Декабрь 04, 2020

Скромные достижения в Болонском процессе сейчас грубо перечеркнуты

Принятие в 2015 году Беларуси в Болонский процесс подразумевало обязательства по обеспечению гарантий академических прав и свобод. После репрессий последних месяцев против студентов и преподавателей, отчислений, назначения новых ректоров можно ли вообще говорить о перспективах страны на Едином пространстве высшего образования?

Своим мнением с газетой «Белорусы и рынок» поделился член Общественного Болонского комитета профессор Владимир ДУНАЕВ.

— Несмотря на все взятые на себя обязательства, Беларусь выполняла их, прямо скажем, не очень усердно. И Дорожная карта, рассчитанная до 2018 года, практически не была выполнена. Тогда белорусская сторона оправдывалась тем, что, мол, как же так, за два с половиной года мы должны успеть то, что остальные делали в течение 16 лет. Хотя это, конечно, ложь, потому что от Беларуси требовали только изменения законодательства, чтобы оно соответствовало нормам и ценностям Болонского процесса.

Что касается Стратегического плана действий, предложенного для выполнения до 2020 года, то это фактически была та же Дорожная карта, только, так сказать, продолженная после саммита министров образования в Париже. Но выполнение этого Стратегического плана действий тоже было таким весьма и весьма убогим — можно сказать, что он не выполнялся. Единственное, что можно занести в позитив, — чуть больше открытости к европейскому опыту. Были экспертные обсуждения, были всякого рода круглые столы и семинары, на которых белорусская сторона вроде бы как слушала рекомендации, но сама ничего не имплементировала.

Ну, а то, что сейчас происходит в стране со студентами, преподавателями, конечно, отбрасывает нас далеко назад. И дело не только в признании или непризнании дипломов западных университетов, о чем недавно заявил Александр Лукашенко, а в том, что нарушаются фундаментальные обязательства, связанные с академическими ценностями. То, что делают власти, конечно, ни в какой степени не соответствует тем фундаментальным ценностям, которые признаются основополагающими для Болонского процесса: академическая свобода, университетская автономия, создание студенческих союзов. Все это сейчас, конечно, фактически перечеркивает какие-либо достижения. А они и так были более чем скромными. Мы шли очень маленькими шагами и поэтому еще больше отставали, потому что темпы перемен в Едином пространстве высшего образования были значительно большими. Тем более что белорусская сторона старалась дистанцироваться от всяких ценностных аспектов, да и технических тоже. По сути, все равно ничего не делалось даже в плане инструментов Болонского процесса. Все эти обязательства оставались невыполненными. По индексу академической свободы — 2020 Беларусь оказалась в одной из самых проблемных групп среди стран мира — между Ливией и Суданом, и это притом что индекс определялся еще до президентских выборов 9 августа и последовавших событий.

Происходящее в Беларуси вызывает возмущение у значительной части членов Европейского пространства высшего образования. Ряд организаций требуют прекратить репрессии в отношении преподавателей и студентов, призывают к солидарности, европейской академической поддержке репрессированных студентов и преподавателей. Среди таких организаций можно назвать Европейский союз студентов, Европейскую ассоциацию университетов, BFUG (Bologna Follow-up Group) — рабочая группа Болонского процесса, руководящий орган в промежутке между саммитами.

Высказывается и предложение остановить членство Беларуси в Болонском процессе. Но реально ли это? Никаких процедур исключения из Болонского процесса не существует, считается, что членство в Болонском процессе в интересах самой страны, а не каких-то других стран. Какие еще инструменты возможны? Есть предложение создать рабочую группу в рамках Болонского процесса, которая могла бы исследовать ситуацию в Беларуси и сделать заключение для возможных санкций, если не последует никаких позитивных изменений.

И, наконец, надо сказать, что ведь в Болонский процесс входят не только либеральные демократии, но и такие страны, как Азербайджан, Турция, Россия. В Турции не такие уж давние репрессии против университетов были во много раз масштабнее, чем в Беларуси, но никто Турцию не исключил.

Есть и страны, которые, к нашему удивлению, не готовы к тому, чтобы осудить белорусские репрессии, хотя сами являются вполне демократическими.

Какие все же будут последствия? Думаю, стоит ожидать реакции университетов, которая подчеркнет несовместимость того, что делается в Беларуси, с фундаментальными принципами, императивами, ценностями.

Подписка на Все
22 января 2021
Министерство финансов Беларуси сообщило о неисполнении обязательств по облигациям «Жилстройкомплекта», который возводил печально известный в Минске жилой комплекс «Грушевский посад».
22 января 2021
Норвежская компания Yara продолжит следить за ситуацией в РБ и ожидает, что «Беларуськалий» будет и уважать права работников, улучшать охрану труда и безопасность и воздерживаться от репрессий в отношении сотрудников.
22 января 2021
Тариф на прокачку российской нефти по нефтепроводу "Дружба" с 1 февраля вырастет на 6,7% вместо 25%.
22 января 2021
Депутаты Европейского парламента (ЕП) приняли в четверг на сессии в Брюсселе резолюцию по ситуации с Алексеем Навальным, в которой потребовали освободить политика, остановить проект "Северный поток - 2" и ужесточить санкций против России.
21 января 2021
Авторынок в столичном районе Малиновка, являющийся крупнейшим автомобильным рынком в Беларуси, выставлен на продажу.
21 января 2021
Санкции, введенные Евросоюзом в отношении Беларуси, пока не дали никакого эффекта, поскольку на то, чтобы их результат стал виден, необходимо больше времени, считают в ЕС.

Страницы