриентов. Выдавая сертификаты ЦТ и принимая в университеты, абитуриентам таким образом обещают, что они способны получить высшее образование, хотя в большинстве случаев это не так. Зачем тратить время и деньги на учебу за вузовскими партами, если вместо них поступившие в университеты могли бы окончить профессиональное училище и приступить к работе, которая им по плечу?

Во-вторых, после первой сессии вуз терзают те же скользкие сомнения: возможно, стоит позволить двоечнику поучиться еще немного и в результате улучшить статистику по внебюджетным поступлениям? Это может продолжаться вплоть до получения диплома, когда уже и отчислять как-то неловко.

В результате на предприятия приходят работники, диплом которых не обеспечен реальной квалификацией. Видеть их там не жаждут, поэтому начинается катавасия с распределением: выпускников просят самостоятельно найти себе заявки. Впрочем, еще хуже, когда госпредприятия вынуждают трудоустраивать таких выпускников-­недоучек. В том числе из-за них продукция грешит недостатком качества.

Если учесть традиционно невысокий престиж педуниверситетов, все эти проб­лемы в полной мере касаются и тех, кто будет учиться на специальности «учитель». Получив на ЦТ 10—15 баллов, а затем окончив университет, они придут в школы учить детей, готовить их к ЦТ… Так проб­лемы в образовании становятся цикличными.

Быстрых и простых решений нет, однако порочный круг необходимо разрывать. Повышение порога по количеству набранных на ЦТ баллов, позволяющего учиться в вузе, — прекрасная возможность для этого. Если установить такой ограничитель, можно хотя бы минимально защитить вузы (а в будущем и национальную экономику) от студентов-недоучек и выпускников с пустыми головами и такими же пустыми дипломами.

Это куда эффективнее, чем наивные попытки бороться с репетиторами. Напротив, на первых порах спрос на дополнительные частные образовательные услуги возрастет, и это хорошо! В конечном счете репетиторы повышают образованность белорусов. Ошибки, недоработки государственной образовательной системы исправляют сами граждане, причем за собственный счет. По-хорошему государству надо поблагодарить за это институт репетиторства и создать все условия, чтобы репетиторы помогали абитуриентам набирать высокие баллы на ЦТ, а не устанавливать пороги вступительных баллов ниже плинтуса.

 

Мнение опубликовано в №14 газеты "Белорусы и рынок" от 15.04.2017. Оформить подписку