Февраль 19, 2017
эксперт по экономике «Либерального клуба» Антон БОЛТОЧКО

Не нужно думать, что только запуск печатного станка является источником увеличения кредита, который часто приводит к кризису в стране. Искусственное снижение ставки процента тоже создает временную иллюзию дешевизны денежных ресурсов и становится причиной разбалансировки экономики.

Еще в середине XIX века в разных странах на фоне развития идей количественной теории денег принимались законы, ограничивающие эмиссию банкнот без золотого обеспечения. Однако должного эффекта они не дали ввиду возможности манипулировать процентной ставкой и нормативами обязательных резервов. Другими словами, угрозой является не сам факт эмиссии денег, а увеличение предложения необеспеченного кредита за счет «изменения параметров, которые характеризуют денежно-кредитную политику». Поэтому опасения, что экономику снова разбалансируют, остаются, и итоги совещания нельзя считать удовлетворительными.

Снижение инфляции в Беларуси, а также достижение стабильности курса рубля в нынешних условиях — серьезный вызов для экономической, а следовательно, и для национальной безопасности страны.

Сравним некоторые параметры управления внешним долгом Беларуси. На 1 октября 2016 года (последние доступные данные) валовой внешний долг нашей страны составил 78,9 % ВВП, а ведь в начале прошлого года этот показатель равнялся 69,6 % ВВП. Отметим, что с начала 2016 года внешняя задолженность в абсолютном выражении уменьшилась с 38,2 млрд до 37,9 млрд долларов. Однако снижение валового продукта, выраженного в иностранной валюте, привело к ухудшению относительных параметров.

Еще более удручающая ситуация сложилась с внешним долгом органов государственного управления, который за девять месяцев 2016 года увеличился как в абсолютном (с 12,9 млрд до 13,9 млрд долларов), так и в относительном (с 23,6 % ВВП до 29,0 %) выражении. Внешний долг государственного сектора в расширенном определении к валовому продукту и вовсе составил 46,7 %.

Теперь представим, что выбрана стратегия, направленная на быстрое изменение парамет­ров, характеризующих денежно-кредитную политику, или, иными словами, на искусственное снижение процентных ставок на рынке. Сначала это придаст некоторое ускорение экономике, в основном за счет предприятий, которые смогут первыми получить доступ к дешевым деньгам. Однако в дальнейшем вероятность ускорения инфляции и ослабления белорусского рубля повысится. Случится это через шесть месяцев или через два года, неважно. Важно другое: за это время Беларусь вряд ли погасит все долги перед внешними кредиторами, а ВВП, вероятнее всего, не восстановит свое былое величие. Поэтому относительные параметры внешней задолженности страны перейдут все немыслимые границы. Внешний долг — это только один из индикаторов экономической безопасности страны.

Таким образом, спор, о котором рассказал премьер-министр, не такой уж безобидный. Поэтому сторонникам жесткой денежно-­кредитной политики следует выстраивать линию обороны. Не исключено, что предложенная после совещания у главы государства инициатива Администрации президента о создании экспертного совета по вопросам текущей экономической политики, в который войдут видные банкиры, представители Нацбанка, бывшие государственные служащие (так сказать, узкий круг экспертов), есть не что иное, как подготовка поля боя. Да и введение новой должности помощника президента по вопросам развития финансово-кредитной системы не рядовое явление на этом фоне.

Так что не стоит расслабляться: все только начинается.