Февраль 15, 2017
аналитик Либерального клуба Вадим МОЖЕЙКО

Министр образования Игорь Карпенко анонсировал увеличение количества учебных часов, выделяемых на трудовое обучение. Насколько актуальна сегодня такая реформа?

Инициативу министра легко критиковать: мол, вместо действительно важных наук в школьном обучении будут реформировать второсортные предметы — труд и домоводство. Однако такой подход отражает как раз живучие стереотипы о непрестижности и неважности профессионально-технического образования. Если в школе подходить к трудовому обучению как к побочному предмету, то и в ПТУ будут поступать скорее неудачники, нежели выпускники школ, разумно выбирающие перспективную карьеру высококвалифицированного рабочего.

В результате в Беларуси наблюдается переизбыток выпускников университетов, зачастую с пустыми дипломами и головами, а вот набор в профессионально-технические училища стабильно падает с 2001 года. Школьная скамья — логичное место, чтобы начать исправлять дисбалансы в этой ситуации.

Задача-минимум — дать базовые бытовые умения. В формулировке Карпенко «молодой человек или девушка должны иметь навыки, которые могут пригодиться в повседневной, семейной жизни». Перспективой же уроков труда должна стать подготовка к потенциальному получению профессионально-технического образования.

Пока же получается ни рыба ни мясо. В кабинетах трудового обу­чения стоят допотопные станки, обучение резьбе на которых не готовит школьников ни к реальной работе на современном оборудовании, ни к домашнему хозяйству. Сверлить кафель и работать электролобзиком приходится учиться по видеороликам в Интернете, а школьные знания остаются неактуальным балластом.

Оснащение класса современным профессиональным оборудованием и инструментом, безусловно, требует денег, с которыми у школ всегда напряженка. Не повод ли это проявить креативность и поработать с производителями? Что может быть лучше для бренда, чем приучить всех с детства работать на своей технике?

Например, о готовности помогать школам с материально-­техническим оснащением учеб­­ных классов и обучением учителей говорил на 9-м Дне немецкой экономики в Беларуси генеральный директор ИП «Роберт Бош» Владимир Рыболовлев. Такие программы уже действуют в России.

Еще один непростой, но важный вопрос — гендерный. Трудовое обучение сохраняет в себе худшие стереотипы о том, что класс надо автоматически делить по половому признаку и отправлять мальчиков учиться управляться со стамесками и напильниками, а девочек — к плитам и швейным машинкам. Возможно, в школьном консерватизме эта мысль покажется революционной и кощунственной, но в XXI веке такая система никуда не годится. Как мужчинам полезно научиться готовить еду и шить одежду, так и женщинам — управляться с шуруповертом. Для белорусского общества было бы весьма полезно начать разрушать гендерные стереотипы еще в школе.

В конце концов, ведь все остальные предметы класс изу­чает вместе, и никто не пытается доказать, что физику надо оставить мальчикам, а биологию — девочкам (или наоборот). Как показывает практика, на стройках и заводах работает множество женщин, и уж точно никого не удивишь тем, что на предприятии мужчина работает модельером или поваром. Задача школы — давать учащимся базовые знания в этих областях, понемногу готовить к будущей профессии. Точно так же, собственно, дело обстоит и со всеми другими предметами.

Спустимся с небес на землю: пока речь идет только об увеличении количества часов на трудовое обучение в 5—9-х классах. Будет ли польза от такой меры? В целом да, поскольку увеличение объема предмета демонстрирует его важность, влечет за собой потребность в расширении программы. Если уж возьмутся за программу, то ее придется чем-то наполнять, а это первый шаг к реформированию учебной дисциплины.

Другое дело, за счет чего следует выделить дополнительные часы на трудовое обучение? Школьное расписание и так плотное. Вероятно, в данном случае может помочь концепция развития шестого школьного дня, позволяющая переформатировать программу и высвободить время в основные дни недели. Поэтому важно проводить школьные реформы не второпях, реагируя на резкие высказывания президента в ходе «Большого разговора», а вдумчиво и системно, опираясь на мировой опыт.

Подписка на образование
23 июня 2017
Президент собирается провести большое совещание и по другим вопросам.