Март 04, 2017
академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина БОРНУКОВА

Белстат признал, что реальная безработица в стране больше регистрируемой в шесть раз.

В прошлом году безработными в Беларуси были 5,8 % экономически активных граждан, сообщил Белстат. То, что новая статистика безработицы была опубликована, — очень хорошая новость, поскольку для выработки правильной экономической политики очень важно знать реальный уровень безработицы, а не оперировать только данными о гражданах, официально зарегистрированных на бирже труда.

По опыту других стран мы знаем, что люди не всегда регистрируются в качестве безработных, даже когда им предлагают неплохое пособие. Кому-то лень дойти до биржи труда, кто-то не хочет вешать на себя ярлык безработного. В нашей стране, на мой взгляд, основная причина кроется в слишком маленьком пособии по безработице, которое к тому же можно получать не дольше шести месяцев. Кроме того, чтобы пособие выплачивали, необходимо принимать участие в общественных работах.

Фактически издержки получения статуса зарегистрированного безработного превышают выгоды, поэтому неработающие белорусы предпочитают обходиться без регистрации. Расхождения между зарегистрированной и реальной безработицей могут быть значительными: как видим, в нашей стране настоящих безработных оказалось в шесть раз больше, чем зарегистрированных.

Чтобы понять, насколько велико это число для Беларуси, нужно видеть ситуацию в динамике, ведь в каждой стране есть характерный только для нее естественный уровень безработицы. В странах с зарегулированным рынком труда и большими пособиями по безработице ее естественный уровень будет выше. Например, в кризисные периоды в Евросоюзе она может превышать 10—15 %, а в некоторых случаях достигать 25 %.

У нас явно не тот случай. Белорусский рынок труда гибкий, незарегулированный, пособия надо отрабатывать. Поэтому 5,8 % безработных от экономически активного населения — довольно высокий уровень, он может сигнализировать об определенных проблемах. Говорить об этом уверенно мы сможем тогда, когда будем располагать результатами наблюдений, длившихся несколько лет.

Кроме того, хотелось бы видеть статистику продолжительности безработицы, чтобы знать, как долго люди остаются без работы. Например, это может быть так называемая фрикционная безработица, когда люди теряют работу и спустя относительно короткий промежуток времени находят новую, либо более серьезная проблема, когда уволенные долго не могут трудо­устроиться. В кризис продолжительность безработицы, как правило, растет, и это один из индикаторов сложной ситуации на рынке труда. Будем надеяться, что в Беларуси когда-нибудь начнут публиковать и такую статистику.

Официальное опубликование цифр, касающихся реальной безработицы, очень важно для нашей системы социальной поддержки. Признание того, что безработица в стране намного превышает 1 %, может и должно стать поводом для пересмотра стратегии содействия занятости, бюджета и законодательства о социальной защите. Это важный сигнал в первую очередь о том, что необходимо начинать выплачивать достойное пособие по безработице.

Если раньше превалировало мнение, что в Беларуси каждый, кто хочет найти работу, может легко и быстро сделать это, а на учет становятся лишь маргинальные элементы, то сегодня мы видим, как многие остаются без работы, но не становятся на учет из-за отсутствия социальной поддержки. Вместо того чтобы оказать содействие таким людям в непростой жизненной ситуации, их заставляют уплачивать налог на «тунеядство».