Ноябрь 04, 2020

Сергей Павлович о российских блогерах, «фабрике троллей» и белорусских киберпартизанах

Ольга ШАВЕЛА

Сергей ПАВЛОВИЧ провел в белорусской тюрьме 10 лет за киберпреступления: суд обвинил его в хищении 36 млн долларов с банковских карт американцев. Выйдя на свободу, Павлович объявил, что завязал с преступной деятельностью, уехал в Москву и стал популярным видеоблогером.

YouTube-канал «Люди Pro» рассказывает о профессиональных хакерах, мошенниках, угонщиках, сутенерах, порноактерах и IT-бизнесменах. Откровенные интервью не подстрекают, а, наоборот, отбивают желание у людей зарабатывать деньги серо-­черным способом. Однако сейчас Сергей освещает не совсем релевантную для своего канала тему — события в Беларуси. Мы поговорили с ним об интересе российских блогеров к нашей стране и местных киберпартизанах.

— Первый видеоролик о Беларуси я сделал еще до выборов. Он был о самых абсурдных белорусских законах: о техосмотре, об одалживании денег, о получении денег из-за границы, об отмене полноценной отсрочки от армии, о тунеядцах, о базе невыездных, об «обнулении» и поправках в Конституцию.

Я показал, что в Беларуси закон работает только в одну сторону. Права белорусов нарушаются, у людей нет возможности доказать свою невинов­ность. Так было всегда, но после выборов это стало очевидным даже для тех, кто ранее поддерживал режим. Поданы тысячи заявлений о возбуждении уголовных дел против тех, кто бил и пытал в СИЗО, но все заявления были отклонены (кроме вроде бы одного). В то же время были заведены десятки тысяч административных и уголовных дел против тех, кто вышел на акции протеста. Правовая система в государстве полностью уничтожена. Это я и показываю в своих роликах. Белорусские юристы сейчас должны уволиться, потому что закон просто не работает.

— Почему белорусы смотрят российских блогеров, а не своих? Кто твоя аудитория?

— Всех, кто вещал из Беларуси, посадили или запугали. Первым был Тихановский, и потом по цепочке. Поэтому белорусы смотрят тех, кто вне страны. На мой канал подписано около 30 тыс. белорусов, а основная аудитория канала — россияне и украинцы. Думаю им нужно рассказывать, что на самом деле происходит в соседней стране. Ведь многие верят в миф о крепкой белорусской экономике и ассоциируют Беларусь только с одним человеком. Они убеждены в том, что без «батьки» заводы перестанут работать и страну поработит Запад. Эти люди не знают, что все и так уже развалено, достаточно проанализировать данные о закрытии предприятий начиная с середины 90-х и цифры убыли населения. Государственные предприятия убыточны, экономика в упадке, а белорусов ограничивают в правах. Поэтому в своих выпусках я развенчиваю культ личности. Мне пишут, что если уйдет Лукашенко, то будет еще хуже. Я допускаю, что может быть хуже, но давайте попробуем. Дайте нам возможность хотя бы попробовать. Будет хуже — оk, но это будет наш выбор.

Кстати, у меня и других блогеров в комментариях ведутся настоящие войны по формированию общест­венного мнения. Один из примеров — интервью Лукашенко на канале Гордона. Анализируя отзывы, я заметил, что у тех, кто поддерживал Лукашенко, нет аватарок, а тексты комментариев однотипны. Вы скажете, что у многих нет аватарок. Но не может такого быть, что у 99 % людей, кто оставляет хвалебные реакции, нет аватарок. Могу уверенно сказать, что эти комментарии пишут боты и тролли (люди, которые пишут отзывы за денежные вознаграждения). Кто и на каких точно «фабриках троллей» делает заказы, я, разумеется, не знаю. Это мог быть заказ от администрации президента, братская помощь от российских коллег, а может, и инициатива самого Гордона.

— Почему ты уверен, что объективно освещаешь нынешние события в Беларуси, ведь ты находишься за пределами страны?

— Я всегда черпаю информацию из нескольких источников и сравниваю ее. Трудно сомневаться в правдивости какого-то события, если тelegram-каналы в режиме реального времени публикуют видео, снятые очевидцами на телефон с разных ракурсов. Такое подделать невозможно.

Также я переписываюсь со своими друзьями, многих из которых задерживали за участие в митингах, а некоторых и избивали на Окрестина. Я критически оцениваю источники информации, а затем даю новостям оценку, полагаясь на свой аналитический склад ума и жизненный опыт.

— Насколько интересны твоим подписчикам сюжеты о Беларуси? У тебя же до этого были очень специфические гости.

— Да, это не моя специализация, но выпуски набирали более 100 тыс. просмотров, потому что это горячая тема. Любой начинающий блогер с каналом в 50 подписчиков завтра снимет нормальный ролик о событиях в Беларуси, и у него будут тысячи или даже десятки тысяч просмотров.

— Получается, что для блогеров белорусская тема — это хайп, на котором можно хорошо заработать. Или это искреннее желание помочь митингующим?

