Февраль 05, 2018
Александр ЧУБРИК, директор Исследовательского центра ИПМ

Умеренное увеличение пособия по безработице не ослабит стремление людей искать работу, зато уменьшит уровень бедности в одной из самых уязвимых групп — семьях, в которых есть безработные.

Декрет № 1 на некоторое время снял проблему «налогообложения безработных», но так и не затронул вопросы их поддержки. Более того, на пресс-конференции, посвященной выходу декрета в свет, представитель Министерства труда и социальной защиты отметил, что пересматривать размер пособия по безработице в ближайшее время не планируется.

Ясно, что экономика только недавно начала выходить из рецессии и что в бюджете довольно трудно изыскать средства на значительное увеличение финансирования еще одного элемента социальной защиты, но нельзя же бесконечно откладывать решение о создании важного элемента системы социальной защиты.

С 1 января 2018 года пособия по безработице составляют от 20,83 до 49 руб., или от 10 до 25 % от бюджета прожиточного минимума — официальной черты бедности. Период поиска работы зарегистрированными безработными составляет около трех месяцев, а по данным обследования рабочей силы (они отражают более полную картину), около полугода.

Вероятно, если человек долго не может найти работу, значит предыдущие доходы не позволяли ему накопить средства, на которые могла бы прожить его семья в период поиска нового места работы. Поэтому безработица — важнейший фактор бедности, в том числе детской. Увеличив пособие до уровня бюджета прожиточного минимума на срок до шести месяцев, можно сгладить острые углы проблемы и при этом не ослабить стремление к поиску работы. Важно помнить, что в 2015 году Беларусь взяла на себя обязательства по достижению целей устойчивого развития, а двукратное снижение бедности является одной из них.

Цена вопроса довольно умеренная. Если фактическая безработица в Беларуси находится на уровне 5—6 % от экономически активного населения, то максимальная нагрузка на бюджет составляет менее 0,5 % от ВВП. Конечно, это не так уж мало, но в таком случае можно было бы вернуться к обсуждению вопросов сотрудничества с международными организациями и даже получить от Всемирного банка финансирование на проведение соответствующей реформы системы социальной защиты и содействия занятости населения. Когда МВФ вел переговоры по программе, он и ЕФСР даже уровень порогового значения дефицита бюджета рассчитывали без учета расходов на пособия по безработице: международные организации считают, что это важная социальная функция государства.

Отказ властей от пересмотра подхода к поддержке безработных может объясняться именно опасениями, что появится множество желающих пожить на пособие, как это происходит в странах с развитой системой страхования от безработицы. Однако, во-первых, никто не предлагает устанавливать пособие в размере 60—70 % от зарплаты на последнем месте работы на длительный срок. Пособие в 200 руб. в месяц (прожиточный минимум) на срок до полугода позволит только свести концы с концами и явно не станет веским мотивом, чтобы жить за счет государства.

Во-вторых, если остальные требования к регистрируемым безработным сохранятся, то возможностей и стимулов к тому, чтобы задержаться в статусе безработного надолго, будет еще меньше. Работа является важнейшей ценностью для белорусов, а реальная (и имеющая пределы) поддержка тех, кто рабочее место потерял, будет рассматриваться просто как добрая воля государства.

Последний аспект очень важен. Долгие годы белорусы ощущали гиперопеку: патернализм был важной частью социального контракта. Нам много лет говорили: не заботьтесь ни о чем, обо всем позаботится государство. И вдруг три года назад оказалось, что у государства много других обязательств, мол, пора нам самим о себе позаботиться. Это неплохо: «заботу» государства надо ограничить, избыточный патернализм мешает людям раскрываться. Однако когда те, кто годами работал на государство и думал, что гарантия занятости — это не пустой звук, оказываются не только без работы, но и без минимальной социальной поддержки, это становится край­ностью, которая подрывает доверие общества к властям.

Даже если государство не намерено существенно увеличивать пособие по безработице в ближайшем будущем, стоит хотя бы задать ориентиры и сообщить, когда это случится: доверие стоит таких усилий. 

 

Материал опубликован в №4 газеты "Белорусы и рынок" от 3 февраля 2018 года. Оформить подписку

Подписка на Декрет о тунеядцах + тунеядцы + рынок труда + безработица + ИПМ + Чубрик
03 ноября 2017
Она призвана обеспечивать занятость.
16 октября 2017
Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества» должен быть отменен, а не изменен.
02 октября 2017
Теперь он будет направлен на содействие занятости.
30 сентября 2017
Новая редакция декрета № 3 будет иметь и другой смысл, и другое название. Об этом в четверг в ходе онлайн­-конференции на сайте Белтелерадиокомпании сообщил заместитель министра труда и социальной защиты Валерий Ковальков.
14 сентября 2017
«Декрет о тунеядцах» станет главным документов для новых руководителей районов.
14 августа 2017
Такой целевой показатель поставила перед Мингорисполкомом глава Администрации президента Наталья Кочанова.

Страницы