Февраль 20, 2019

Стабильная нестабильность налогов

Беседовала Валерия ГЕРАСИМОВА

Сохранить стабильность налогового законодательства более чем на год трудно из­за непредсказуемости экономической ситуации в стране и мире, считает завсектором финансовой политики Института экономики НАН Беларуси кандидат экономических наук Ольга ШУЛЕЙКО. Кроме того, есть что поправить и в новой редакции Налогового кодекса, рассказала «БР» эксперт.

— Ольга Леонидовна, руководители МНС и Минфина анонсировали продолжение работы над Налоговым кодексом уже в этом году. Принцип устойчивости налогового законодательства, о реализации которого так мечтало бизнес-сообщество, сейчас означает стабильность только в одном календарном году. Вы поддерживаете такое решение?

— В целом поддерживаю, но в данном случае есть важные нюансы. Конечно, хорошо бы обеспечить стабильность налоговой системы на куда больший срок, чем один календарный год, однако я вижу по крайней мере две причины, из-за которых длительный мораторий сегодня проблематичен. Во-первых, это недостаточно хорошо прогнозируемые изменения экономической ситуации в стране и мире. Нельзя игнорировать цикличность экономического развития, причем это касается как развивающихся, так и развитых стран, что не может не отражаться на налоговой политике государств. Кроме того, не исключены разного рода внешние шоки, на которые, вероятно, придется реагировать всеми возможными финансовыми инструментами, в том числе корректировкой системы налогообложения.

Во-вторых, новая редакция Налогового кодекса — обширный документ, принятый только в самом конце прошлого года. В связи с этим я вынуждена согласиться с мнением представителей бизнес-союзов, считающих, что этот важный нормативный правовой акт пока не апробирован и еще надо посмотреть, как он будет работать. Уже появились разъяснения МНС, касающиеся отдельных норм обновленного Налогового кодекса, и, похоже, это только начало. По мере применения некоторых положений кодекса может быть сделан вывод, что они нуждаются в корректировке. Чтобы внести изменения в них, не стоит ждать три года.

— Совершенствуя финансовые инструменты, часто обращают внимание на зарубежный опыт. Какие тенденции последнего времени в налоговой политике нам тоже следует учитывать?

— Среди мировых трендов я выделила бы прежде всего повышенное внимание к НДС. Это неудивительно, ведь в условиях падения темпов экономического роста и нестабильной экономической ситуации НДС (он применяется в 162 странах) объективно является куда более надежным источником доходов госбюджета, чем налог на прибыль. Например, в 2018 году в Беларуси НДС принес казне 26 % налоговых доходов, а налог на прибыль — только 13,2 %.

Неслучайно после мирового экономического кризиса в ряде государств ставку НДС подняли для обеспечения надежных поступлений в казну, несмотря на то что ее рост стимулирует инфляцию. Чтобы компенсировать падение доходов бюджета, недавно Россия — наш партнер по ЕАЭС — повысила ставку НДС до 20 %. Теперь ставки этого налога в Беларуси и РФ одинаковые и, кстати, не самые низкие. Например, в Казахстане, тоже являющемся членом ЕАЭС, ставка НДС ниже, чем у нас.

Еще одна заметная тенденция в мировой практике налогообложения — стремление государств обложить налогами, прежде всего тем же НДС, использование цифровых технологий и цифровые компании, поскольку в этой сфере широко практиковался уход от налогообложения. В Беларуси тоже появился так называемый налог на Google.

Нельзя не отметить общемировую тенденцию усиления борьбы с минимизацией и уклонением от налогообложения. В Беларуси это вылилось в имплементацию в налоговое законодательство норм о трансфертном ценообразовании, а в новую редакцию Налогового кодекса — еще и норм, касающихся налоговой выгоды и доктрины деловой цели.

— Давайте обратимся к последним. Они вызвали неоднозначную реакцию бизнес-союзов, тем более что указ № 488, на отмене которого они настаивали, пока остается в силе…

— Суть доктрины деловой цели состоит в том, что деятельность налогоплательщика не ставится под сомнение, если у нее есть разумная деловая цель помимо минимизации налогообложения. В противном случае налоговые последствия переоцениваются в соответствии с экономической сущностью операций.

В подавляющем большинстве государств налоги являются основным источником наполнения госбюджета. У нас на протяжении длительного времени на них приходится свыше 80 % доходов консолидированного бюджета, причем в последнее время значимость данного источника поступлений повысилась. Разумеется, любое государство объективно заинтересовано в борьбе с уклонением от налогообложения.

Кстати, понятие «налоговая выгода» было введено в России раньше, чем у нас. Опыт этой страны показал проблемы с его применением. Поэтому совершенно очевидно, что реализация на практике п. 4 ст. 33 нашего Налогового кодекса может вызвать конфликтные ситуации между налогоплательщиками и проверяющими. В данном случае нет иного варианта, кроме как дать четкие разъяснения и определения понятий.

