Август 07, 2017
заслуженный юрист РБ Валерий ФАДЕЕВ

Недавно ко мне обратился один бизнес-­союз с предложением подготовить проект специального закона о правах коммерческих организаций.

Поначалу предложенная идея закрепить права коммерческих организаций в отдельном законе вызвала у меня недоумение, ведь все уже сформулировано и зафиксировано. Я вспомнил ситуацию, когда в 1993 году тогдашний премьер-министр Вячеслав Кебич поручил мне, начальнику юридического управления Сов­мина, подготовить проект закона о дисциплине. Тогда я тоже засомневался и сказал: «это все равно что подготовить проект закона о морали». Однако поручение было дано, и его нужно было выполнить. Буквально за неделю мы «создали» этот законопроект, в нем были 33 статьи. Мы выделили несколько видов дисциплины: трудовую, технологическую, государственную…

Вячеслав Кебич проект прочел и сказал примерно следующее: красиво написано, но в парламенте это вряд ли пройдет. Так и остался проект очередным прожектом.

Напомню, в то крайне трудное время правительство пыталось решить проблемы не с помощью реформ, а путем закручивания гаек, что, кстати, в какой-то мере напоминает нынешнюю ситуацию. Собственно говоря, у нас есть свои «законы о дисциплине». Эту функцию выполняют декрет № 5 от 15.12.2014, касающийся усиления требований к руководящим кадрам и работникам организаций, и директива от 11.03.2014 № 1 «О мерах по укреплению общественной безо­пасности и дисциплины».

Правда, как показывает история, само по себе закручивание гаек без надлежащего ремонта механизма не дает нужного эффекта. Трудовая дисциплина зависит от многих факторов, в том числе от мер ответственности, но на первое место я поставил бы мотивацию к труду. Если созданы надлежащие условия работы, включая организационные, труд приносит удовлетворение, в том числе материальное, его результаты ценятся и востребованны. В таком случае у работника возникает внутренняя установка на дисциплинированность. Одни меры принуждения, даже введение уголовной ответственности, не способны сформировать такую установку. Яркий пример тому — рабский труд.

Возвращаясь к правам коммерческих организаций, мы можем констатировать, что большинство из них известны и уже зафиксированы. Их можно найти в Конституции, Гражданском кодексе, законе о хозяйственных общест­вах и других документах. Хотя, действительно, систематизированного перечня таких прав нет. Да и те права, которые у бизнеса есть, зачастую игнорируются.

Размышляя о причинах, я пришел к выводу, что одной из них как раз и являются слишком общие понятия, а также размытость и нечеткость формулировок. Например, в Гражданском кодексе более десятка раз употребляется термин «добросовестность», но нигде нет его четкого определения. Может быть, поэтому данный термин редко применяется...

Да, в последнее время мы, возможно, слишком увлеклись систематизацией и кодификацией законодательства, однако зачастую это дает положительный эффект, даже с точки зрения доступности и применимости норм права.

После долгих раздумий я пришел к выводу, что идея создания законопроекта о правах коммерческих организаций не так уж плоха. В нем можно перечислить и расшифровать основные права хозяйствующих субъектов и гарантии их соблюдения. В частности, зафиксировать: право на предпринимательский риск; право собственности и другие вещные права на имущество, необходимое для осуществления деятельности; право свободно распоряжаться доходами, полученными от осуществления деятельности, приносящей прибыль; право самостоятельно распоряжаться произведенной продукцией, товарами (работами, услугами), за исключением случаев, предусмотренных законодательством, и др.

Кроме того, в документе можно изложить принципы отношений государственных органов с коммерческими организациями. Речь идет об обеспечении равной защиты и равных условий для развития субъектов хозяйствования всех форм собственности, а также гарантий защиты прав и законных интересов; о презумпции добросовестности при осуществлении деятельности; недопустимости произвольного вмешательства в хозяйственную деятельность коммерческих организаций и проч.

Конечно, такой закон даст эффект только тогда, когда он будет безусловно соблюдаться всеми субъектами отношений: самими коммерческими организациями, государством и его органами, судами. Тем не менее почему бы и не написать?

Материал опубликован в №29 газеты "Белорусы и рынок" от 5 августа 2017 года. Оформить подписку.

Подписка на законодательство
07 августа 2017
Пока белорусские стартапы развиваются за пределами страны. Без корректировки законодательства ситуацию не изменить. Начинать формирование собственной венчурной системы следует с изучения чужого опыта, считает директор венчурного фонда Practica Capital (Литва) Арвидас Бложе.
23 июня 2017
Они установлены указом президента №221 от 23 июня 2017 года.
20 июня 2017
Свои рекомендации по его совершенствованию представил Либеральный клуб на презентации исследования «Как стимулировать развитие меценатства и корпоративной социальной ответственности в Беларуси?».