— Когда на видео есть сцены, где омоновец тащит человека, — это уже излишняя жестокость, и YouTube не позволяет зарабатывать на таком контенте. Так что во многом это делается не из-за денег (80 % моих роликов о Беларуси без монетизации). У некоторых российских блогеров есть белорусские корни. Они не могут молчать и получают моральное удовлетворение от того, что делают правильное дело. Плюсом же для блогера может быть то, что ролик, снятый на актуальную тему, — а сегодня это Беларусь, — дает массу просмотров и подписчиков. Это выгодно блогеру для монетизации последующего контента на канале.

— Ты призвал блогеров и звезд рассказывать о событиях в Беларуси в их блогах и соцсетях. Как оцениваешь солидарность?

— На призыв тогда откликнулись только Анжелика Агурбаш, Рита Дакота, танцор Дима Бончинче (начал еще раньше меня) и комик Андрей Скороход (сначала несмело, но потом втянулся). Многие популярные люди с миллионной аудиторией могли бы заявить о своей позиции, но не заявили. Я объясняю это страхом за будущее своих концертов и тем, что им могут запретить въезд в страну.

Другие высказывали свое отношение к происходящему в родной стране, но очень невнятно. Думаю, было давление со стороны их подписчиков, фанатов, родственников, которые требовали от лидеров мнений высказаться. И те нехотя отписывались, просто чтобы от них отстали. Тот же Макс Корж много раз редактировал свой пост, в Сети даже появился мем, что «слово пацана можно не только дать, но и отредактировать». Но я никого не осуждаю. Просто у меня более радикальная позиция: ты либо говори как есть, либо не говори вообще. В этой теме нужна искренность, а не полутона.

— Долгое время ты был киберпреступником и хорошо в этом разбираешься. Что ты знаешь о белорусских киберпартизанах? Способны ли они нанести существенный урон экономике?

— Их лично я, конечно, не знаю. Появился определенный тelegram-канал, создалось движение. Определенно они не представляют серьезной угрозы для режима. Почему? Да потому, что, по сути, они делают всего две вещи. Первое — дефейс сайтов, когда взламывают веб-сервис и на главной странице размещают свою картинку или видео или пишут что-то типа «Здесь был Вася, я вас взломал». Второе — непродолжительная ДДоС-атака отдельных сайтов, в результате чего на них перестают работать какие-то элементы. Технически под ДДоС-атакой можно держать любой веб-сайт даже год. Но это очень дорого: нужно закупать ботов, серверы и др. День очень сильной атаки стоит минимум 500 долларов, и то, если все делать самостоятельно. Но какой в этом смысл? Если сайт налоговой перестанет работать, то налоговики вернутся к почтовым отправлениям, предпринимателям придется распечатывать документы и отчеты, ходить на почту, стоять в очередях в налоговой и т. д.

Проблема Беларуси и в то же время ее преимущество для режима в том, что основная критически важная сетевая инфраструктура находится вне интернета, в закрытых локальных сетях. Доказательством этого является хотя бы то, что на черном рынке крайне редко появляются базы данных персональной информации из Беларуси. Последний слив был много лет назад — это были данные о пользователях Velcom. На этом все. У киберпартизан нет возможности взломать базу данных, к примеру, суда и удалить из нее судимости людей.

— Но кто-то сумел получить данные о тысяче сотрудников МВД и передать их тelegram-каналу Nexta.

— Этот список определенно устаревший. Ему примерно полтора — три года. Там есть один человек, которого я знаю лично. В опубликованной базе он со старым званием, а я точно знаю, что он уже почти два года на новой должности и не мог участвовать в разгонах демонстрантов или как-то быть связан с этим — просто потому, что у него другие должностные обязанности. Я написал Nexta, чтобы данного сотрудника удалили из списка, объяснил причины, но до сих пор это не было сделано. Зачем я это делал? Но ведь это справедливо.

Вполне допускаю, что данные могли прийти от инсайдера, который, возможно, работает в кадровом отделе МВД. Это мне видится наиболее вероятным вариантом. Также хакеры могли взломать личный e-mail сотрудника МВД, в котором были файлы со списком. Поэтому киберпартизаны, конечно, в определенном плане молодцы, но глобально это ничего не меняет в стране.

Подписка на Все
18 января 2021
Украина 16 января предоставила краткосрочную аварийную помощь Беларуси для обеспечения стабильной работы ее энергосистемы.
18 января 2021
Решением совета директоров "Белгазпромбанка" председателем правления банка назначена экс-глава Нацбанка Надежда Ермакова.
18 января 2021
Беларусь потеряла 98 позиций в рейтинге безопасности международной базы Numbeo.
18 января 2021
Министр здравоохранения Дмитрий Пиневич назвал приблизительные сроки начала всеобщей вакцинации от коронавируса в Беларуси.
18 января 2021
Немецкая компания Liqui Moly также отказывается спонсировать ЧМ по хоккею в 2021 году, если он будет проходить в Беларуси.
16 января 2021
Беларусь ограничивает ввоз птицы из регионов Венгрии, Германии, Польши и Великобритании из-за птичьего гриппа.

Страницы