— Больше всего бизнес волнует проблема налоговой нагрузки. Судя по выступлениям представителей Минфина, ее все же удалось снизить за счет увеличения инвестиционных вычетов и отмены отдельных повышающих коэффициентов к имущественным налогам. Какова ваша оценка ситуации?

— В данном случае тоже не все однозначно. Оценка налоговой нагрузки в значительной степени зависит от метода ее исчисления. Кроме того, она отличается в разрезе отраслей экономики, особенно в части НДС. Из-за значительного количества налоговых льгот можно говорить о ее нерав­номерности. Помимо того, на налоговую нагрузку влияют размер субъекта хозяйствования, применяемая система налогообложения, сфера деятельности и этап развития бизнеса.

Проблема налоговой нагрузки применительно к субъектам хозяйствования возникает все-таки не из-за высоких ставок основных налогов: ставки в Беларуси вполне сопоставимы со ставками в государствах с развивающейся рыночной экономикой. Камнем преткновения являются отчисления в Фонд социальной защиты населения. По своей экономической сути это тоже налог. Проще всего предложить снизить их, однако в этом фонде и так наблюдается дефицит средств. Ситуация может стать еще более напряженной даже при сегодняшних отчислениях.

Часто предлагается перераспределить между нанимателями и работниками налоговую нагрузку в отношении данного платежа. Такой вариант возможен, но надо четко понимать, что он повысит налоговую нагрузку на физлиц, прежде всего на граждан с более низким уровнем доходов, поскольку сейчас у нас и так применяется не прогрессивная, а пропорциональная шкала подоходного налога, то есть единая ставка.

Можно говорить о преимуществах накопительной системы пенсионного обеспечения по сравнению с солидарной, действующей у нас. Да, к накопительной системе придется идти, однако перейти на нее в одночасье не удастся. Для построения эффективной накопительной системы должны быть отработаны надежные способы сбережения средств, перечисленных в пенсионный фонд, достигнуты низкие темпы инфляции и выполнены другие условия. Приходится констатировать, что пока эффективный механизм изменения пенсионной системы в Беларуси не предложен.

— Еще одно слабое, вернее тяжелое, звено — повышающие коэффициенты к имущественным налогам. Полностью решить эту проблему тоже не удалось, хотя десятикратный коэффициент по неиспользуемым объектам был отменен, а коэффициенты к имущественным налогам уменьшатся с 2,5 до 2 в 2020 году. Похоже, до их отмены дело дойдет не скоро, причем аргумент вроде бы убедительный: сокращение доходов местных бюджетов. Выходит, кому-то доходы, а кому-то дополнительная налоговая нагрузка. Что можно сделать в данном случае?

— Да, эти повышающие коэффициенты оказывают негативное влияние на финансовое положение субъектов хозяйствования, и было бы правильным их отменить. Здесь мы в очередной раз сталкиваемся с проблемой соотношения фискальной и стимулирующей функций налогов. Надо понимать, что высокие ставки налогов далеко не всегда приводят к росту поступлений. Кроме того, порой забывают, что налоговая нагрузка, помимо ставок, зависит от налоговой базы. Применительно к имущественным налогам это оценка стоимости земли и объекта недвижимости. Здесь тоже могут быть проблемы и при переходе к кадастровой оценке.

На мой взгляд, заслуживает внимания предложение использовать вычет по налогу на недвижимость вместо инвестиционного вычета по налогу на прибыль, если субъект хозяйствования находится в трудном финансовом положении и прибыли у него нет.

— Что еще можно и нужно сделать?

— Конечно, сократить количество налоговых льгот, поскольку это приводит к неравномерности и несправедливости налогообложения. Надо дополнительно поработать над проблемой вычетов по НДС. Чтобы оставить в распоряжении субъектов хозяйствования больше средств на инвестиции, следует еще раз проанализировать систему взимания налога на прибыль в части налоговой ставки и налоговой базы. Надо помнить, что налог на прибыль — ключевой.

Оценить привлекательность для бизнеса льготы по дивидендам пока трудно. В данном случае важный фактор — общая экономическая ситуация в стране, в том числе темпы инфляции.

Необходимо проанализировать не только налоговые льготы для субъектов хозяйствования и льготные режимы налогообложения, но и систему взимания подоходного налога в условиях роста дифференциации доходов и относительно низкого стандартного налогового вычета.

Подписка на налоговое законодательство
27 марта 2019
Предложения по дальнейшей корректировке налоговой системы будет обсуждать консультативный совет по налоговой политике при Минфине. Снова на повестке дня имущественные налоги, налоговые вычеты и даже регрессивная шкала по налогу на прибыль.
31 октября 2018
Ради привлечения инвестиций и развития бизнеса, правительство готово пойти на серьезные шаги вроде отмены уголовного преследования за нарушения в сфере налогового законодательства.
12 марта 2017
Забрать и вернуть льготы по налогу на недвижимость для спонсоров столичных спортивных организаций успел за последние три месяца Минский городской Совет депутатов.