Ноябрь 09, 2018

Почему белорусский бизнес не спешит объединяться в кластеры

Владимир ОРЕХОВ

В Беларуси до сих пор не создан ни один промышленный кластер, хотя эта форма отраслевого объединения получила широкое распространение в Европе, в том числе у наших соседей. Что мешает белорусам, разбирались участники профильного семинара в Минске.

Обмен экспертными мнениями состоялся в рамках семинара, организованного в Минске Бизнес союзом предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН). Союз стартовал с проектом «Внедрение кластерной системы в Беларуси». Инициатива получила финансовую поддержку Подляского фонда регионального развития (Podlaska Fundacja Razwoju Regionalnego), одобрена Минэкономики нашей страны и реализуется при участии Совета по развитию предпринимательства.

Чтобы выдержать конкуренцию. В 80-х годах, столкнувшись с падением конкурентоспособности своих производственных компаний по сравнению с азиатскими конкурентами, США и страны Европы были вынуждены переосмыслить концептуальные подходы к регулированию социально-экономического развития. В итоге страны Запада нашли решение в комбинации экономических и организационных инструментов и сформулировали концепцию ключевых компетенций. Одна из составляющих данной концепции — кластерная модель развития, отметил в своем выступлении преподаватель Белостокского университета Мариуш Ситковский.

На смену крупным, вертикально интегрированным корпорациям и холдингам пришли узкоспециализированные компании, объединенные в кластерно-­сетевые структуры, включающие производственный бизнес, учреждения науки и образования. Трансформировались система и характер управления: на смену директивным решениям пришли координация деятельности и согласование интересов участников кластеров. Кластеры стали новым экономическим феноменом, позволяющим противостоять натиску глобальной конкуренции, а кластерные инициативы — базовым элементом в стратегиях развития большинства государств.

Опыт Польши и России. По словам Мариуша Ситковского, в Польше кластеризация наиболее ярко проявилась в металлообработке и яхтостроении. Так, отраслевое объединение в металлообработке привело к экономии ресурсов, координации действий компаний, упрощению доступа к коммерческой информации. На новый уровень вышло взаимодействие производственников и ученых.

Оказалось, что сырье для производственной деятельности одних участников кластера можно закупать у соседей, находящихся едва ли не через забор, тогда как раньше тот же металл приходилось везти за 500 км с лишним. Возможность подключиться к выполнению оборонных заказов НАТО получили компании, не имеющие сертификатов альянса (достаточно, чтобы документ был у заказчика, с которым можно вступить в производственную кооперацию).

Выгоду принесло налаживание коммуникации между менеджерами компаний. «Организация, планировавшая ради решения локальной проблемы закупить в США дорогостоящее оборудование стоимостью более 2 млн долларов, отказалась от этой идеи благодаря тому, что другие члены кластера подсказали решение проблемы с помощью уже существующего оборудования», — привел пример польский спикер.

Активное участие науки и образования позволило в кратчайшие сроки решить проблему кадрового голода. Будущих рабочих обучали на оборудовании прямо в цехах работодателей, параллельно свои компетенции улучшали преподаватели. Как следствие, сегодня в Польше кластеризацией охвачена половина ведущих отраслей экономики, в подобных структурах занято около 38 % всего трудоспособного населения страны.

Впечатляющих успехов в развитии кластеров смогла добиться Россия. Еще 10—12 лет назад Калужская и Липецкая области РФ, в каждой из которых проживает около 1 млн человек, были «примерами нищеты, разрухи и запустения». За пять лет там сформировались два кластера (в Калужской области — автомобильный, в Липецкой — по выпуску бытовой техники). Из реципиентов федерального бюджета регионы превратились в доноров, а ежегодный приток прямых инвестиций достиг 300—500 млн долларов, обратила внимание консультант Республиканского фонда содействия развитию предпринимательства Людмила Истомина.

Белорусам не хватает компетенций. На фоне соседей белорусская экономика не смогла продвинуться в развитии кластеров. «У нас в стране кластерное развитие — вялотекущее. И только по одной причине: мы некомпетентны в этом вопросе и постоянно теряемся в догадках, для чего это нужно», — констатировал начальник управления экономики инновационной деятельности Минэкономики Дмитрий Крупский.

В других странах кластеры стали результатом частной инициативы, формировались, так сказать, снизу. Большинство же белорусских производителей объединены сверху в ассоциации, холдинги, общества. Правительство просит показать реальный, «живой» кластер, чтобы понять, на каких принципах он работает, и оказать ему поддержку. Однако пока показывать нечего.

Подписка на кластеры
26 сентября 2018
Методологическую поддержку получат столица, областные центры, а также по три­четыре района в каждой области.
04 декабря 2017
Белорусским регионам следует определиться со специализацией, чтобы создать конкурентоспособные промышленные кластеры.